[ESO] Русскоязычное ролевое сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[AD, Bosmer] Edelhaid (Winter Sun)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://pp.userapi.com/c850532/v850532378/c7546/LxcKXfHcM_4.jpg

Имя: Эдельхайд (Зимнее Солнце)
Раса: полукровка (мать - альтмер, отец - босмер; идентифицирует себя как босмер - в большей степени потому, что ее выдают рога)
Возраст: 23 года
Место жительства: на данный момент странствует (бездомна), часто в командировках и потому обычно останавливается в близлежащих тавернах; имущество в виде палатки, предоставленной ей выездной театральной труппой часовни Дибеллы.
   
       >>UPD: После морского путешествия и череды событий, произошедших с ней на острове Саммерсет, что кардинально поменяли её в психологическом плане, приняла решение покончить свои похождения по территориям альтмерских снобов и теперь обосновалась в Валенвуде (вернулась домой).  Жизнь многому научила её.

Профессия, род занятий: Послушница часовни Дибеллы ("Певчая") – в какой-то мере идеальное прикрытие для пыльной работёнки; обучена музыкальной грамоте.

   Мастерски владеет луком - заслуга со стороны отца.

   На данный момент также состоит в ранге ученицы в бойцовской гильдии ("девочка на побегушках" – найти то, не знаю что; охота, готовка на отряд и т.д.), так как "лишних денег не бывает". К тому же в последнее время  Хайди всё больше осознаёт плачевность своего положения (покушение на ее жизнь ассасинами Талмора или прочих лиц, которым она могла хоть как не угодить [История с лордом-альтмером], потому она обязана уметь постоять за себя. [Одно из тех мест, где Хайди впервые удалось завести настоящих друзей.]
         
         >>UPD: Эдельхайд (опять же, на неё повлияло морское путешествие) приняла решение уйти из храма Дибеллы не без серии скандалов со стороны своей наставницы. Ситуация после образумилась, и теперь девушка спустилась до ранга "Проповедницы", более не назначая личных встреч, хотя и получая меньшее жалованье за свою работу. Эдель решила, что праздников ей на своём веку уже хватило, и теперь окончательно поняла, что жизнь на одних лишь кремовых эклерах и шелесте шёлковых бальных платьев мало чем сможет той помочь, если столкнуться с реальной проблемой.

Внешний вид: худое телосложение и небольшой рост, что характерны скорее для боича. Черты лица мягкие, приятные,  большие выразительные глаза светло-серого цвета. Такие же светло-серые волосы до лопаток, распущенные, с плетеным узором из косичек на затылке. Особые приметы – рожки боича.

Характер: преимущественно интроверт (сангвинистического покроя). Оптимистка, временами бывает чересчур наивна и любопытна ввиду молодости и неопытности. Главное для нее получше узнать собеседника, а там и на голове стоять можно!

Политические взгляды: не определилась. Желает мирно разрешать конфликты и сосуществовать с представителями любых рас, но чтит свою королеву.

Религиозные взгляды: мать Эдельхайд с детства прививала своей дочери любовь к красоте и искусству и старалась всячески ограждать ту от черной работы. Все это продолжалось отнюдь не долго. Вероятно такое воспитание (светский этикет, музыкальная грамота и шитьё) глубоко сказалось на личных убеждениях босмерки. Хайди почитает Дибеллу, хотя скорее делает это не из слепой любви к божеству, сколько в память о своей матери. Хайди по-настоящему понимает всю важность знания: встречают по одёжке.

   При всём своем уважении к отцу, девушка никогда не забывает отдать дань “старым богам” и с почтением относится к Иф’фре, не являясь, однако, последовательницей "Зелёного Пакта", коим является её родитель.

Сильные стороны: удача, искромётный юмор, мастерское обращение с луком, светское и музыкальное образование (красноречие), скорость, умение сливаться с окружающей обстановкой и вовремя ускользать от неприятностей.

Слабые стороны: может сильно привязываться к людям, вследствие чего потери будут выливаться в невыразимую смуту в её душевном состоянии. Временами наивна и чересчур добра к тем, кто, возможно, этого не заслуживает. Вспыльчива. Не имеет таланта к магии - одно из её самых больших сожалений. Также – ее происхождение.

   

Биография:

Эдельхайд впервые увидела свет 20 числа Восхода солнца с ее покровителем Леди в созвездии.

   То было сырое дождливое утро, предопределявшее далеко не скорую весну для жителей острова Ауридона. Девочка появилась на свет маленькой, слабой и едва дышала. Не стоило ожидать, что плод кровосмешения сможет пережить голодный сезон, когда провианта в семейном доме оставалось всего ничего.

   Несмотря на возмутительный результат любви альтмерки Аделайд [ударение на первое “а”¨], некогда прислуживающей кинледи одного из городов Саммерсета и состоявшейся в качестве придворной швеи (и, как следствие, утратившей статус, отчего пришлось перебраться в Скайвотч), и босмера Элинтара, кузнечных дел мастера, нестандартная по некоторым меркам семья всё же смогла наладить свой быт. Дочь, не без помощи добрых рук, подняли на ноги, а доведенные до совершенства ремесла обоих родителей смогли помочь тем найти работу в районе в краткосрочное время.

   Эдельхайд никогда не чувствовала себя нелюбимой, однако  мать обходилось с девочкой строго. Частые капризы могли доходить до  рукоприкладства со стороны Аделайд: тягание за рожки и крепкая хватка на маленькой ручонке, когда девочка препиралась идти на занятия,  - но на то альтмерка преследовала свои цели. Мать беспрестанно причитала о важности образования и должного воспитания. А поскольку Хайди являлась не самым лучшим продуктом для гордости, ей приходилось обучаться всему этому еще усерднее и жертвовать всё больше времени на занятия.

   Эдельхайд, будучи маленькой, была непоседливой и шумной девочкой. Она, как и прочие здоровые дети, находила радость в активных играх со сверстниками, хотя ей не всегда удавалось завести друзей. А те, что осмеливались с ней заговорить, вскоре отдалялись еще больше по наставлению своих родителей (“от греха подальше”).

   Аделайд же, будучи слабой женщиной в условиях беспрестанной борьбы со стрессами и холериком по природе, очень быстро заболела, увядая буквально по часам. На тот момент, Хайди еще не исполнилось и 10 лет, когда она полностью осознала, что из себя представляет сама смерть – мать, пребывая в истерике или заходясь в очередном приступе кашля, харкала кровью в розовый шёлк карманного платочка, её лицо приобретало нездоровый оттенок восставшего мертвеца. И всякий раз, наблюдая за приступами удушья матери, Эдельхайд не смела заплакать, боясь выдать свое присутствие за дверью родительской спальни и еще больше усугубить самочувствие Аделайд. То, как женщина быстрыми и резкими шагами металась туда-сюда по коридору, трясясь и заламывая непослушные руки, взывая в беззвучном шепоте ко всем аэдра и даэдра,  надолго отпечаталось кошмаром в сознании юной “босмерки”. Однако всё же не это послужило причиной скорой кончины альтмерки. Аделайд покинула мир еще раньше положенного срока – в результате ошибки ассасина, заказанного неизвестным лицом, целью которого была совершенно иная женщина, но произошла серьёзная ошибка.

   Останки Аделайд покоятся на острове Саммерсет в фамильной крипте по требованию родной сестры. [поездка на Саммерсет]

   Эдельхайд бесконечно любила своего отца и всегда находила утешение в кольце его спокойных рук. В отличие от матери, он никогда не смел потревожить ребенка бесполезными нравоучениями о важности чистой крови. Однако в будущем и у Элинтара нашлись свои претензии – после переезда на континет в родные края Гриншейда (ещё до гибели Аделайд, которая была уже не в состоянии воспитывать ребенка и не могла бы пережить долгую дорогу), он всеми способами старался приспособить дочь к культуре боичей. Для Хайди всё это было совершенно ново, что и привело к конфликту поколений. Девочка стала более замкнутой, и так и не смогла полноценно влиться в новое общество или смириться с некоторыми его укладами. Одним из самых переломных моментов новой жизни она считает попытку сородичей скормить ей собственную кузину на ритуальном праздничном ужине.

   Молодая девушка часто удалялась вглубь валенвудских лесов с целью многое переварить в своих мыслях и немного отвлечься от чуждых ей понятий. Она смогла многое для себя переосмыслить самостоятельно. Будучи 15-летним подростком ей удалось смастерить свой первый лук и серьезно заняться стрельбой. Это был один из немногих порывов, который был всецело одобрен Элинтаром, – дочь и отец снова начали ладить, больше общаться, и научились понимать друг друга, проводя время на совместной охоте. Эдельхайд считает это заслугой её лесных покровителей и с тех самых пор не забывает упомянуть их в своих молитвах.

Изображение: Эдельхайд в Валенвудском лесу

https://pp.userapi.com/c851024/v851024596/a5cca/NyUcRY72Leo.jpg

18-летняя босмерка всё же не могла свыкнуться со своей маленькой жизнью на земле и приняла самое важное решение – уйти из дома. Она покинула его без лишних мыслей, оставив любящему отцу послание, выцарапанное на лоскутке кожи, заготовленном для кузнечной работы.

   Девушка больше не надеялась увидеть своего родителя вновь, предавшись по дороге размышлениям о путешествии, определении себя в этом мире и поиске настоящего счастья, обещая себе быть сильной и больше никогда не отчаиваться.

   В настоящее время судьба Элинтара остается неизвестной.

UPD:

музыкальная тема персонажа

Эстетика Эдельхайд

http://sh.uploads.ru/t/LGj9A.jpg

Отношения с другими персонажами:

     Команда "Фантастические беглецы":

- Аластор Дрес (аргонианин) - Эдель век ему благодарна, и этим всё сказано. Защитил её в таверне при открытом нападении заказных ассасинов-альтмеров. Уважает его настолько сильно, что сторонние лица могут ошибочно расценить такое проявление чувств, как страх. [персонаж @MarkusKrassus1648]

- Серебряная Змейка (аргонианка) - кажется босмерке забавной. Эдель уверена, что та может за себя постоять в любой ситуации и на самом деле очень ловкая и сильная. Подозревает, что Змейка может неровно дышать к Аластору. [персонаж @Silver-Snake]

- Хелесса (босмерка) - Эдель питает нежные чувства к этой девушке. Хелесса для неё, что младшая сестрёнка. Часто переживает за неё и, возможно, печётся больше, чем следует. [персонаж @Mia_Rise]

- М'Каир (каджит, у которого много имён) - кажется девушке немного подозрительным типом, но она уважает того за храбрость. Немного ревнует к нему Хелессу, так как тот всегда успевает к ней на помощь первее самой Хайди. [персонаж @MountainMain]
____________________

- Тъяхри-Дар (каджит) - один из старых приятелей, с которым судьба на удивление часто сталкивает вместе. [персонаж @Zmiciervuz]

- До'Рейм Бавастав (каджит) - этот мужчина сложил о себе хорошее впечатление, пока танцевал со жрицей Дибеллы на балу в Реллентиле. Эдельхайд хорошо запомнила его, поскольку тот был на редкость учтив с ней. [персонаж @Commissarius]

- Марк Веспасиан Красс (имперец) - Эдель познакомилась с ним в одной из таверн Сентинеля во время своего очередного тура по континенту. Он показался девушке достаточно необычным персонажем, проявив в отношении неё чуткость и искренность. Возможно, испытывает к мужчине романтический интерес, но пока ещё не до конца осознаёт это. [персонаж @MarkusKrassus1648]

