[ESO] Русскоязычное ролевое сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [ESO] Русскоязычное ролевое сообщество » Ролевые ивенты » Что мы делаем в тенях (с)


Что мы делаем в тенях (с)

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Что мы делаем в тенях

http://s8.uploads.ru/N9TaK.jpg

Очень Краткий Пересказ Событий

Недолго продолжались спокойные дни в “Пьющем Скрибе” после того как коррупция в Доме Редоран была остановлена, а виновные получили по заслугам.

Ролс Увелис, выживший головорез из банды Шалка, согласился работать на Терану, возглавляющую другую банду Камонна Тонг и старающуюся расширить сферу своего влияния за счет освободившейся территории. Ролс встретился с двумя сталкерами, Ашу-Йеном и Эрвисом Хланом, которые только вернулись из очередной ходки по руинам, купил у них найденное за бесценок и отправил достать коробку с лунным сахаром из тайника в заброшенном доме погибшего друга. Эту коробку он собирался отправить Теране как залог их сотрудничества. Его связями в контрабанде ценного ингридиента заинтересовался и Лорд Драл, жестокий делец и молот синдиката в Вивеке. Ролс был вынужден восстанавливать связи, чтобы не оказаться скормленным алитам Драла и решил он начать с Тедраса Ромавеля, молодого Хлаалу, племянника бывшего поставщика сахара. Вскоре после встречи с ним он наткнулся на Векху, которая была полна желания отомстить и не побрезговала подвернувшейся возможностью. Тедрас, не желая иметь никаких дел с Камонна Тонг, встретился со старым знакомым, и попросил его об услуге.

***

Тем временем, Дендраса навестила Эбонхарт и развлекалась там на всю катушку, что закончилось ее крупным проигрышем в карты Орване Рамавель. Часть суммы она заняла у Тедраса, а еще часть ей была предложена ее новым ухажером, назвавшимся Килао из Дома Хлаалу.

***

Лланас, ассасин Мораг Тонг, и его друзья близнецы Денус и Девас Алари получили приказ на устранение отступницы Исин Р’эйн, который они провалили, и один из близнецов погиб. Второй не видел, что произошло, потому что оказался повержен Релином, альтмерским телохранителем Исин, и очнулся только когда все кончилось. В курсе произошедшего в болотах был только Лланас, и он, по мнению Ллоты, наставницы близнецов в ранге Знающий, что-то темнил. Она считала Лланаса виновным в смерти Деваса и высказала свои подозрения Мастеру, но тот ее послал, сказав что ее суждения не объективны и доказательств того, что он говорит неправду нет, а значит нет и причин применять к нему любые санкции. Тогда она поделилась своими подозрениями и нововведениями в гильдии с Фелмсом Отрелетом и случайно оказавшейся в убежище Векхой. Фелмс назначил Лланасу встречу неподалеку от Сейда Нин, пытаясь вытянуть из него информацию в каких-то своих целях и обещал “помочь”. Пока Лланас отсутствовал в Балморе, Ллота отправила Векху и Окру обыскать его комнату, где они нашли зашифрованный дневник отсутпника Азарета Р’эйна, что позволило Ллоте санкционировать допрос. Однако Лланас больше не вернулся в Балмору, и через несколько дней его объявили потенциальным предателем и поручили ассасинам разыскать и доставить живьем в главное убежище Мораг Тонг.

***

А в Скрибе начали происходить какие-то странные события — несколько посетителей отравились ядом, оказавшимся в алкоголе. Редоран конфисковали всю выпивку и провизию и закрыли таверну на несколько дней. Дендрасе пришлось заказать алкоголь у местных, что отрицательно сказалось на качестве и количестве посетителей. В отчаянии она написала письмо Тедрасу с просьбой о новой поставке.

