[ESO] Русскоязычное ролевое сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



(Аргонианин) Ксавер

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Имя: Представляется как Красный-Глаз или Говорящий-С-Тенью. Настоящее имя Ксавер. По «диплому гражданина» Ксавер Аластор
Возраст: 26-29 лет на вид.

Место жительства: Проживает в Скинграде

Род занятий: Некогда «живое оружие» взращенное Фернаном Дрес для службы интересам Дома Дрес и, прежде всего, его интересам. Ныне официально учитель фехтования на длинных мечах у гладиаторов и знатных особ.

Внешний вид: Ничем не примечательный, кроме серых глаз, аргонианин, обладающий черным цветом чешуи, высокого роста и крупного телосложения. Внешне показное дружелюбие обычно является маской, под которой скрывается абсолютное безразличие к происходящему вокруг. Есть шрам от хлыста, проходящий наискосок справа на лево на спине, оставленный в детстве хозяевами качестве наказания и напоминания о цене ошибки. Однако, грамотный этнограф, знакомый с тем, как выглядят сородичи Ксавера, может заметить неестественно длинные зубы, плотно прилегающие друг к другу, что совершенно нехарактерно для его подвида.

Биография: Ксавер был рожден в небольшом племени аргониан, на Севере Чернотопья, что уже несколько десятилетий выживали лишь за счет того, что отдавали часть своих отпрысков работорговцам-данмерам из Дома Дрес. Изначально Ксаверу была уготована судьба раба на плантациях, где он, скорее всего и погиб бы к двадцати годам от невыносимого труда, однако Судьба распорядилась иначе – рожденный под знаком Тени, Ксавер обладал потенциалом в познании Магии Теней, который заметил некто Фернан Дрес – старый интриган, давно выполнявший «Грязню работу» на службе Совета Дома посредством подготовки кадровых убийц, но мечтавший о большем. Забрав юного аргонианина, еще не успевшего сбросить первую шкуру, Фернан нарек его «Ксавер», именем, в котором не было особого смысла, но которое однажды стало синонимом ужаса и последнего слова, что срывалось с уст несчастных.
Фернан обучал Ксавера по наивысшим стандартам, которые только мог дать – история, теология, экономика, антропология и хирургия – с самого детства Ксавер получал высококлассное образование, взамен расплачиваясь тем, что его личность, еще не сформированная, была стерта бесконечными психологическими ломками, знаниями и физической болью. Как только юный ящер перестал проявлять агрессию по отношению к наставнику и учителям, Фернан отдал его в руки лучших гладиаторов и своих убийц, которые обучили его умению убивать, скрываться, проникать и извлекать информацию, адаптируясь и меняя личности, а лично Фернан приложил огромные усилия, чтобы распалить ту искру-зачаток Магии в яркий огонь, который, однако, вскоре начал пожирать ящера изнутри – каждое применение теневой магии отзывалось болью или ранами и, несмотря на огромный потенциал, Фернан запретил использовать огромное количество возможностей, чтобы «игрушка» ненароком не покалечилась. Ко всему прочему, Ксавер, однажды нарушивший запрет данмера и попытавшийся обуздать свои силы, получил за это удар хлыстом, шрам от которого на долгое время стал для ящера напоминанием об ошибке.
«Крещение» Ксавер получил в 16 лет, во время бунта рабов на одной из плантаций. Его жестокость, беспринципность и умение нагонять страх подавило бунт за сутки – именно столько понадобилось, чтобы бунтующие рабы нашли десять наиболее активных бунтовщиков освежеванными, а их головы, с вырванными глазами и порванными ноздрями, насаженными на пики вокруг бараков рабов.
Оценив эффективность аргонианина, Фернан стал посылать ящера на одно задание за другим. Торговые сделки неугодных Дому не-данмеров (В этих делах Дом предпочитал использовать Мораг Тонг) срывались из-за того, что корабль или сам торговец не прибывали на встречу; бунты рабов подавлялись в зародыше; оскорбившие честь Дома н’вахи доставлялись в казематы и там, перед смертью, на коленях просили прощения беззубыми ртами. Вскоре Фернан осмелел настолько, что Ксавер использовался и для похищения неугодных данмеров из других Домов. Так бы и продолжалось, если бы однажды Фернан в силу своих амбиций не совершил поступок, заставивший Совет отобрать у него Ксавера.