- Валендрилл Великолепный (альтмер)  - бывший "хозяин" девушки, когда та пребывала на винограднике его брата в качестве рабыни. Он её бесит. Просто. Бесит. [персонаж @MarkusKrassus1648]

Отношение к критике: пожалуйста, нежнее ♡( ◡‿◡ )

Отредактировано Valkeria (2019-04-05 23:46:50)

+11

2

[История с альтмерским лордом]
   

Часть 1

– Эдельхайд! Ну где же тебя носит? Госпожа Атрис уже вся извелась! – послышался крик откуда-то сверху, с балкона часовни. То была одна из послушниц,  альтмерка Меллори.
    – А? – выливая остатки воды утреннего туалета из медной глубокой тарелки на заднем дворе, Эдельхайд не сразу сообразила, что кто-то отчаянно пытается докричаться до нее.
    – День Последнего ЗернАааАаа! – в раздражении бросила ей девушка, ударив кулаком по мрамору перил, через которые едва сама себя не опрокинула. – Срочно внутрь!
    Босмерка наскоро вытерла лицо белом рушником с позолоченной вышивкой, что всё это время висел на одном из ее плеч, и после без оглядки бросилась к дверям храма.
    – Вы меня звали, госпожа? Что-то срочное? – Эдельхайд так сильно запыхалась, что стояла едва ли не согнувшись в три погибели. Ещё не допел свою песню последний петух, как она сердцем чуяла, что для нее уже подвернулась какая никакая работёнка.
    Атрис, альтмерка уже достопочтенного возраста, безуспешно пытающаяся затмить блеск сребровласой головы не менее блестящим золотом гребней и заколок, сидела за столиком в своей келье, нанося на кожу лица краску толченого горноцвета, стараясь придать своему старому лицу более здоровый и приемлемый вид. Она лишь лениво махнула рукой, не проронив ни звука и даже не обернувшись, звякнули золоченые браслеты, призывая юную жрицу подойти ближе.
    – Разумеется, – почти что нараспев протянула женщина и слегка тряхнула в воздухе небольшую склянку, чуть морщась от едкого запаха порошка, ударившего ей в нос. – У нас гость.
    – Так рано? – Хайди опустилась на табурет подле, локтями упираясь в стол и кладя голову на раскрыты ладони. Она по привычке принялась корчить рожицы своему отражению в зеркале, надувая губы и щуря глаза. Однако маленькую шалость быстро пришлось прекратить, как только слева от нее раздалось недовольное “гм…” – Кто-то запланированный?
    Атрис покачала головой, все также не отрывая взгляда от своего отражения в зеркале.
    – Постоянный?
    Атрис покачала головой.
    – Хм… – Эдельхайд почти что полностью распласталась на столике, уже заскучав. – Удивительно!
    – Кто-то очень знатный, из самого Алинора, - наконец прекратила угадайку альтмерка и резко, но в то же время достаточно элегантно повернулась на стуле в сторону босмерки. Она задумчиво потерла подбородок и все также спокойно продолжила: – Он спрашивал тебя…
    – Меня? – Эдельхайд как по команде вытянула спину прямо. Она нахмурила брови и принялась перебирать в голове всех своих знатных клиентов, с которыми ей уже доводилось работать в недалеком прошлом.
    – Ранее он здесь не бывал, - словно прочитав мысли девушки, просто отозвалась Атрис. – Должно быть, кто-то ему посоветовал обратиться к тебе. – Она накрыла ладонью одну из рук босмерки, словно мать, которая всё не могла дождаться, чтобы выдать замуж последнюю дочь.  – Молодец. Я никогда не сомневалась в тебе.
    Да, в последнее время Эдельхайд действительно была нарасхват – времена сейчас такие: гости высоко ценили экзотику в любом ее проявлении, и это не принимая в расчёт бардов с их литературными экспериментами. И не сказать, чтобы кто-то любовался, как это и положено быть, но скорее “приценивался”, давая волю своему воображению.
    – Что от меня требуется? Развлечь светской беседой за завтраком? – другого сценария девушка и не могла представить.
На лице Атрис застыла странная улыбка.
    – Они действительно желали просто пообщаться на отвлеченные темы. Ещё в твои обязанности войдет сопровождение гостя на вечернем приёме в доме одного из высокопоставленных эмиссаров. В качестве… компаньонки. Ты будешь красивым приложением к своему спутнику, – воодушевленно проговорила женщина, мечтательно закатив глаза. – Ах! Давно уже нас не просили о чем-то подобном. Но ты справишься, конечно…
    – Почему я! – Хайди тут же потеряла самообладание, вскочив со своего места как ошпаренная и позабыв о каких бы то ни было манерах. – Это же безумие! – она принялась ходить из стороны в сторону по тускло освещенному утренним солнцем помещению, все никак не внимая смыслу подобной затеи. Атрис терпеливо выжидала, пока мысли ее ученицы прояснятся и она задаст той надлежащие вопросы по работе.
    – Ему нужна Меллори! – девушка выразительно всплеснула руками, указывая на выход из комнаты позади себя. – Да! Да! Да! Она! Она  идеально впишется в эту… породистую компанию! – она театрально провела ладонями по лицу вниз, раскачиваясь волной из стороны в сторону и якобы теряя сознание.  –  Ооо! Наш гость безумен, словно шкатулка, полная лягушек!
    В следующее мгновение Атрис сердечно хохотнула, хлопая в ладоши. Такое поведение госпожи действительно отрезвило босмерку, которая тут же стала прямо и подозрительно сощурилась.
    – Очаровательно! – женщина смахнула пальцем невидимую слезу. – Ты точно справишься. Не стоит так переживать, моя дорогая. Никто не причинит тебе зла! Хозяин торжества уже предупрежден о желании одного из своих близких друзей.
    Слова госпожи её никак не успокоили. Хайди всё еще надеялась, что Атрис не пойдет на такой сумасбродный шаг и не отправит её туда. И как она может рассуждать об этом так спокойно?
    Эдельхайд еще ни разу не доводилось выступать вне храма в качестве сопровождающей, однако она прекрасно понимала, что очередь дойдет однажды и до неё. Задание казалось для девушки неподъемлемым, скорее оно больше походило на розыгрыш – и так получилось, что она одна из значимых карт в этой колоде. И если Меллори больше смахивала на туза, то Хайди безусловно самый что ни на есть настоящий шут.
    – Разумеется, я бы скорее посоветовала Меллори, – Атрис чувствовала себя обязанной все прояснить. Она лишь пожала плечами. – Однако просьба была точной, услуга уже оплачена. – Эдельхайд в изумлении изогнула бровь, но не успела ничего прокомментировать вслух. – Свою часть ты получишь по возвращению с миссии.

    – Ох и повезло же тебе, подруга! – завистливо щебетала Меллори, маяча позади босмерки, что дрожащими от волнения руками подводила глаза черным углём. –  Я слыхала от Ингрэтт, что тот милорд богат, что скамп! Ха! Да и местечко-то! Представляешь, сколько там будет потенциальных кавалеров!
   – Меллори, прошууу… – ныла Хайди, не желая больше слушать болтовни на эту тему. – Обещаю, я тебе всё расскажу, только прекрати пытать меня своей болтовнёй.
    – Ишь ты! Как взлетела-то…  – хмыкнула альтмерка, обиженно сверкнув янтарными глазами. – Смотри не споткнись о первую же ступеньку! Ты будто специально это делаешь каждый раз, как…
    – Меллори...
    Альтмерка усмехнулась и в понимающем жесте отдалилась от девушки на некоторое расстояние, затем гордой походкой удалилась вон из чужой кельи, не забыв по пути поправить выбившуюся из прически прядь в отражении одной из ваз.
    Она столкнулась в дверях со своей госпожой и не замедлила поклониться. Атрис ответила ей простым кивком и отмахнулась от Меллори рукой, чтобы та больше не задерживалась.
    – Гость ожидает тебя в гостиной зале, Эдельхайд. Пожалуйста, заканчивай с приготовлениями и спускайся вниз, – девушка покорно кивнула и потянулась за своей лютней, которая стояла рядом с ней уже настроенной. – О, нет! Сегодня она тебе не понадобится.
    – Только время потеряла, – выдохнула босмерка, удостоив на прощание печальным взглядом свою маленькую помощницу.
    Напоследок она подхватила со стола веер и немного покрутилась с ним перед зеркалом, оценивая свой вид в целом и еще раз отрепетировав все необходимые движения, как этого требовала от неё работа.

"Последние приготовления"

https://pp.userapi.com/c849228/v849228743/115d7c/NIYSjja8tCw.jpg

+2

3

Часть 2

Эдельхайд с напускным радушием вошла в гостиную комнату, тотчас обратив на себя внимание двух разговаривающих фигур. Атрис отошла в сторону, явив перед собой гостя, – это был альтмер среднего возраста, с неясными голубыми глазами и аккуратно зачёсанными по бокам  короткими пшеничными волосами, разбитых пробором посредине. Мужчина был одет в парадный костюм… талморского юстициара?
    Юная жрица застыла на месте, заметно насупившись. Очень смешно, Атрис. Очень смешно.
    - А вот и наша прекрасная лилия! - довольно протянула ее госпожа и далее, видя замешательство своей послушницы, взяла инициативу в свои руки, беря девушку под локоть и подводя как можно ближе к клиенту.
    Босмерка умоляюще посмотрела на женщину, силясь не заплакать от досады, но та сделала вид, будто все шло в точности по запланированному сценарию. Похоже, что гость также казался не особо заинтересованным в происходящем и не видел надвигающейся на него драмы в лице Эдельхайд, с интересом изучая настенные фрески храма с изображениями красивых садов и водопадов.
    Неужели госпожа все же свихнулась на старости лет? Девушка предполагала подобный исход событий, но скорее в шутку и то, когда была безмерно рассержена на начальницу. Или она заодно с ними? И вот наконец те пожаловали за девицей.
    - Вы только сильно ее не обижайте. Она слегка волнуется, - женщина все же сжалилась над своей ученицей и проговорила последнюю фразу с заметным нажимом. Эдельхайд же все еще пребывала в растерянности.
    - Я могу это понять, - спокойно отозвался мужчина, оборачиваясь лицом в сторону обеих дам. - Все видят лишь то, что желают увидеть. Или слышать то, что желают услышать.  Но могу заверить, что в отдельных представителях нашей партии не меньше чуткости и терпимости к другим, чем вы могли бы это наблюдать у иных меров. Банальное недоразумение.
    Атрис прочистила горло, намекая послушнице об этикете. Эдельхайд почтительно поклонилась гостю и протянула ему руку, которую тот без колебаний взял в свою и невесомо коснулся одними губами.
    - Я рада нашей встрече, господин, - девушка раскрыла веер и приложила его чуть выше подбородка, нежно улыбнувшись и немного склонив голову в сторону, словно пребывая в смущении.
    Атрис довольно закивала головой, гордясь результатом своей наставнической деятельности. “Кокетство”.  Что ни говори, а магия веера всегда работала безотказно. Похоже, что ученица быстро смогла взять себя в руки, это не могло её не радовать.
    - Полагаю, я могу вас оставить. Пожалуйста, располагайтесь, - Атрис махнула рукой в сторону накрытого стола, о завтраке для путника уже распорядились.
    Положив свою кисть на раскрытую ладонь клиента, Эдельхайд, всё же почувствовав небольшой прилив уверенности, прошествовала вместе с ним вперёд.