Тедрасу же пришлось вновь перетерпеть визит Ролса, которому наконец удалось склонить Хлаалу к сотрудничеству. Исполнив свои обязательства, он вернулся в Балмору с новой партией алкоголя для “Пьющего Скриба”. Дендраса, хотя и обрадовалась приезду Тедраса, пребывала в не особенно хорошем настроении, потому что Килао, который поехал за ней в Балмору и с которым она провела немало ночей в одной постели, навестил ее тем вечером и потребовал одолженные ей деньги назад. Вечер окончательно был испорчен посетителем, который схватился за горло и после небольшой агонии упал замертво. Всех работников, в том числе только что нанятого барда Эанатума, окультурившегося эшлендера, арестовали по подозрению в убийстве.

На следующее утро Ллота, назвавшаяся чужим именем, навестила Векху в тюремных помещениях, чтобы выяснить ее возможные мотивы на несанкционированное убийство. Тем же днем Тедрас навестил Дендрасу, подкупив стражника. Спустя три дня, некая данмерка, назвавшаяся Раваной, посетила пост стражи Редоран, чтобы сделать Дендрасе, а затем начальнику стражи Редоран Силу Дарелету предложения, от которых ни одна ни другой не смогли отказаться. В тот же день Сил поручил Нилосу Ллерву, своему верному подчиненному, допросить подозреваемых. Тот начал с Векхи, и когда она вернулась в камеру, Дендрасы там не было. Отпустили ее или переместили в другое место, никто из узников не знал. Вскоре на допрос увели Эанатума, а затем и Нилу, тихую помощницу Дендрасы. Пока последняя отсутствовала, а Турил, вышибала на полставки, спал, Векха с бардом пытались сложить воедино запутанную мозаику ситуации в которую попали. После того, как Нила вернулась с допроса, уже все четверо включились в обсуждение, уверенные в том, что убийцы среди них не было.

В то же время, несмотря на опасения Турила, Дендраса разгребала последствия обыска в таверне, а когда туда заглянул Фелмс, сообщила ему о разрыве соглашения с Мораг Тонг. Фелмсу, не без помощи магии, удалось выяснить настоящую причину этого решения, и он поспешил встретиться с Ллотой, которую, впрочем больше интересовало как бы Векха не ляпнула чего лишнего.

Дело приняло неожиданный поворот, когда Турил решил признаться, чтобы виновным посчитали его, а Дендрасу отпустили. Дарелет, не долго думая, отправил влюбленного кузнеца в темницу и отдал распоряжение отпустить остальных. Был ли он настоящим убийцей или тот остался на свободе, капитан предпочитал не думать. Кажется, он начинал понимать правила игры в политику.

***

Отредактировано Narnaa (2018-04-07 23:13:06)

+5

2

Трое суток узники провели за решеткой, но на допросы их никто не торопился вызывать. Покормили пару раз какой-то баландой и принесли ночные горшки, правда от вони это не слишком спасло. Вся эта обстановка не располагала к разговорам, а Векха и вовсе была в обиде на Дендрасу за озвученные ранее обвинения и молчала как шпион на допросе. Турил и Эанатум еще несколько раз порывались устроить потасовку, но потом даже завели какой-то разговор. Нила тоже сидела тихо и казалась самой спокойной из пятерых.