В тот момент Ксавер был временно отдан, как телохранитель, в рамках доброго жеста, в семейство Ллинара Садри, влиятельного работорговца, чьи отряды забредали в самую глубь Чернотопья, выискивая самых опасных существ для бойцовых ям или экзотические виды рабов. Ксавер сопровождал младшую дочь Ллинара, Сети, в ее прогулках вдоль рек Дешаана. Девочка считала Ксавера своим другом и Ксавер отвечал взаимностью. Пускай это и было всего лишь притворство, факт того, что его впервые воспринимали не как чудовище, а как друга, посеял первые семена сомнения в своем хозяине. Вскоре ящер получил приказ от Фернана убить Ллинара и его домочадцев, но его напарник в этом деле вспоминал, что Сети Ксавер прикрыл глаза и лично похоронил рядом с домом – невиданное сострадание с его стороны.
Узнав об этом, Совет распорядился отобрать у Фернана опасную игрушку – убивать высокопоставленного представителя вассального дома было непростительно, но так как Фернан все же был важен для Дома, было решено казнить Ксавера. Ящер был готов к этому, но последующие события полностью обескуражили его. Прямо с плахи, из-под топора палача его забирает Ранес Дрес – данмер-торговец, что давно отошел от дел Дома и углядел в Ксавере хорошее вложение средств. Так ящер стал правой рукой толстого, низкорослого данмера-торговца, который вскоре привязался к ящеру настолько, что даже включил его в свое завещание. У Ранеса Ксавер впервые начал социализироваться – Гронд, Диана, Валендрилл, Бавастав – каждый из них вложил в пустоту личности аргонианина частицу себя.
Но Фернан не сидел сложа руки – подобно злобному даэдра, он нашёптываниями уговорил второго сына Ранеса избавиться от отца, обратившись в Мораг Тонг. Таким образом Фернан надеялся, что его актив перейдет к нему вновь. Первая часть плана – убийство Ранеса – было выполнено, как думали, без проблем, однако мало кто знал, что Ранес, узнав о плане из надежных источников, обратился к Клавикусу Вайлу, который, в обмен на некую плату, предоставил двойника Ранеса, которого и убил убийца. Конечно, это стоило Ранесу еще и потерей всего состояния, однако мер не отчаялся, став обычным коробейником под именем Эрисдар Вирлан. Ксавер же, познавший то, что он может быть не только бездушным инструментом в чужих руках, отказался возвращаться к Фернану. Старый интриган, погрязший в восхвалении собственного разума, не стерпел непокорности и лично бросился в погоню в результате которой был обезглавлен Ксавером в Краглорне.
После этого Ксавер отправился в Даггерфолл, где поступил на службу в «Кондотьеры» - небольшую гильдию сыщиков и охотников на нечисть. Его знания в методах убийства и похищения сделали из него превосходного следователя, но однажды, согласившись на топографическую зарисовку побережья Муркмайра Ксавер пропал. Клавикус решил взять свою плату, которой оказалась жизнь ящера, вот только впервые за много лет Тень, что так долго убивала Ксавера изнутри, вступилась за ящера, превратив даэдрических убийц в изрубленные куски плоти, а самого ящера, обессиленного и израненного, нашли на границе Чернотопья с Сиродилом работорговцами-имперцами и продан ланисте Феодосию, что готовил «одноразовых» гладиаторов для ночных, особо жестоких боев, где десятки плохо вооруженных рабов отдавались на «заклание» профессиональным гладиаторам.
Ксавера в полузабытьи, едва обработав раны и приведя в сознание, выбросили на арену вместе с еще девятью такими же несчастными против четырех профессиональных воинов. Бой длился всего несколько минут, однако произошедшее на нем было намеренно скрыто – три десятка человек, из которых двенадцать были представителями благородных кровей, были превращены в кровавые пятна, а Ксавера нашли мирно спящим под телом ланисты, у которого была раскрыта грудная клетка и все еще билось сердце. Его ждала смертная казнь (очередная), однако за три дня до оглашения приговора он пропал из темницы и переправлен в военный лагерь, скрытый под руинами древнего айлейдского города, где некто, пожелавший остаться неизвестным, предложил ящеру работать на него. Обещания и клятвы остались неизвестными, однако известна плата за них, что Ксавер теперь взымает – страх и кровь, что следуют за ящером в золотой броне неотступно и уже матери в разных уголках Тамриэля шепотом рассказывают истории непоседливым детям о чудовище золотого цвета, что утаскивает тех, кто ослушался родительского слова во тьму.