    Жрице не престало задавать вопросы касаемо ее услуг клиентам, однако любопытство действительно терзало сердце. На лице босмерки застыл немой вопрос, оттого было сложно сконцентрироваться на иной мимике. Благо отточенные с годами верные движения корпуса не подводили ее. Эдельхайд разливала по кубкам Абесинский бренди, стараясь никуда не спешить и возможно чуть потянуть время, пока альтмер не решится заговорить первым. Сейчас ей абсолютно ничего не шло в голову, не было даже намека на мысли, лишь яркая краска эмоций. К ее облегчению, мужчина все же взял ответственность за беседу на себя.
   - Вы действительно приятная на вид особа, как и описывал мне мой старый добрый друг, - начал он осторожно, вытирая руки о влажное полотенце, любезно предоставленное ему девушкой.  – И смею заметить, что это внушает противоречивые чувства. Немногие, подобные вам, могли бы похвастаться этим.
   - Вы очень добры, мой господин, - поспешила ответить Эдельхайд, ставя бутыль с напитком на положенное ей место. – Если вас не затруднит, я бы хотела узнать имя того, с кем имею честь общаться настолько близко. Моё имя, стало быть, вам уже известно.
   - Трелано, миледи, - мужчина поднял кубок и отпил немного бренди. – Эдельхайд? Красивое имя, если оно настоящее.
   -  Настоящее, - заверила девушка, хотя всё же немного оскорбилась. – Не вижу ничего хорошего в том, чтобы располагать несколькими именами. Коренные боичи Валенвуда считают это дурной приметой. Да и при том, как мне кажется, от этого только больше мороки.
   - Вот как? – альтмер прошелся по девушке заинтересованным взглядом. – Может вы лично на себе это испытали?
   - Доводилось однажды, - Эдельхайд чувствовала себя немного некомфортно, обсуждая столь деликатную тему. И вовсе не потому, что это могло быть предметом личной беседы. В конце концов, она разговаривала с солдатом, который с большой вероятностью был лучше сведущ в искусстве слежки или шпионажа. И не ей рассуждать. – Однако, я полагаю, что это неподходящая тема для беседы за завтраком. Возможно, я могла бы поделиться с вами новостями о жизни в портовом городе? – Эдельхайд наконец осенило, она в миг посерьезнела. Девушка тихо продолжила, прикрыв нижнюю часть лица раскрытым веером: – Или, может, вам нужна информация о некоторых приезжих лицах.
   Альтмер не смог сдержать маску горечи, образовавшуюся на его лице.
   - Избавьте меня от этого, - огорченно проронил он, всем видом показывая, что не намерен говорить об этом сейчас. – Необходимой информацией меня уже наделили ещё по приезду, не успел я сойти с корабля.
    Внутри босмерки все разом сжалось в тугой ком. Кажется, она серьезно оступилась, однако у неё ещё было время поправить и без того незавидное положение. Она решила приступить некоторые правила храма и позволить себе выйти на более откровенный разговор.
   - Я действительно не хотела вас огорчить, - жрица сложила перед собой руки, накрыв одну из кистей сверху полураскрытым веером. –     Вы же прекрасно понимаете, от меня ждут только мою полезность. К сожалению, чаще мои клиенты обращаются лишь за информацией и только за ней. Как собеседник я мало кого могу заинтересовать. Вероятно потому могла трактовать ваши намерения неверным образом.
   На самом деле то была абсолютная ложь, замаскированная под маской отчаянья. Подобный ход она всегда припасала в своём рукаве как козырь. Трелано вряд ли смог бы разоблачить собеседницу в этом отношении, так как не мог представить себе и десятую часть тех чувств, которые испытывают дефектные особи в обществе более благородных лиц. На какое-то мгновение альтмеру показалось, что его лицо залила краска стыда.
   - Но не будем об этом, - он неловко кашлянул в кулак, смотря перед собой вниз. – Я хотел бы обсудить с вами детали сегодняшнего вечера. Краткий инструктаж, чтобы вы смогли чувствовать себя как можно свободнее. Насколько это дозволено в рамках нашего ужина.
    Эдельхайд предприняла очередную попытку заговорить с мужчиной на языке веера, которую Трелано неожиданно просто пресек, поднимая ладонь в жесте “стоп”.
   - Пожалуйста, Эдельхайд, в этом нет нужды. Нет необходимости пытаться меня впечатлить, - объяснился мер. – К тому же я сам большой невежда, что касается любых тонкостей флирта, потому могу неправильно для себя интерпретировать любое ваше движение. И мне бы не хотелось, чтобы вы чувствовали себя зажато, иначе подобное настроение передастся и мне. Расслабьтесь.
   - Ладно, - настолько прямая просьба гостя застала босмерку врасплох и вызвала с его стороны только больше подозрений. – Чего вы от меня хотите?
   - Полагаю, леди Атрис уже вкратце объяснила вашу роль, и что она из себя представляет. Вы будете сопровождать меня на приёме в доме эмиссара, однако это далеко не деловая встреча. Вечеринка как простая формальность. Присутствовать будет много знатных гостей, одним из условий приглашения является наличие пары. Я не женат, хотя мог бы себе это позволить, - мужчина пожал плечами. – Однако мне смертельно необходимо попасть на этот прием, понимаете? Не то, чтобы меня там особо ждали, но это, - он слегка поддался вперед, босмерка повторила его жест, и тот тихо продолжил: - это вроде моей рабочей командировки. Мне нужен надежный помощник, и это будете вы.
   А вот это уже интересно.
   - Почему я? – вопрос сорвался чисто механически уже второй раз за утро. И это был правильный вопрос.
   - Это снизит бдительность прочих гостей, - терпеливо объяснил Трелано, вертя в руке уже пустой кубок. – Конечно, альтмер, который так наплевательски относится к правилам своего общества, навряд ли вызывет глубокое уважение у сородичей или тем будет интересно за ним наблюдать, если он якшается с представителями низших рас и держит подобных “друзей” подле себя. Тем более, если они “ни то, ни сё”? Разумеется, прошу меня извинить, - мужчина неуверенно посмотрел на девушку. – Я не ставил своей целью оскорбить конкретно вас. Но всё говорит само за себя.
   - Такова жизнь, - Эдельхайд показалось, что она всё же выше всего этого, и старалась не подавать виду своей печали.
   - Но вы достаточно симпатичная молодая леди, и этого  у вас не отнять. Вы достаточно воспитаны и сдержанны. По крайней мере, создаете такое впечатление…
   - Вы можете более не оправдываться.
   Трелано поджал губы, как бы подчиняясь просьбе.
   - Вы также будете задействованы в этой работе как мой информатор, - терпеливо продолжал он. – И это хорошая возможность для вас показать, на что вы действительно можете быть способны. Если все пройдёт гладко, я даже мог бы рекомендовать вас в вышестоящие органы – это несложно.
    Вот это уже было что-то новенькое. Слова окатили её, словно снежная лавина.
   - Ну, уж тут вы точно переходите все дозволенные границы, кем бы вы ни были! - Эдельхайд не смогла долее сдерживаться и начала действительно выходить из себя. Она резко поднялась со своего места и горделиво вздернула подбородок, сложив руки на груди. – С чего вы вообще решили, что мне может быть это интересно? Почему я должна так стараться и жертвовать всем ради вас?
Мужчина, похоже, ожидал подобной реакции, потому даже не дёрнулся.
   - Потому что вы хотите жить спокойной жизнью? Вы бы не хотели, чтобы беспочвенные гонения со стороны Талмора обходили вас стороной? Вы бы не желали жить полноценной жизнью, не боясь при том осуждения со стороны общества? Подумайте хорошенько, Эдельхайд. Иные бы сами умоляли сделать для них что-либо подобное.
    Это действительно заставило девушку задуматься. Такой шанс мог выпасть ей только раз жизни, если это вообще реально. И безусловно она поддалась навстречу порыву. В конце концов дух авантюризма был ей не чужд.
   - Что от меня требуется?

Отредактировано Valkeria (2019-01-26 21:17:06)

+3

4

Случайное РП в банях Реллентила с До'Рейм Баваставом (каджит, персонаж @Commissarius)

На одном из балов Реллентила. (много текста)

До’Рейм Бавастав: *снимая касу* Разрешите этому пригласить вас составить ему компанию на этом балу. Нехорошо, когда милая дама пребывает одна в такой прекрасный вечер.
Эдельхайд: *восторженно*  Отчего же, добрый господин, нам не потанцевать вдвоём!
До’Рейм Бавастав: Господин? Вы льстите мне... Этот всего лишь старый дряхлый каджит. Уважьте бродячего кота, побудьте рядом  *посмотрел в сторону окна*.  Пока Бавастав с вами, вам ничего не грозит.
Эдельхайд: Простите за формальности, - приложила веер к груди. - Разумеется, господин! А как же иначе? Я не могу не следовать профессиональному этикету.
До’Рейм Бавастав:  Профессиональному? Вы вводите этого каджита в недоумение. А чем сударыня изволит заниматься?
Эдельхайд: Леди, что имеет честь общаться с таким очаровательным джентльменом  *резво сложила веер в воздухе и коснулась им губ*, знает толк в обращении и может утолить ваши печали песней или добрым словом.
Эдельхайд: Эта леди верноподданная своей госпожи, и имя той – Дибелла.
До’Рейм Бавастав: Тогда, с позволения маленькой леди, каджит приглашает её на медленный танец. Если, конечно, она не откажет. Бавастав будет бесконечно рад нашему приятному дуэту.  *приложил шрамированную руку к груди*
Эдельхайд: C превеликим удовольствием, добрый господин!   *в элегантной манере протянула каджиту кисть правой руки*

     Каджит протянул свою руку и принял кисть девушки, аккуратно принимая хрупкое тело леди и положив вторую руку той чуть выше талии. Через мгновение заиграла музыка и пара устремилась к другим танцующим гостям. И вот они уже медленно кружились в центре зала под приятные, неспешные мотивы.
     Музыка приятно ласкала слух Эдельхайд, тихий шёпот гостей сливался с мелодией струн лютни под аккомпанемент звона бокалов, - всё располагало к тому, что вечер останется на её памяти долгим и незабываемым.
Эдельхайд кружилась в танце хрупкой розы и дикого жасмина, её партнёр, безусловно, также был на редкость умел.
     Каджит не был аристократом и не имел за плечами светского воспитания. Но даже для своих лет он танцевал весьма недурно. Этот, конечно, ещё что-то умел, что не могло не удивлять.  Такой, как он…

Эдельхайд: Вы прекрасный танцор, - заметила босмерка, описав еще один уверенный круг подле партнёра. Виноградная юбка платья отозвалась на её движения таким же смелым, тихим шелестом.
Каджит по-доброму смотрел своим единственным глазом на юную леди:
До’Рейм Бавастав:  Вы действительно так считаете? Каджиту немного непросто, но этот правда старается. Такому булыжнику как Бавастав сложно ориентироваться на подобных мероприятиях и полностью погрузиться в науку танца.

     Вдруг каджит подумал: "Если бы этот завел семью... Возможно его дочь была бы её возраста... Это... Приятно... Приятно иметь близких и семью... Наверное...", – в глазах каджита промелькнули печаль и досада.

Эдельхайд:  Наша госпожа благоволит тем, кто находит наслаждение в простых и незамысловатых делах, что рождают в груди счастливый трепет. Так знайте же, что и вы часть этого искусства. Искусства говорить на языке танца. Ваш танец может быть по-своему прекрасен, даже в его осторожных движениях. Танец тоже может многое сказать о человеке, его душе…
Эдельхайд: И я вижу, что вы пребываете в смятении. Что тревожит вас, добрый господин?
До’Рейм Бавастав:  Тревожит? Это не то слово, которое тут стоило бы применить... Это скорее... Сожаление? Оно не тревожит, а напоминает о некоторых вещах, которые этот мог бы сделать когда-то, но потерпел крах. То, чего не вернёшь, не исправишь…
Эдельхайд: Сожаление, - эхом вторила ему жрица. - Оно тревожит ваши мысли, терзает душу и безнаказанно объедает измождённое временем и болью сердце...
До’Рейм Бавастав:  Есть много вещей, способных украсть время. И чем раньше вы их заметите, тем лучше... Этот старый каджит многое упустил. И теперь жалеет об этом.
До’Рейм Бавастав:  Вы ещё так молоды... Этот слышал, что вы и ваши сородичи могут жить по несколько сотен лет... У вас так много времени... Этому бы тоже пригодилось столько времени...

      Девушка изумленно изогнула бровь, её губы дрогнули в несмелой улыбке.

Эдельхайд:  Не могу знать, сколько времени отведено мне на этой земле, - эмоции разрывали девушку изнутри, но она все же старалась сохранить лицо, как того требовала работа.
Эдельхайд: Иногда мне кажется, - она позволила себе небольшую наглость. Снова. Она так хотела быть более откровенной. - Что я уже своё отжила..
До’Рейм Бавастав: Этот уверен... Вас будет ждать много преград: камушков, ухабов в дороге. Но главное не идти по такому пути одной... Эта маленькая леди встретит друзей и сможет достойно пройти свой путь в отличие от старого кота, он в этом не сомневается.

     Эдельхайд отозвалась на слова своего кавалера по-настоящему тёплой улыбкой, описав очередной пируэт под его рукой. Она чувствовала себя на удивление комфортно с этим каджитом.

До’Рейм Бавастав:  Как у вас это легко получается!  Для вас, пожалуй, это так же просто, как сделать шаг в сторону... Удивительно, - каджит позволил себе немного улыбнуться. Он редко так улыбался. Особенно в последнее время.
Эдельхайд: Сейчас мне гораздо спокойнее, - продолжала жрица. - Иным людям, мерам или подобным вам не хватает и десятой доли тех чувств, которыми со мной делитесь вы. Я ценю вашу открытость.
Эдельхайд: Пришлось пройти тернистый путь, чтобы научиться принимать себя и правильно слушать тело, пребывать с ним в гармонии и влюбить в него свою душу. Но всё же, это приходит с практикой. Как и искусство вести войну…
До’Рейм Бавастав:  Этому осталось не очень долго топтать траву, снег, песок. Но вы... Вы только начинаете свой путь... Куда он приведёт? Неизвестно. Зависит только от маленькой леди. Случается,  что тропинки приводят в самые неожиданные места. Например, этот и предположить не мог, что в этот спокойный вечер встретит настолько прекрасный цветок.
Эдельхайд: Благодарю вас, добрый господин.
До’Рейм Бавастав:  Война... Каджит хорошо знаком с ней. Хитрая, жадная, жестокая и подлая. Забирает всё, не отдавая взамен ничего кроме шрамов, - Бавастав на удивление говорил холодно и спокойно, отдаляясь от эльфийки  в скромном поклоне, ибо танец закончился.
Эдельхайд: Война.. убивает в нас наши чувства. Учит подавлять какие бы то ни было эмоции. Безусловно, кто-то находит утешение и в таком искусстве? Как досадно, - девушка в знак благодарности за приятное времяпрепровождение приложила полураскрытый веер сначала к губам, затем к сердцу.

     Она поклонилась партнёру, посмотрев на него исподлобья и кокетливо сощурив глаза. Девушка улыбалась искренне.

До’Рейм Бавастав:  Этому нужно передохнуть... Каджит уже не так вынослив, как раньше. Он, наверное, пропустит следующие партии. Этот думает, маленькую леди захотят пригласить и другие кавалеры.

     Бавастав тяжело вздохнул. Все же эти светские мероприятия не его конёк. Он прекрасно это осознавал. Но работа есть работа. Ему заплатили. Но за всё время ничего страшного  кругом не предвиделось, впрочем, как этому и положено быть.

Эдельхайд:  Не думаю, что сегодня смогу угодить в полной мере иному желающему. Нечасто же доводится провести время за танцем. Здесь много
незрелых мужей, еще не познавших всех прелестей флирта, или тех, кто не достоин по праву оценить ненавязчивую беседу. Чаще меня просят что-нибудь спеть в более интимной обстановке.
До’Рейм Бавастав:  Маленькая леди хорошо поет? - каджит нашёл позади себя скамью и присел, вынимая из-за пазухи трубку. С его места было хорошо видно всех танцующих и беседующих гостей. Он по привычке набил трубку табаком и … как обычно не позаботился об огне.С досадой посмотрел на трубку, явно недовольный остутствием возможности закурить. Было решено спрятать трубку обратно.

     Эдельхайд немного укоризненно покачала на это головой, чуть усмехнувшись про себя. Но не пожелала сделать гостю замечание.

Эдельхайд:  Я с удовольствием спела бы для вас, - резвым жестом жрица сложила веер. - Как-нибудь в другой раз, если господин того пожелает. Как будете проезжать мимо, не потрудитесь отыскать меня в близлежащем храме. Спросите Эдельхайд, и я скоро узнаю об этом, отпишу вам в письме.
До’Рейм Бавастав:   Эх... - вздохнул каджит. – Я был бы рад вашей компании, мы ведь неплохо скоротали время, правда? Эдельхайд... Звучит красиво... Но не думаю, что еще появлюсь на этих островах.
До’Рейм Бавастав:   Возможно это наша последняя встреча, - добавил каджит. - Но этот будет ждать следующей встречи. Он запомнит.
До’Рейм Бавастав: Кажется, этому пора... - каджит глянул на эльфа в доспехах божественного обвинения, что стоял неподалеку и который пытался всеми возможными знаками обратить на себя внимание. Бавастав, пыхтя, поднялся со скамьи.
Эдельхайд:  Печально, мой господин, -  грустно покачала головой девушка, слегка помрачнев в лице. - Я тоже... не прощаюсь. Пускай же наша госпожа направляет вас дорогой, наполненной гамом любви в рассветной тишине и не ведающей смуты.
До’Рейм Бавастав:  Каджит благодарит эту леди за тёплые слова. Пусть пески под вашими ногами будут тёплыми и мягкими... Верьте в себя и тот путь, что вы избрали.
Эдельхайд:  До встречи, Бавастав.

     Девушка поклонилась в последний раз, неторопливо направляясь в противоположную сторону и напоследок проведя закрытым веером по наружной стороне левой руки. После её фигура легко растворилась в сумраке одного из ночных балконов большого зала.

Отредактировано Valkeria (2019-01-31 21:33:54)

+5

5

Последняя охота.

– Ах, стой! Ну куда же ты? – в отчаянии кричала Эдельхайд убегающему оленю, который очень быстро скрылся из виду в самой глуби лесной чащи. – Тьфу! Придётся идти в обход... А?
     – Я же просил тебя не кричать…
     Некто резко вынырнул из своей засады, которая располагалась в яме. Однако этот некто не учёл того, что яма была слишком глубокой, поэтому босмерке удалось рассмотреть лишь только то, что напоминало голову, покрытую обильной мокрой листвой и мелкими сучками. Этот кто-то был весь в грязи, только глаза сверкали каким-то недобрым блеском. Некто здорово смахивал на какого-нибудь даэдра, так что Эдельхайд не сразу признала в нём своего.
     Пока тот самый даэдра серьёзно растолковывал своей собеседнице про оленя-наглеца, из-за которого ему удалось уже однажды заблудиться в лесу и про его повадки лесного зверя, Эдель тем временем, пятясь назад и чуть дрожа, судорожно искала вокруг, чем бы запустить в это "чудовище".
     – А! Кыш, кыш! Ну, держись! – Хайди, испугавшись, запускала в бедное существо мелкими камешками, которые она успевала подбирать на ходу.
     – Ты что, дурёха? Ты что!
     Тем временем расстрел продолжался. Девушка отчаянно сражалась и затем, осознав, что она бросает мимо, решила как следует прицелиться. Она машинально нащупала на земле камушек побольше и со всего размаху запустила им в существо. На счастье того, пролетев мимо мишени, камушек шлёпнулся далеко позади. Это ещё сильнее раззадорило бедную Эдельхайд, включив в ней механизм разрушения. Она быстро обнаружила недалеко от себя ещё один увесистый камень, размером со здоровенный кулак, и уже хотела было бросить в сторону чудища, как услышала его действительно отчаянный крик:
     – Эдельхайд! Что творишь? Свои же, свои! – взмолился дочери Элинтар, барахтаясь в грязи и тем самым пытаясь выбраться. Это  сработало как нельзя лучше. Эдельхайд вскрикнула от неожиданности, приложив ладонь ко рту, послушалась и покорно положила камень обратно, пытаясь разглядеть в существе своего отца.
     – Папа? Тьфу! Что ж ты делаешь? – рассердилась юная боичи, помогая отцу одной рукой выбраться из ямы. – Что же ты пугаешь? Я не знала, что ты так близко!
     – Я был в засаде.
     – Ага, сидя в канаве?
     – Не поясничай.
     Босмерка вытерла пот со лба рукавом своей робы и перевела дыхание. Потом хлопнула себя по лбу.
     Элинтар перебил её спектакль, отряхнув одежду от комков застывшей грязи и напоминая, что они как никак сейчас на охоте:
     – Так, слушай. Знаю я тут одно местечко, один ручей, куда олени часто заглядывают, – мужчина в неприкрытом азарте потёр ладонями друг о друга. Хм. В общем, план такой. Ты идёшь вон по той узкой тропке и обходишь кольцом чащу. А уж я тем временем пойду по этой широкой... так... Он должен был побежать.. вооон туда! – Элинтар чуть склонился к девушке, обхватив её плечо одной рукой и слегка приобняв, пока глаза той бегали от листка к листку горделивых дутых ветвей валенвудских крон. Всё ясно? Обойдём чащу, окружим его, а уже потом и к ручью погоним, хе… – Элинтар хитро усмехнулся себе, слегка почёсывая подбородок.
     Эдельхайд всегда поражалась тому, насколько её отец может быть разным. Однако же, таким активным и полным жизни его можно было наблюдать только во время охоты. В другое же время он ходил хмурым, постоянно сосредоточенным. Особенно тогда, когда пребывал рядом с кузней. Работы у отца всегда был непочатый край. И только здесь, в лесу, представ пред судом их лесных покровителей, она была уверена, что видела его настоящего.
     – Ясно, – покорно выдохнула Хайди, чуть обиженно шмыгнув носом. – Встречаемся у ручья...
     – Стой! – внезапно крикнул мужчина бодро удаляющейся от него дочери. – Ох, уф... Лук-то свой возьми, или ты так его собралась поймать, а? Голыми руками? Всё, расходимся!
     И Элинтар тотчас же скрылся, точно нырнул в густую чащу мелкого кустарника. Боичи прислушалась. Ни один звук не выдал его охотничей походки, ни одна веточка не треснула под его ногами…

     В лесу было так тихо, как только бывает в безветренный погожий день. Лишь только пение птиц и журчание где-то неподалёку пробегавшего ручейка нарушало спокойствие хитрой фауны и разросшейся флоры. Пока молодая охотница пробиралась тихими шагами через разросшиеся кусты по обеим сторонам узкой тропки, она на минуту забылась, и ей овладело тихое очарование этого торжественного, холодного безмолвия. Девушке казалось, что она чувствует, как время медленно и бесшумно проходит мимо неё...
     Через десять-пятнадцать минут Эдельхайд услыхала чьи-то быстрые шаги по левую сторону от себя и чей-то прерывистый молниеносный бег. Тотчас же услышала она и голос Элинтара, кричавшего ей на босмерисе:" Держи! Лови!" Девушка успела понять, что слова адресованы в сторону хитрого оленя. Ей казалось, судя по направлению звуков, что отец гонит влево от неё. Она торопливо срезала и побежала через густую чащу, чтобы перехватить добычу уже здесь и сейчас. Но не успела она сделать и двадцати пяти шагов, как огромный рогатый белый зверь выскочил прямо из-за переднего невысокого холма, что преградил ей дорогу. Легко перескочив в воздухе через молодую охотницу, а затем также легко приземлившись за ней, олень редкими подскоками перебежал через узкую тропку и скрылся обратно в густой чаще леса.
     Элинтар вдруг также бесшумно вынырнул из кустов.
     – Что же ты, не стрельнула? - крикнул он и укоризненно взглянул на дочь.
     – Да ведь он слишком резко выпрыгнул! Я не успела как следует среагировать!
     Видя смущение девочки, мужчина заметно смягчился.
     – Ну, ничего... он от нас не уйдёт. Иди к ручью – он сейчас туда выйдет.
     