Характер: Обаятельный и учтивый, по мнению многих окружающих его людей, аргонианин. Всегда готов помочь словом, делом или безвозмездно дать в долг небольшую сумму. В его доме всегда наведен порядок, а на людях Ксавер появляется исключительно в одеждах из хороших материалов с обязательными золотыми или пурпурными элементами в ней, которые, однако не бросаются в глаза. От самого ящера всегда исходит запах духов на основе цветочных эссенций. Его часто можно видеть в компании маленькой девочки-бретонки, в которой аргонианин души не чает. Особенно часто девочку и аргонианина можно встретить во время праздников и ярмарок в Скинграде, Кватче и других городах Сиродила, не затронутых войной. Ксавер довольно скромен в своем поведении и общении, и никогда не ставит себя выше других.
Однако, на самом деле Ксавер лицемерное чудовище, способное без зазрения совести убивать, врать, угрожать и пытать ради получения выгоды. Абсолютно бесконтрольный во время боя, упивающийся страхом, смертью, наслаждающийся каждым криком, хрипом, визгом врага, сохраняя абсолютно безучастное лицо, Ксавер не заботится о таких понятиях, как честь, мораль, гуманность и обязательства, отчего даже союзники, оказавшиеся на пути, могут попасть под удар, потому что они являются помехами на пути к искомому. Нередко аргонианин позволяет себе играть с жертвой, отрубая ей конечности, вспарывая живот или утаскивая в Тень, заставляя умолять убить ее, прервать мучения.
Ксавер умело лицедействует на публику, создавая образ добродушного и верного слову аргонианина, интересного собеседника-вельможу или последнего пьянчугу, чтобы втереться в доверие, вызнать необходимое или убить цель. При всем при этом он не испытывает угрызений совести или намека на сомнения – он делает то, для чего его готовили, и смена «хозяина» влияет лишь на методы, которые ему разрешено применять.
 

Политические взгляды: Политические взгляды ящера разнятся от задания к заданию.

Религиозные воззрения: Религиозные обряды и почитание богов для него бесполезная трата времени и слов.

Способности: Ксавер обладает высоким уровнем адаптации к окружающей обстановке и людям, что идеально подходит для его сферы работы. Он с легкостью меняет роли, примеряет чужие личности и судьбы. Он превосходно лжет, так как не отделяет правду от лжи. Аргонианин обладает превосходным образованием, которое, хотя и представляет собой лишь поверхостные знания по многим дисциплинам, благодаря умелому и уместному их применению, а так же высокая способность к усвоению нового материала, позволяет Ксаверу сойти за "своего" в разных социальных группах.
В бою ящер полагается на превосходное снаряжение, вроде зачарованных тяжелых пластинчатых доспехов или, если того требуется, облегченные кольчуги из серебряной стали, скрытые под тканевыми или кожаными одеяниями. В оружии предпочитает хопеши и топоры с неизвестными, но опасными зачарованиями. К тому же в его арсенале имеется двуручный меч неизвестного происхождения, на клинке которого на старом сиродилике написано "Жнец".
Одной из особенностей ящера является применение Магии Теней на, как утверждают свидетели, практически недостижимом уровне. Впрочем, об истинной цене такого познания опасной магии догадываются немногие... То немногое, что может отметить для себя случайный наблюдатель - это серия транслиминальных скачков или призыв оружия из собственной тени.
Также одним из своих главных орудий в бою Ксавер считает страх. Отрубленные головы, пожирание плоти на глазах, запугивание до боя с помощью фрагментов тел, еще живые друзья цели, насаженные на колья и хрипящие нечеловеческими голосами - все это применяется ящером, как и многое другое, что сможет породить его разум.