     Эдельхайд пошла по направлению узенькой лесной тропки и уже через две минуты услыхала журчание воды. Охваченная охотничьим волнением, она побежала, держа лук наперевес, сквозь густой кустарник, ломая ветви и не обращая внимания на их жестокие хлёсткие удары. Она бежал так довольно долго и уже стала задыхаться, как вдруг настигла последний редкий кустарник, который перекрывал выход к лесному ручью. Слегка раздвинув его ветки, она пригляделась...
     Отец был прав! Действительно, олень уже был там и спокойно пил воду, склонив к горному ручью свою большую длинную шею вниз. Эдельхайд тихонько натянула тетиву лука и начала прицеливаться. Она пыталась поправить своё дыхание. Медленно вдохнула и выдохнула. Давай же! Это не первый твой раз!
     Она уже в любую минуту была готова выстрелить. По другую сторону от ручейка в таком же редком кустарнике сидел сам Элинтар  и также будто выжидал чего-то.
     Сама Эдельхайд не понимала: отчего она… не может выстрелить? В этот раз...
     Вроде лук исправен, и древко стрелы наточено ровно. И оперение правильно приспособлено – отец лично оценил её работу! Что-то её всё же сдерживало. Тем временем, олень резко поднял свою длинную большую шею вверх и принялся прислушиваться, мотая головой из стороны в сторону. Он начал медленно отступать к высокой скале, так как бежать ему уже было некуда, когда он резко встретился взглядом с Эдельхайд, с луком в руках, уже приближающуюся прямо к рогатому зверю. Внезапно олень перестал отступать и принялся глядеть девушке прямо в лицо, на котором читалось... смятение.
     Элинтар же тихо ликовал, сидя прямо в кустах. Ничто не предвещало для него беды.
    Девушка и олень стояли так ровно с минуту, выжидая какого-нибудь чуда. Она устала держать стрелу, рука её начала ныть и уже чуть подрагивала. Сама боичи ожидала какого-нибудь подвоха со стороны животного. Олень же в свою очередь просто выжидал, пока охотница выстрелит.
     Теперь уже и Элинтар напрягся сам, почуяв неладное. Но он всё ещё неподвижно сидел в своих кустах и поочередно переводил взгляды то на дочь, то на зверя.
     Юная боичи, помедлив ещё секунд пять и не более того, резко опустила свой лук и с ненавистью отбросила в сторону.
     Она не могла выстрелить в это животное.
     Элинтар, опешив от такой драмы, сильно хлопнул себя рукой по широкому лбу. Олень, приметив такую необычную реакцию, удивлённо покосился на девушку и сначала сделал несколько нерешительных шагов в её сторону.. но потом обернулся назад, будто заслышав что-то, и также резко отскочил в сторону, удирая прочь и скрываясь за молодняком.
     Эдельхайд неподвижно стояла подле чистого ручья, понурив голову.
     Элинтар вышел из-за кустов и стал прямо за дочерью, огорчённо рыкнул в сторону убегающего от них ужина.
     – Ох, Хайди, – он чуть почесал затылок, хотя в душе, возможно, гордился поступком дочери.
     Элинтар подошёл к босмерке спереди и крепко обнял её, чуть вздохнув. Он погладил девушку по её спутанным от бега волосам, задевая несколько заплетённых на затылке прядок… и немного призадумался о своём, на его лице снова заиграла маска безразличия. Хайди на этот раз не издала ни звука. Она была действительно опечалена, мужчина прекрасно это чувствовал. Как и сама девушка чувствовала озабоченность отца произошедшим.
     На самом деле он искренне не понимал, почему так произошло. Почему в этот раз Хайди не смогла сделать этого? Да, он был раздосадован. Но ничего поделать не мог. Вместе с тем его досада сменялась недоумением, и последнее заглушало первое.
     Единственное, что он понимал, – всё это не к добру.
     – Пойдём к лагерю, дорогая, – выдохнул он, и они вместе направились в обратный путь, не произнеся по дороге домой больше ни слова.

В ту ночь Эдельхайд не смогла сомкнуть глаз. Та ночь была последней для неё в этой деревне, прежде чем она покинула родные леса Гратвуда.

+3

6

Элден Рут. Раннее туманное утро. Солнце ещё не успело подняться, как местные принялись играть с ним наперегонки - пусть лениво, тяжело, но выбираясь из своих домов. Открываются ставни лавок заморских торговцев, с зазывающим грохотом, вкруг которых уже толпятся первые ранние "пташки" - купцы, да и прочий простой рабочий люд. Поёт вечнозелёная листва, томя сладостным шуршаньем. О смене времени года в этих краях говорит лишь небо. Весна извещает о приходе новым качеством воздуха.

Повезло же этим ранним утром переплести нам свои пути друг с другом вновь? Сестрёнка, мне более никого нет ближе отца и тебя.

Текст.

Edelhaid Winter-Sun: Как это ещё не было торговца? - Эдель чуть ли не рвала на себе волосы. Но она просто стукнула ладонями по лавке шефа, пребывая в раздражении. - Он же всегда пребывает ранним утром Морндаса!
Helessa: Хелесса довольно улыбнулась и пожала протянутую руку повара. Сегодня охота особенно задалась, вознаградив босмерку звонкими монетами. Бойчи повела плечом, поправляя лук и развернулась, собираясь отправиться назад в поселение.

Босмер-шеф, сначала немного опешивший, примирительно выставил перед собой руки.

Шеф:Не могу знать, не могу знать! И что это ты творишь!? Ты мне сейчас всю мою "дичь" распугаешь! Ух, уходи! Уходи отсюда!
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд  гневно потопталась на месте. Вот незадача! Сегодня она останется без угощения.
Helessa: Девушка уже была готова уйти, как до ее уха донесся знакомый голосок, со звенящими нотками. Она резко обернулась, застыв на месте. "Хайди!"
Helessa: Хелесса застыла, не зная как реагировать на столь неожиданную встречу, молча смотря на спину статной босмерки.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд играла в гляделки с шефом, увлеченная своим настроением. Чуть про себя рычала.
Edelhaid Winter-Sun: И всё же проиграла… она надменно хмыкнула себе и обернулась, чтобы уйти , как…
Helessa: Хайди, - ее голос на мгновение дрогнул, когда она увидела до боли родные серые глаза босмерки. Хелесса сделала шаг вперед, но остановилась, не решаясь подойти.
Edelhaid Winter-Sun: Это .. она не обманулась? Эдельхайд приставила ко лбу ладонь и сощурилась, смотря на боичи перед ней. В следующее мгновение её глаза стали что блюдца.
Edelhaid Winter-Sun: Ты… - Хайди приложила руку ко рту. Не может такого быть...
Helessa: Бойчи неуверенно улыбнулась, но сердце готово было взлететь от радости. Она подошла ближе, резко обнимая девушку.
Helessa: Хайди, я не могу поверить! - она стиснула ее еще сильнее. - О, Иффре, это ты!
Edelhaid Winter-Sun: Ох! - Эдельхайд не ожидала этого, просто зажмурилась. Словно её застали врасплох. Она просто… остолбенела.
Edelhaid Winter-Sun:  Х.. хелесса? - неуверенно, почти полушёпотом отозвалась та. Пожалуйста, о Дибелла, пусть не видение!
Helessa: Почувствовав замешательство Эдельхайд, Хелесса чуть отступила, отпуская девушку. Ее широкая улыбка стала совсем теплой.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд опомнилась, когда начала уже задыхаться.
Edelhaid Winter-Sun: Кха! Ох! - девушка чуть не упала, но вовремя удержала равновесие. - Это.. это правда ты!
Helessa:  Ох, что с тобой? - она тут же положила руку на плечо девушки, стараясь поддержать ее. - Эдель, что случилось? Это же.. я, правда я!
Edelhaid Winter-Sun: Она резко выровнялась, чуть не потянув спину. - Хель! Хель! - теперь уже она напрыгнула сверху. - Ахахахах!
Helessa: Ох, сломаешь! - со смехом отозвалась бойчи, чуть сгибаясь к земле от напрыгнувшей на нее Эдельхайд. - Я так рада тебя видеть! Иффре! Что ты забыла здесь?!
Edelhaid Winter-Sun: Я.. Я-то? - девушка горделиво выставила грудь впереди и чуть надулась в лице. - Я теперь тут живу! Точнее.. ээ.. снова, да! Могу спросить у тебя то же!
Helessa: Хелесса оглядела босмерку: все такая же красивая и утонченная, словно лоза.
Helessa: Я... теперь и мой дом тоже здесь, - она заметно погрустнела, стараясь натянуть дружелюбно-счастливую улыбку. - Не в Элден-Руте, конечно, но недалеко совсем...
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд подавила очередную вспышку своего характера. После моря ей теперь это удавалось всё лучше. К тому же, на Хелессу она точно не могла злиться! Ну, никак!
Edelhaid Winter-Sun: Теперь? - черты лица боичи разгладились. Оно снова стало приятным и радушным. - Но разве ты не жила до наших.. приключений.. здесь? Я что-то запамятовала совсем...
Helessa: Нет, я жила на Ауридоне, - ее глаза потухли. - Теперь здесь, в Роще Папоротника, на юго-западе от Элден-Рута.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд едва заметно вздрогнула и поникла, но в следующую секунду снова резко переменилась в настроении, чтобы не выдать себя.
https://pp.userapi.com/c849028/v849028988/148773/bjga1ky1ryE.jpg