Отредактировано Flint (2020-02-05 20:01:00)

+12

2

http://forumuploads.ru/uploads/0017/de/f2/264/t14524.jpg

Прием у барона Кембрийского, Манфреда фон Зальца, постепенно подходил к концу. Феодалы из окрестных замков, а также гости из других земель Хай Рока постепенно расходились из главного зала – кто направлялся к своим возницам, кто в гостевые комнаты, а кто отправился просто прогуляться по великолепному саду-лабиринту барона.
Диана оторвала глаза от собственных рук и посмотрела на практически опустевший зал, в ее глазах бывший не более чем мутным пятном. Лишь несколько пар, разошедшиеся по темным углам о чем-то ворковали, да музыканты наигрывали спокойную мелодию.  Ее присутствие на этом приеме с самого начала было лишним – одинокая, полуслепая девушка, считающаяся выскочкой в бретонском обществе за свое имперское происхождение, и лишь из-за своего статуса дипломата была обязана присутствовать на подобных приемах.
Впрочем, сегодня все это должно закончиться…
- Миледи. – раздался самый знакомый и близкий голос в ее жизни.
Она повернула голову на него. Черное пятно приблизилось к ней вплотную, обретая очертания черношкурого ящера в сине-зеленом камзоле.
- Я думала, ты не придешь… Не получишь моего письма.
- Я не могу оставить вас, миледи… Особенно сегодня.
- Спасибо… Ксавер.
Ящер мягко улыбнулся и протянул руку. Диана поднялась с кресла и готовностью вложила свою руку в его.
- Так приятно снова потанцевать… Как давно мы это делали?
- Достаточно давно. Сколько у нас времени?
- Не знаю… Но сердце уже болит.
- Понятно. – серые глаза ящера на секунду закрылись. Диана ощущала исходящую от Ксавера скорбь, пускай его слова и его черты лица ее не выражали. Она провела рукой по лицу Ксавера, ощущая его сухую чешую, неровности бровей и скул, незаживший свежий рубец…
- Не стоит так переживать. Лучше так, Ксавер…
- Я… Должен был…
- Нет, Ксавер. Ты ничего не смог бы изменить…
Они закружились в медленном танце, в пустом зале. Аргонианин и имперка, слишком хорошо знавшие друг друга, чтобы не выказывать чувств и в тоже время бесконечно далекие друг от друга, чтобы понимать, что им никогда не суждено было быть вместе.
Они молчали весь танец. Ни ей, ни ему не надо было слов, чтобы показать то, что называется «любовью». Бесконечная скорбь вечной утраты смешалась с радостью последней встречи, слова были излишни. Диана, как и Ксавер, с самого рождения была слугой, исполнявшей чужие прихоти. Ее чувства ничего не значили для их повелителя, как и жизнь. Сейчас, приняв яд и ощущая, как он растекается по ее телу, она ощущала то, о чем мечтала всегда – свободу от оков судьбы слуги. Ей позволили жить бесконечно долго. Непозволительно долго для того, кто обладал ценной информацией.
Она могла сбежать. Могла исчезнуть. Но не сделала этого, зная, кого за ней пошлют. Она знала, что Ксавер не смог бы ей навредить. Она не могла позволить разрушить его жизнь спасением своей и выпила яд.
- Пойдем на улицу. Тут душно. – наконец произнесла она, ощущая, как бег ее сердца замедляется.
Они вышли на улицу, пошли по дорожке, прочь от замка, в сторону сада. Диана опиралась на Ксавера, с трудом переставляя ноги, но продолжая улыбаться. Наконец ее глаза прояснились, и она посмотрела на своего спутника и тихо рассмеялась.
- Что? – ящер остановился.
- Ничего… Просто у тебя такой вид… Никогда не видела в твоих глазах тревогу.
- Да?
- Да… Это очень… Мило. – неожиданно Диана полностью припала на Ксавера.
Тот подхватил ее руками и медленно осел с ней на землю. Из глаз девушки покатились слезы. Она широко распахнула их и, тяжело дыша, обратилась к ящеру:
- Прости меня, Ксавер… Но мне пора идти… Туда где нету боли… Я рада, что боги даруют мне до роковой минуты… Смотреть в твои глаза.
Ксавер потерся носом об ее нос, смоченный слезами и прикрыв свои глаза.
- Прошу… - произнесла девушка, приоткрыв рот.
Аргонианин поцеловал Диану. Последний раз. И только когда он ощутил, как жизнь покинула ее тело, он отстранился от ее губ и прижал ее тело к себе.
- Ты говорила… Что люди и меры, умирая, загораются звездами там, на небосводе… - Ксавер посмотрел на небо, - Пусть свет твоей звезды сияет даже тогда, когда твой образ сотрется из моей памяти… Я рад, что не могу ощутить боль от твоей утраты… Но… Без осознания того, что тебя больше нет… Я испытываю пустоту. Прости… Прости за все…