Helessa: А ты где? Давно вернулась с этих проклятых островов? - она сморщилась, припоминая Саммерсет.
Edelhaid Winter-Sun: О.. вау... - она неуверенно потёрла шею, чувствуя, как немного потеет лоб. - Ну да…  как же я не заметила.. На тебе ведь ритуальные татуировки? Там сейчас, я слышала... да, слышала.. охотников молодых готовят.
Helessa: Да, моя инициация прошла несколько дней назад, - она гордо улыбнулась. - Еще... я встретила там одного мера, знаешь, - она замялась, не зная как сказать.
Edelhaid Winter-Sun: Я.. по правде, да… я тоже давненько уже причалила. И даже успела побывать в Лилмоте! И.. кхм.. да.. ещё кое куда удалось попасть…
Edelhaid Winter-Sun: Я сейчас тут в Элден Руте. Скоро снова отбываю. По работе.
Helessa: Вот как? - Хелесса оглянулась, окидывая взглядом шумное Древо. - Может, пойдем куда-то, где сможем поболтать без посторонних?
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд окинула внимательным взглядом Хелессу, которая тоже пребывала в каком-то смятении. Как будто она порывалась что-то сказать.
Edelhaid Winter-Sun: Да, давай… - Хайди сощурила глаза и обернулась на шефа, что все это время стоял со скрещенными на груди руками и раздраженно зыркал на дев чёрными глазами. Ждал, пока они наконец уйдут и перестанут распугивать его посетителей.
Helessa: Тогда следуй за мной! - заговорчески шепнула бойчи.
Edelhaid Winter-Sun: Хайди только хихикнула на это.
Helessa: Хелесса тут же сорвалась с места, выбегая из шумного ствола Древа. Она чуть обернулась, чтобы удостовериться, что Хайди не отстает и тут же прибавила скорость.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд быстро нагнала Хелессу, и вот они уже вместе петляли меж лиан древних корней и густой высокой травы. Что ни говори, а бегать боичи умела отменно. Хайди ощущала себя по-настоящему счастливой, подставляя лицо лучам молодого утреннего солнца и росе мокрой растительности, что хлестала их по ногам и рукам во время скорых телодвижений.
Helessa: Петляя меж корней, она добежала до руин, расположившихся у северных корней Древа и приостановилась, поджидая неотстающую  от неё Эдельхайд. - Ну что, вверх? - она шустро вскочила на корень, поднимаясь все выше и выше, пока не достигла огромного древесного гриба. - Здесь нас точно не побеспокоит никто!
Edelhaid Winter-Sun: Да! - отозвалась Хайди Хелессе. - Вверх и только вверх!
_____________

Helessa: Это стало моим любимым местом, если не считать Талморского посольства, - она презрительно, жестко поморщилась, почти оскалилась.
Edelhaid Winter-Sun:Когда они свалились на один из грибов, что выступал в виде своеобразной площадки из-под коры могучего дуба, Хайди упала на колени и принялась приводить дыхание в порядок чуть посмеиваясь себе.
Edelhaid Winter-Sun: Да любое место будет лучше Талморского посольства! Ха! - она упала на спину, раскинув руки по обе стороны.
Helessa: Ну... раз уж  мы заговорили об охоте…
Helessa: Хелесса устроилась почти у края гриба, вытягивая ноги и скидывая со спины лук и наручи. Ее руки были покрыты татуировками, а на лице застыла боевая раскраска.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд пыталась незаметно изучить узоры на коже подруги. Её просто тянуло смотреть на них.
Edelhaid Winter-Sun: Как твоя инициация?
Helessa: Хелесса перевела взгляд на девушку, тяжело улыбаясь. Она протянула руку подруге.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд недовольно замычала, но всё же приняла руку Хель, неуклюже опёрлась, поднялась, встала на ноги. - Уж и полежать нельзя! - наигранно пробубнила  девушка, словно капризная маленькая девочка.
Helessa: Почти как твои. Инициация? Прошла почти успешно! - она задрала рукав, показывая кровоточащую повязку. - Я теперь законный охотник! Шип листа Папоротника! - с гордостью заявила она. Хелесса рассмеялась и осторожно потянула Хайди поближе к краю, устраиваясь поудобнее.
https://pp.userapi.com/c844721/v844721861/1bbf39/ghwVlpITlwU.jpg

Edelhaid Winter-Sun:  Лицо боичи на какой-то миг стало серьезным. Она неуверенно протянула руку в сторону повязки Хель. Порывалась погладить ноющие раны. Но поспешила отдернуть ее на себя.
Edelhaid Winter-Sun: Больно?..
Helessa: Ты только посмотри какой вид! - Хелесса чуть помрачнела, но тут же вновь улыбнулась. - Да. Болит. Но я сама виновата, подставилась. Знаешь, много всего произошло... я даже не знаю о чем сначала рассказать тебе...
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд искренне улыбнулась той. Правда немного болезненно. Она была очень горда за Хелессу. Такой и должна быть настоящая боичи! Эдельхайд не смогла доказать Роще свою пригодность. Но, по правде говоря, она изначально и не горела желанием. Она просто любила то место, где выросла. Несмотря ни на что.
Helessa: Скажи, не было ли каких-то неприятностей, когда ты уезжала с Саммерсета? Тебя никто не обидел?
Edelhaid Winter-Sun: Ты можешь начать по порядку. С самого приезда, даже. Неприятности? Ха! Когда бы они хоть раз в жизни забыли обо мне, ты что! Впрочем, мне есть что рассказать. Но давай уж, начни ты! Тебя что-то беспокоит?
Helessa: Хелесса горько усмехнулась, оглядывая подругу. Впервые за долгое время ей было так спокойно, несмотря на мелькающие воспоминания в ее голове. - Возможно, стоит начать тебе? - неуверенно предложила Хелесса, явно боясь окунаться в воспоминания.
Edelhaid Winter-Sun:  Ах да... - лицо Эдельхайд расплылось в довольной улыбке. Она, привычная своему задорному настрою, хитро сощурилась, уставившись на боичи. - Может, присмотрела себе кого уже в Роще? Ехехеее...
Helessa: Что!? О, Иффре! - Хелесса закатила глаза и рассмеялась. - Нет, не нашла, конечно. Я еще... не готова искать себе кого-то.
Edelhaid Winter-Sun: Ой! Да ладно! Ты просто не хочешь рассказывать. Понимааю… - она отмахнулась от слов Хель, словно от мухи. - К этому никогда нельзя быть готовой!  - издала грудной смешок.
Helessa: Я, - она залилась густым румянцем. - Все еще надеюсь встретить кое-кого...
Edelhaid Winter-Sun: Про-дол-жааай, - нараспев протянула Хайди, делая руками волны в ритм слогов.
Helessa: О нет, не смей настаивать! - она закрыла лицо ладонями, понимая, что от Хайди невозможно просто так отвязаться. - Просто... кхм... Эм. Он обещал, что найдет меня, как только расправится с делами...
Edelhaid Winter-Sun: Ха! Так значит есть! От меня такое не скроешь! - Эдельхайд хихикнула в ладошку, отводя взгляд, словно кокетка из благородного дома. - Ладно! Не буду настаивать. Всё же, не об этом мы собирались поговорить?
Edelhaid Winter-Sun:  Однако внезапно над Эдельхайд словно сгустились тучи и лицо ее медленно вытянулось, теряя былой задор.
Edelhaid Winter-Sun: Неет, - она медленно повернула голову в сторону боичи. - Да не может быть...
Helessa: Да, не о том, - быстро поддержала перевод темы Хелесса. - О нашей новой жизни, Хайди! Закрыли тему! - она откинулась на спину, закрывая лицо руками.
Edelhaid Winter-Sun: ЭМ? - она крикнула это так громко, словно пробренчала на лютне случайные аккорды и все разом. Где-то высоко  средь листвы послышалось шуршание и несколько птиц разлетелось в сторону.
Edelhaid Winter-Sun: Когда это он успел??? - Эдельхайд не могла скрыть шока.
Helessa: Все, замолчи! - она прыгнула на босмерку, заваливая на гриб и шутливо хлопая по лбу. - Когда-когда... на виноградниках!  Он обещал, что найдет меня...
Edelhaid Winter-Sun: Хайди позволила Хелессе взять инициативу и оставаться сверху. Она  возвела руки к небу и затем хлопнула себя ими по лицу, звучно и протяжно рыкнув.
Edelhaid Winter-Sun: ОбEщаАл! - она снова подняла руки вверх, передразнивая. - Обещальщик!
Edelhaid Winter-Sun: Зрачки глаз бегали то вправо, то влево, но потом снова остановились на Хелессе. Лицо Хайди - каменная застывшая глыба.
Helessa: Ну что-оо? Ой, да мы просто друзья! И вообще. Я слишком много потеряла, чтобы терять еще и вас, - она вновь села.
https://pp.userapi.com/c844721/v844721988/1c1da6/wv357fmBEjg.jpg

Edelhaid Winter-Sun: Просто друзья, ммм, угу. Ох! Да, право же… не хочу о нём! Хочу о нас!
Edelhaid Winter-Sun: Она закрыла глаза, наигранно нахмурившись, и закивала своим словам.
Edelhaid Winter-Sun: Что же ты потеряла?
Helessa: Да, давай о нас. Знаешь, я тут познакомилась с одним мером, как я уже сказала... Его зовут Элинтар, - проигнорировала вопрос Хайди.
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд резко замолкла и напряглась в плечах, смотря прямо перед собой на горизонт. Зрачки серых глаз сузились.
Helessa: Я знаю кто он, Хайди… Быть может, ты захочешь встретиться с ним? Мы можем вместе вернуться в Рощу!
Edelhaid Winter-Sun: Я видела его, - на удивление сухо отозвалась боичи, не мигая и ничуть не дрогнув. Правда, ответила она не сразу.

Какое-то время между девушками царило молчание.

Edelhaid Winter-Sun: Как он? - тихо спросила она у Хель, словно боялась, что их может кто-то услышать.
Helessa: Он… скучает, любит тебя и гордится, - ласково отозвалась Хелесса, не поднимая взгляд на подругу.
Edelhaid Winter-Sun: Я знаю, - перебила подругу на последнем слоге, не успела та закончить предложение.

Они обе помолчали ещё какое-то время. В воздухе витало напряжение.

Helessa: Почему ты не хочешь говорить о нем? Я не понимаю!
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд немного расслабилась и выдохнула. Её взгляд стал на порядок мягче, но она всё ещё боялась смотреть на Хелессу.
Edelhaid Winter-Sun: Я.. просто не ожидала, что ты узнаешь. Хотя, это глупо. Было бы странно, если бы вы не пересеклись.
Helessa: Я узнала, спустя много времени, когда он пел Зеленую Песню. И я сказала, что тебе бы понравилась она. А все замолчали, - Хелесса тоже затихла. - Вот тогда и узнала..
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд улыбнулась. Она очень любила эту песню. С приятным неторопливым темпом и плавными переходами от тональности к тональности. И приятное к тому дополнение - реприза. Что-то внутри девушки сжималось от этой мелодии, в такие моменты она чувствовала себя настоящим чадом леса.
Edelhaid Winter-Sun: М, - протянула она коротко. -  Наверное, тебе было неловко? Извини.
Helessa: Нет... Было... нормально. Знаешь, я не знаю, что у вас случилось... но на твоем бы месте я вернулась домой, - последнее слово она произнесла тихо, неуверенно.
Edelhaid Winter-Sun: Мне не место там, Хель, - Хайди покачала головой, подрагивая плечами, но говорила она ровно и твёрдо. - Древо меня не приняло. Мои друзья испугались этого. Были ли они друзьями? Нет. Но они считают это дурным предзнаменованием.
Helessa: А я считаю, что это глупость! - рыкнула Хелесса, стукнув ладонью по грибу. - Ты чиста душой и намереньями, так что они просто... простаки. Лес принял даже меня! Уничтоженную, озлобленную на весь мир! - она осеклась, замолкая.
Edelhaid Winter-Sun: Древо тоже простак? - Эдельхайд не сдержала улыбки, пусть и чуть отстранённой. - Я слаба душой. Скорее всего, оно оберегло меня. Оно сказало, что мне уготована иная тропа, которая, возможно, сделает меня счастливой. Я… не говорила об этом отцу. Он и без того был опечален.
Helessa: Хелесса насупилась, молчаливо слушая Эдельхайд. "И Папоротень тоже, да!"
Helessa: Потому что он потерял то, что дороже всего ему, разве ты не была бы опечалена?
Edelhaid Winter-Sun: Я.. была опечалена, - тихо проговорила Эдель. Несколько прядей упало на лицо, закрывая ее глаза, когда она склонила голову вниз. - Была опечалена тем… что… не была опечалена.
Helessa: Ты была рада уйти от отца? - Хелесса непонимающе глянула на Хайди.
Edelhaid Winter-Sun: О, нет, - она скоро покрутила головой. - Была бы моя воля, я бы всегда была рядом с ним. Я бесконечно люблю его. Но... мне тяжело, Хель. Я не могу жить так, как вы, настоящие боичи. Часто мне жалко убивать собственноручно зверей, птиц… и Я люблю сахарные ватрушки! И никто не хотел быть моим другом...
Helessa: Сердце сжало от тоски. Перед глазами проносились образы, от которых она отмахнулась, замотав головой.
Edelhaid Winter-Sun: И когда настала пора выбирать себе партнёра, меня некому было взять в свой дом.
Helessa:  Я всегда буду твоей подругой, дорогая Хайди, - она улыбнулась, обнимая бойчи за плечи. - Ох, я чуть не забыла! - Хель сунула руку в поясной мешочек, доставая оттуда тонкий лист помятой бумаги. Она смущенно протянула его Хайди. - Это... это мое первое письмо...
Edelhaid Winter-Sun: Я.. сомневалась в себе. Мне казалось, что я дурна собой и никогда не смогу кому-то понравится, несмотря на свои корни. Но потом я встретила одну имперку… Письмо? - Эдельхайд обратила внимание на руки Хелессы, нервно сжимающих кусок бумаги.
Edelhaid Winter-Sun: Девушка улыбнулась и жестом дала понять, что хочет взять его и посмотреть.
Helessa: Пойми, Эдельхайд, охотником ты становишься сама того не желая, - Хелесса посмотрела на крону гигантского древа. - Чтобы больше никогда не быть добычей... А что насчет тебя, ты всегда прекрасна.
Edelhaid Winter-Sun: Эдель смело взяла листик и пробежалась глазами по строчкам. Где-то улыбнулась, где-то подняла брови. Потом она подняла голову и тепло улыбнулась подруге.