+2

3

http://forumuploads.ru/uploads/0017/de/f2/264/t81315.jpg

"Пуская кровь врагу, избегай пролития своей. Посей страх, пожни благоговение. Из горя и смертей будет рожден мир. Все остальное - ложь."

Сцены жестокости и неоправданного насилия 18+

Раух и Гамара шли по стойбищу, настороженно осматриваясь – несмотря на то, что солнце было близко к зениту, они не встретили ни единой души, как и в немногочисленных юртах. В этом стойбище проживало шесть семей. Куда могли деться три десятка человек? Ответ на этот вопрос не заставил себя долго ждать – как только двое воинов вышли к жертвеннику, то Гамара рухнула на колени, исторгая из себя завтрак – вокруг жертвенника валялись освежеванные тела людей – мужчины, женщины и дети лежали друг на друге, заливая священное место своей кровью. На самом жертвеннике прямо на воинов смотрели тридцать пар глаз, образовавших нечестивый круг, посреди которого лежало тело грудного младенца с головой горного волка и вырезанными на теле малыша знаками.
- Духи гор и рек… - произнесла ричменка, отдышавшись, - Надо… Сообщить Акве…
- Злой дух… Наши жертвы не успокоили его. Лишь разозлили. – Раух сделал шаг назад.
Уже месяц в землях их племени бесчинствовал злой дух. Первую неделю пропадали охотники-одиночки да путники, но семьи списывали это на оголодавших диких зверей, что было характерно для зимнего сезона в горах Предела, однако, когда мертвых начали находить прямо в селениях… Сначала это были обычные убийства, которые с каждым днем обрастали новыми красками – отрубленные конечности, вырванные языки, порванные ноздри, разбросанные внутренности. Мать-ведунья Акве и ее ковен собрались на совет, чтобы решить, что делать с «Череполиким Духом» - так его окрестили после убийства семьи охотника Кальта – семь человек лежали без голов, а их освежеванные черепа образовывали форму круга, посреди которого кровью убитых был нарисован стилизованный череп, что имел два рта, вверху и внизу.
Патриархи и матриархи семей пытались выследить духа, отправляли на поимку воинов, но те возвращались ни с чем и на следующую ночь, в большинстве своем, умирали вместе с семьями, словно дух гневался на тех, кто ходил его тропами. Раух и Гамара же оказались одними из немногих, кто продолжал выслеживать чудовище, но не по доброй воле, а лишь потому, что их избрала Мать-ведунья.
Акве была великой колдуньей и великим лидером – при ней клан рос и приумножал свои владения, вторгаясь на север Сиродила и на восток Хай Рока, захватывая рабов и увеличивая силу. Еще несколько лет и они смогли бы поглотить ослабленный клан Грозного Рога, а затем и захватить большую часть Предела, но этот дух… Никто и никогда не видел Акве столь испуганной после ковена – сотня рабов была принесена в жертву, но, как оказалось, зря. Даже обереги ворожей и три героя-вереска не уберегли людей – вересковые сердца на месте глаз Ворожеи и сожженная роща были подтверждением нарастающего роптания, что клан проклят. Люди бежали со своих мест, селились ближе к Акве – лишь до туда дух еще не добрался, лишь там не было смертей.
- Вставай, Гамара… Нам надо идти. Быстрее… - Раух попытался поднять девушку.
- Да, надо уходить. – кивнула девушка, вставая на ноги, - Надо сообщить об этом… О том, что дух сделал тут…