https://pp.userapi.com/c849232/v849232971/142f27/mLsgu_ntIpI.jpg
Helessa: Я... хм, первый раз писала сама, - Хелесса чуть смутившись вновь начала разглядывать крону.
Edelhaid Winter-Sun:Твоё первое письмо?
Helessa: Да, Лиман научил меня писать, так что.. я решила написать тебе...
Edelhaid Winter-Sun: Ну, хм.. неплохо! Правда! Для первого раза достойно, да... Всё приходит с опытом, - Хайди смущённо протараторила, прикладывая листок к груди.
Helessa: Спасибо. Эдельхайд, знаешь.... Я... я потеряла родителей, - на одном дыхании выпалила Хелесса, понимая, что дыхание вновь выбили из ее груди.
Edelhaid Winter-Sun:  лицо приняло на себя маску страха и руки, что держали листок, безвольно опустились вниз.
Edelhaid Winter-Sun: Как? Почему?.. Что произошло? - она приблизилась к Хелессе в одно движение и взяла ту за плечи, словно боялась, что девушка может просто свалиться на месте. Напряженно всмотрелось в лицо.
Helessa: В доме был пожар, - она сжалась, обхватывая себя руками. - Когда я появилась в Дозоре Вулхела, то от дома осталось одно лишь пепелище... А среди него.. - она всхлипнула, резким движением вырывая из-за пазухи медальнон: две небольшие косточки на кожаном шнурке. - Талмор... я уверена, что они не простили нам убийства своих людей...
Helessa: Хелесса зарыдала. Горько, тяжело, навзрыд. Упиваясь своей болью, которая, кажется, никогда не отпустит ее.
Helessa: Они были в доме, Хайди! В доме!
Edelhaid Winter-Sun: Прижала Хелессу к своей груди. Очень крепко, и зашептала молитвы.
Helessa: Девушка упала в руки подруги, не прекращая рыдать.
Helessa: Хелесса так же быстро успокоилась, ожесточенно вытирая слезы и смазывая свою боевую раскраску.
Edelhaid Winter-Sun: Прости меня, Хель! - голос Хайди дрожал. - Я не могла знать! Я знаю, как тебе тяжело, правда"
Helessa: Прости, я думаю... думала, что я справилась... но эта боль никогда не отпустит меня, Хайди. Возможно, поэтому лес и принял меня... Это время было невыносимо! Как же тяжело было...
Helessa: Я пыталась забыться в охоте, в постоянных дозорах, но ничто не может заполнить эту дыру... 
Edelhaid Winter-Sun:  Да.. ты права, конечно, милая, ты права… - Эдель держала себя, она не хотела плакать. Обещала.
Edelhaid Winter-Sun: Знаешь, отец так и не смог рассказать мне о смерти мамы... Я узнала об этом сама. Я была ужасна зла на него.
Helessa: Больше никто не посмеет причинить боль мне и моим близким, никто, - шептала она, всхлипывая. Она перевела взгляд на Эдельхайд, слушая.
Edelhaid Winter-Sun: И когда я первый раз отправилась на Саммерсет, это был один из первых ударов по моему сердцу. Но потом... моя вторая поездка. Я встретила вас… И этот остров отверг нас... Это отвратительно! Думать, что ты отдаляешься от своей матери все больше, даже, когда она уже почила. Это страшно. Я боюсь, что больше никогда не смогу туда вернуться и навестить её крипту.
Helessa: Я понимаю, - Хелесса всхлипнула вновь. - Я понимаю, как тяжело тебе было. Но мы не допустим того, чтобы ты не смогла навестить ее.. О, Иффре, ты хотя бы можешь навестить ее! - девушка вновь зарыдала.
Edelhaid Winter-Sun: Хелесса, - боичи серьезно посмотрела на подругу. Она чуть отстранилась, чтобы посмотреть той прямо в глаза.- Ты не похоронила.. их? Прости, мне тоже тяжело это говорить. Но.. может я вернусь туда с тобой и мы отыщем...
Helessa: Хелесса истерично рассмеялась. Жутко, практически завывая.
Helessa: Глаза Эдель расширились, но она резко склонила голову, чтобы этого не было видно. Жутко. Ей было жутко такое говорить. И слышать такую Хель. Ей было даже тяжело пошевелиться, она боялась отпустить.
Helessa:  Хайди! Ты не поняла? - она вновь указала на костяной амулет, болтающийся на ее шее. - ВОТ мои родители! Они сгорели заживо, Хайди! Это все, что осталось от них!
Helessa: Ее слезы высохли практически мгновенно. Боль вновь сменялась ледяной яростью.
Helessa: Хайди чувствовала непонятную злобу, разгорающуюся внутри неё. Она подняла голову, её лицо было красным от стыда и нарастающего гнева.
Helessa: Хелесса встала, подходя к самому краю гриба и устремляя свой взгляд на посольство.
Edelhaid Winter-Sun: Это сделаю я, - девушка сказала, как отрезала. Возможно, это прозвучало слишком жестко. - Я не хочу, чтобы они были забыты. Я сооружу для них алтарь.
Edelhaid Winter-Sun: И она действительно намеревалась это сделать. Чтобы ей не сказала Хелесса. Никто не должен быть забыт. Они живут, пока мы их помним… кажется, так говорила… мама.
Helessa: Больше нет того, что можно было бы положить на алтарь, - ее голос был тихий и спокойный, полный боли. - Это все, что у меня есть. И я не расстанусь с этим амулетом.
Edelhaid Winter-Sun:: Эдельхайд промолчала, поджав губы. Наверное, она чего-то не понимает.
Helessa: Но я готова с радостью отнять все у них… - ее взгляд горел ненавистью, бурившей каменную кладку альтмерских домов.
https://pp.userapi.com/c849232/v849232971/142f31/PXG5xHCyc30.jpg

Edelhaid Winter-Sun: Девушка отвернула голову в сторону.
Edelhaid Winter-Sun: И что бы сказали... твои родители... - Хайди испугалась, но подавила страх в своём лице. - Если ты бы сделала это? - Это был рискованный шаг. Сказать это. Но Эдель хотела образумить Хелессу всевозможными способами. Ах, Хель! Что же с тобой приключилось? Когда ты так повзрослела?
Helessa: Эдельхайд, - Хель постаралась смягчить свой тон. - Мои родители? Теперь они могут только молиться за мою жизнь, стоя рядом с Иффре. Они всю жизнь бежали от опасности, стараясь упрятать меня. Но вот чем это обернулось! Они не смогли защитить себя! Значит, - она закинула на спину лук. - Я могу теперь только отомстить.
Edelhaid Winter-Sun: Мою маму убил ассасин... Но она болела, тяжело болела, - на глазах предательским отблеском заиграли маленькие хрусталики свежих слёз.
Helessa: Хелесса чуть склонила голову, но не обернулась.
Edelhaid Winter-Sun: И я всё понимала! Я была уже в состоянии это понять, как бы отец не успокаивал и не лгал. Но она ушла раньше. По какой-то ошибке, подумаешь! А? Убийца ошибся!
Helessa: Мне жаль, Эдельхайд. Очень жаль... И что же? Разве ты не ненавидишь его? Разве не желаешь отомстить?!
Edelhaid Winter-Sun:  Я была зла, - голос был слабым, но она старалась говорить внятно и сдержать слёзы. - Мне было так больно… Мне и сейчас больно!  Я думала, что я пропала навсегда. С мамой ушла частичка меня. Я стала неполноценной. Но я не хочу мстить, потому что...
Edelhaid Winter-Sun: Она на какую-то долю секунды осеклась... и перестала дрожать. Смахнула слезы.
Edelhaid Winter-Sun: Потому что это навсегда, Хель! - отчаянно вторила девушка. - Потому что месть не закончится! Ты отомстишь, но появится кто-то, кто потом начнёи мстить тебе. И тому будут мстить...
Helessa: Значит, я убью их всех, - отрезала девушка, сжав кулак.
Edelhaid Winter-Sun: Но Хель! Это никогда не закончится! Это порочный круг! Я не хочу жить в мире, где это считается нормальным... и если меня не ждут в этом мире, то мне больше не на что надеяться.
Edelhaid Winter-Sun: Она грустно улыбнулась своим мыслям, как-то отстранённо.
Helessa: Хелесса обернулась, холодно посмотрев на Эдельхайд. Она чуть прикрыла глаза, стараясь успокоиться.
Helessa: Видимо, мы живем в разных мирах, Хайди. Но я искренне надеюсь, что ты дашь мне пережить это время… Не отвернешься от меня.
Edelhaid Winter-Sun:  Я не могу этого понять.. не могу, Хель, - еле-еле произнесла Хайди. - Всю жизнь от меня отворачиваются. Но я могу понять это. Они все привыкли так жить. Я.. надеюсь, что я изменю это... Нет. Ты всегда будешь моим первым другом, близким мне человеком... Что бы ты ни делала, Хель. Я всегда помогу тебе. Но я никогда не вложу в твои руки оружия, слышишь?.. Пойми и ты меня...
Helessa: Увидим, Хайди, увидим... Мне пора в дозор, я и так задержалась, - Хелесса сказала это тихо, не желая заканчивать столь радостную встречу ссорой. - Мы же увидимся снова, да?
Edelhaid Winter-Sun: Эдельхайд медленно кивнула. Она была раздосадована и немного напугана. Она очень любила Хель, но ей казалось, будто и та теперь начинает отдаляться от неё. Почему, Хайди?