Ксавер висел вниз головой, находясь в полудреме в неширокой расщелине, из которой шел пар с запахом серы, скрывавший его от ищеек, что постоянно рыскали с охотниками по горам. Его одежды были пропитаны кровью, отчего от него исходил запах гнили. Маска-череп, скрывавшая его лицо, выполненная в вороненом металле была покрыта известью, отчего походила на настоящий череп. На пальцах правой были закреплены кинжалы и крюк, коим мясники обычно вспарывают брюхо зверям.
Стараясь дышать как можно реже, дабы не впасть в кому от избытка серных испарений, Ксавер размышлял о дальнейших действиях – за месяц он довел предельцев клана Горного Вепря до состояния панического ужаса. Убийства, похищения, наглядная демонстрация трудов вивисекции – все это привело к тому, что предельцы в округе стекались к ковену Акве и селились на ее земле. Этак Акве и была его целью, вот только просто устранить ее было бы очень неразумно – новый лидер не заставит себя ждать. Лишь сыграв на суеверии местных можно было добиться долгосрочного результата в виде упадка Клана.
Акве… Ящер попытался вспомнить детали об этой девушке – харизматичная ведьма, заключившая сделку с Клавикусом Вайлом и получившая талант к разрушению и харизме в обмен на человеческие жертвоприношения. Ее Нерожденный патрон на первых порах даже отправил в погоню за ним своих слуг. Они до сих пор кричат, распятые в темной пещере, находясь на грани жизни и смерти, не в силах вернуться к господину или продолжить свою охоту.
Ксавер приоткрыл глаза и посмотрел на стену напротив – две сумки со снаряжением, лук и колчан со стрелами, куски мяса – плоть жертв, которой он питался… Все это лежало в расщелине и, наверное, тут и останется. Сегодня ночью все будет кончено.
Ящер вытянул руки, подтянул рюкзак и достал крюк-кошку на цепи, после чего, словно паук, пополз наверх, где закат уже окрасил небо в цвет запекшейся крови.

Люди собирались на поляне, где издревле вожди собирались на совет. В этот раз воины, охотники, женщины с детьми и умудренные старцы собрались лишь для одного – услышать, что скажет Мать-ведунья. Но, несмотря на то что из пещеры исходил свет костра и мелькали тени, никто не выходил довольно долго. Когда на землю с уступа потекла кровь, люди было закричали в религиозном экстазе – Мать-ведунья вновь окропила ритуальный кинжал кровью рабов, но когда с уступа начали падать головы членов ковена, люди закричали уже от ужаса, но этот ужас также и сковал их. Времени шока было достаточно, чтобы люди увидели, как с уступа, крича и бросаясь проклятьями вниз полетело тело Акве, но оно не коснулось земли – крюк кошки с хрустом сломал несколько ребер. Мать-ведунья захрипела и повисла на глазах толпы, харкая кровью. Когда взоры людей устремились вверх, они увидели череполикую фигуру, что сжимала в руке цепь, на которой висела Акве.
Предельцы начали падать на колени, умолять, простирать к нему руки. Раздались возгласы, обвинявшие Акве. В девушку полетели камни. Словно удовлетворенное словами ричменов, чудовище отпустило цепь, и Мать-ведунья упала на холодный камень, но лишь для того, чтобы быть убитой озверевшей толпой.

+1