Они ещё помолчали, каждая думала о своём. Неизвестно, сколько они могли так просидеть. Внезапно подул неуверенный ветер, тревожа листья раскидистых крон Великого Древа, будто то пыталось сопереживать чужим судьбам. На гриб упало несколько маленьких капель, мгновенно растворяясь на белой  его шершавой поверхности. Где-то вдали раздался еле различимый грохот. Начиналась гроза.

Хелесса поднялась на ноги, за ней последовала и Хайди. В молчаливом смятении они смотрели на снующий внизу туда-сюда люд, пытающийся укрыться от непогоды.

Helessa: Ты говорила, что уезжаешь? Как скоро?
Helessa: Через три дня... - сухо молвила Хайди, лениво поправляя выбившуюся прядь за ухо.
Helessa: Я приду проводить тебя, можно? - осторожно спросила Хелесса, окончательно смягчая свой тон.
Edelhaid Winter-Sun: Почему-то сейчас все мысли вылетели из ее головы. Остался какой-то стандартный набор общеупотребительных слов. Тяжело.
Edelhaid Winter-Sun: Да, приходи, - отчеканивала боичи. -К святилищу, - последнее уже прозвучало не так звонко.
Helessa: Эдельхайд, ты стала мне словно сестра. Знай, что я всегда буду на твоей стороне. Я справлюсь и с гневом, и с болью. Но на это нужно время. Знай, что здесь тебя всегда ждут по меньшей мере два босмера.
Edelhaid Winter-Sun: Да, нужно время, - на автомате вторила Хайди. Она боялась взглянуть на
Helessa: Что ж, пойдем? - бойчи подхватила кожаные наручи, ловко закрепляя их застежками. Она подняла свои пустые глаза на босмерку.
Helessa: Да, пойдём, - тихим эхом отозвалась  ей Хайди

Она всё ещё не смотрела на Хель. Та же не могла отвести своего взгляда от подруги, полного тревоги вперемешку с внутренней борьбой.

Девушки принялись неторопливо спускаться вниз по мокрому корню Элден-Рута, вся оставшаяся дорога прошла для них в молчании.

Отредактировано Valkeria (2019-03-09 16:58:07)

+4

7

Хелесса!

Они не будут забыты.

Холодный ветер пронёсся по чаще, тревожа почти отошедшую ко сну листву. В Роще вечерело, тёмно-синее полотно уже почти подобрало под себя кроны её раскидистых дубов, юные охотники следовали наказанию природных часов и готовили свои постели, рано поутру их ждет новое испытание.
     Рейвендил, опёршись спиной о кору близлежащего дуба и не переставая жевать костяную трубку во рту, задумчивым взглядом провожал компанию своих товарищей по судьбе, среди прочих там, конечно же, очутилась Хелесса. Такая же мрачная, погруженная в свои думки, что сгущающиеся сумерки западного края, шла бок о бок со своими родичами, однако не перегоняя. Но и не отставая.
     “Что это с ней? Надо бы поговорить будет” – неуверенным отголоском отозвалось в мыслях босмера. Одна из его бровей дрогнула. Он снова пожевал трубку.
     Внезапно Рейвендилл напрягся, услыхав позади себя и древа шуршание кустарника. В тот же миг развернулся, инстинктивно хватаясь за рукоять поясного кинжала. Он неожиданно побелел в лице от такой встречи, застыдившись своего порыва. Не смог подобрать слов, когда увидел её. Она предстала пред ним словно призрак – бледная и почти невидимая во тьме.
     – Позови отца, – холодно проронил голос.

     Элинтар, всё ещё не покончив с работой в кузне, улучил момент, чтобы подойти к кувшину с холодной водой и чуть плеснуть ей себе на раскрасневшееся от жары печи лицо. Протяжно выдохнул, проведя одной из мокрых рук вверх по лицу и откидывая со лба на макушку выбившиеся из хвоста пряди.
     Внезапно стук молота прекратился, когда он завидел перед собой вдали быстро приближавшуюся к нему фигуру одного из соплеменников, что уверенным тяжелым шагом сминал под собой мокрую траву.
     – Элинтар, – судорожно, на одном дыхании произнес Рейвендил, сглотнул. – Эдельхайд.
     Элинтар тотчас отложил молот и подошёл ближе. Нахмурился, на его лице читался испуг впремешку с вопросом.
     – Она… сказала…  – мер вобрал в себя воздух, надув щеки, и после продолжительно выпустил из своих лёгких. – Что будет ждать тебя у начала тропы… На пересечении...
     Не проронив ни слова и даже не удостоив молодого охотника кивком, он сорвался с места, не срывая с себя испачканного сажей и угольной пылью фартука.

     Элинтар не мог сказать наверняка, как долго они пробирались в темноте по зарослям валенвудского мокрого вечернего леса, огибая выступающие ветви массивных колючих кустарников, – на самом деле, он потерял счёт времени давно, но до сих пор боялся признаваться себе в этом. После смерти Аделаид.
     Они шли молча, неспешно, старый босмер покорно следовал за своей дочерью, неся на одном плече небольшой рюкзак и взглядом прожигая той спину, в надежде что она всё-таки когда-то да и обернется к нему, скажет пару слов…
Она сказала ему, куда они держат путь. Но он не посмел спросить зачем, дочь была опечалена и настроена крайне серьёзно, и понимал: если отстанет хоть на шаг, она его доле ждать не будет, разве что отберёт сначала свою сумку.
     Где-то невдалеке пронёсся очередной раскат грома, мелко посыпал дождь, корни трав под толщей земли едва слышно отозвались дрожью хмурому небу.
     – Эдель, – голос прорезал тишину. – Повернём назад? Сейчас совсем не время. Вымокнешь, испачкаешься… - второе произнёс с  заметным нажимом. Дрогнул, когда одна из холодных капель попала точно в глаз. – Не дай Иффре снова заболеешь? – Элинтар даже позволил себе немного улыбнуться. – В детстве ты так часто простужалась, что я не успевал…
     Эдельхайд была непоколебима.
     – Нам вверх, – тихо, устало перебила девушка отца. – К святилищу.
     Они обогнули один из старых пней, взбираясь по небольшому холму.
     Когда они достигли конечной точки, Эдельхайд молча взяла у отца свои вещи и упала с ними близ каменной платформы на колени. Принялась копошиться в сумке, сосредоточенно нахмурив лицо и внимательно вглядываясь внутрь.
     Элинтар обогнул дочь из-за спины и присел на камень, также молча наблюдая за действиями той. Он переживал, но старался не передавать той своё настроение наглядным образом.
     Внезапно девушка застыла, потом осторожно достала руку из рюкзака, раскрыла перед собой белую ладонь. Элинтар тут же склонился позади неё и прищурился, пытаясь рассмотреть, что там. На ладони Эдельхайд лежали два небольших семечка.
     – Что ты хочешь сделать? – осмелился задать вопрос мужчина. Он пребывал в неподдельном смятении.
     Девушка поднялась с колен, проследовала к двум заранее вырытым небольшим облагороженным камнями ямкам, в каждой из которых стояло по небольшому колышку. Опустилась перед ними на четвереньки.
     Элинтар не сразу приметил их, отчего был несказанно удивлён.
     – Зачем ты… Эдель? – мужчина осторожно приподнялся.
     Эдельхайд, словно боясь, что её могут сейчас оторвать от действительно чего-то важного, принялась руками ворошить влажную холодную землю, довольно активно, положила зёрна и осторожно подгребла, упираясь ладонями о поверхность.
     – Я... я делаю это для Хель! – надрывным  низким плачем вырвалось из её груди, пока она не прекращала своей работы, склонившись над “алтарями” – своего рода, это были они. Не будут забыты те, кто покинул этот мир ранее уготованного им времени.
Её руки дрожали, она словно пыталась удержать своё тело на них и, казалось, вот-вот да и свалится.
     Эдельхайд тихо заплакала. Элинтар в одно движение сократил расстояние между ним и дочерью. Крепко обнял её, успокаивающе прикладывая ладонь к затылку. Он не собирался её учить, не собирался что-либо комментировать. Он просто хотел, чтобы дочь хотя бы на минуту почувствовала себя собой. Чтобы она помнила, что имеет право на выбор – и никто у неё этого сейчас не отнимет. Ни в коем случае.
     – Они поймут… – утвердительно отозвался Элинтар, напоминая о лесных свидетелях. – Они тебе помогут.
     – Платки, – тихо отозвалась боичи. – В сумке. Принеси их, пожалуйста.

     Элинтар отпустил дочь. Вернулся к брошенному у старого пня рюкзаза и аккуратно выудил из него два шёлковых куска ткани. Один раз мужчина видел свою дочь, набрасывавшую один из этих платков поверх головы и ловко приспосабливая тот за рогами. Полупрозрачные, казалось, они светятся в темноте: красиво отражаются под бликами ночных небесных светил. Лиловый и голубой.
     Эдельхайд приняла свои платки и повязала каждый на колышки, тихо шмыгая носом и соорудив неуверенные бантики. После какое-то время она смотрела на результат своей небольшой работы. Сложила руки перед собой и чуть склонила голову.
Отец сел подле, ничего далее не прокомментировав.
     – Пожалуйста... – почти шёпотом отозвалась ему Эдельхайд. – Когда меня не будет, найди древесных певцов... чтобы они помогли прорасти зёрнам как можно быстрее... И как только поднимутся достаточно, перевяжи платки с колышек на их веточки.
     Она неуверенно глянула в его сторону, не поднимая головы.
     – Ты сделаешь это для меня? И... для Хель…
     Элинтар какое-то время молчал, жуя челюстью и не спуская внимательного взгляда с клумб. Он словно метался перед чем-то.
     – Это последнее, о чём я тебя попрошу... Тебе больше не придётся преступать наши... ваши законы.
     – Что ты такое говоришь? – мужчина резко обернулся в её сторону, заметно взбудоражившись. Его трясло и, казалось, он вот-вот свихнётся. - Ну что ты такое говоришь, Эдель? Ты же знаешь, я сделаю всё...
     В тот же момент она крепко обняла его, бесконечно благодарная, спрятав лицо в плече.
     – Останься... – его голос дрогнул на втором слоге. – Только останься со мной! С нами... Тяжело без тебя. Не могу не думать о тебе. Не могу успокоиться! Ну неужели тебе лучше там, одной? Тебе тоже тяжело... я чувствую, понимаю...
     – Нет, – это всё, что смогла из себя выдавить Эдельхайд. Дыханье спёрло от речей отца, но она не желала более отступать.
     Элинтар не отстранился, но болезненно покачал головой.
     – Я не уйду. Я буду с тобой, – упорно продолжал мужчина. – Куда бы тебя не занесло... но и ты не забывай, Эдель. Я всегда жду тебя... Конечно... – он немного успокоился и уже продолжил на выдохе: – Конечно... всё понимаю... Я не могу удержать тебя здесь...
     – Спасибо... папа. Спасибо за всё.

     Вся обида, словно пыль, быстро растворилась в воздухе, пропитанным могильной тоской.
     Два маленьких лесных алтаря - будущие деревца-обитатели валенвудского леса, увидавшие свет благодаря вмешательству чьей-то силы. Совсем скоро они прорвутся наружу, осыпят первой листвой влажную землю, подпевая непостоянной Иффре. Они будут спокойны и после посмеются листвой под натиском сквозных ветров, и ни разу не прогнутся под тяжестью непогоды.
     Сила леса питает их и наполняет. Лесные духи тому свидетели.
     Маленькая, небольшая призрачная змейка прошуршала по земле близ случайных алтарей, на какой-то миг остановившись и глянув их сторону.
     Никто более не будет забыт.

Отредактировано Valkeria (2019-03-23 21:20:04)

+1