Дендраса получает предложение, от которого не смеет отказаться

Дендраса даже несколько обрадовалась, когда в помещение вошел стражник, отомкнул камеру и кивнул ей на выход. Допрос или еще какой посетитель — она была рада покинуть воняющую клетку. Как и в прошлый раз, стражник оставил ее в пустой комнате одну и закрыл дверь на ключ. Через пару минут она вновь открылась, впуская в полумрак невысокую женскую фигуру в плаще, чье лицо было наполовину скрыто капюшоном.
— Я думала, ты будешь постарше, — она прошла к столу и уселась на стул напротив Дендрасы.
Дендраса промолчала, вглядываясь в лицо данмерки, которое было абсолютно не примечательным — встретив подобный типаж на улице, через мгновение забываешь о его существовании. Ее голос тоже звучал ровно и не имел особой эмоциональной окраски.
— Хочешь выйти отсюда?
— Кто ты? — само собой, Дендраса хотела покинуть это омерзительное место сию минуту, но она уже была научена, что просто так никто помощи не предлагает.
— Считай, что я — заинтересованное в твоем благополучном выходе из темницы лицо.
— И чего ты хочешь?
— О, тебе ничего это не будет стоить, и даже сулит немалую выгоду. Я хочу, чтобы ты расторгла соглашение с организацией, которую ты приютила в своей забегаловке, и заключила новое, со мной.
Расторгнуть соглашение с Мораг Тонг? Это что, такая шутка? Дендраса посмотрела на собеседницу — но нет, лицо ее оставалось абсолютно серьезным.
— А еще я в курсе твоих долгов. Но и о них ты можешь не волноваться. Твои кредиторы больше не побеспокоят тебя. Если, — незнакомка сделала паузу и холодно улыбнулась, — мы придем к сотрудничеству.
— В чем заключается это соглашение? — спросила Дендраса дрогнувшим голосом.
— Положим, твоя таверна имеет отличное расположение, что отвечает моим целям. Мои требования просты, но в детали я предпочту вдаваться только после того, как получу твое согласие. В обмен на некоторую реорганизацию твоего заведения я вытащу тебя из тюрьмы и позабочусь о кредиторах. Можешь считать это взаимовыгодным партнерством.
Дендраса посмотрела на каменную стену напротив. От голода и недосыпа мысли в ее голове путались, и она была готова согласиться почти на любую помощь, чтобы только не видеть больше эти решетки.
— Что, если откажусь?
— В таком случае, можешь не сомневаться, что ты окажешься виновной в том убийстве и проведешь долгие годы в месте гораздо худшем чем это. А таверну я получу так или иначе, с твоей помощью или без нее. Так, что скажешь? — данмерка в капюшоне обнажила белые зубы в широкой улыбке, будто не угрозу только что озвучила, а вела разговор с лучшей подругой о девчачьих пустяках. Взгляд ее, впрочем, оставался холодным и цепким.
— Мне нужно обдумать это, — произнесла молодая эльфийка после длинной паузы.
— У тебя нет времени, потому что ответ мне нужен прямо сейчас.
— Но что будет с моими работниками?
Незнакомка развела руками:
— Кто-то ведь совершил преступление? Кто-то должен и ответить. Остальные будут свободны.
Она терпеливо дожидалась ответа, глядя на замешательство черноволосой девчонки в розовом платье, высокой и пока еще немного нескладной. Через некоторое время Дендраса подняла взгляд и тихо произнесла:
— Я согласна.
Данмерка победно улыбнулась и, не говоря больше ни слова, подошла к двери и стукнула в нее костяшками пальцев.

Отредактировано Narnaa (2018-03-31 07:39:27)

+5

3

— Могу я поинтересоваться, почему вы выбрали именно это место? — Сил Дарелет, начальник стражи Дома Редоран присел за стол в самом дальнем углу “Пьяного Нетча” и обратился к непримечательного вида данмерке, даже возраст которой определить было затруднительно. — Ведь у меня есть просторный кабинет в родовом Доме.
— У меня есть предложение к вам, мутсэра, и вы точно не хотите, чтобы ваше начальство услышало его. — Данмерка легко улыбнулась и откинула капюшон с каштановых волос.
— Кажется, я не разобрал вашего имени и статуса в записке, которую вы отправили мне. Или вы их забыли указать в ней? Я хотел бы знать, с кем имею честь разговаривать.
— О, вас перестанет это волновать, когда вы услышите, что именно я собираюсь вам предложить. Но для удобства, можете называть меня Равана.

Неподкупных не бывает, бывают маленькие взятки

Дарелет пригладил бороду, внимательно разглядывая ее лицо.
— Я наслышана проблемах с коррупцией в Доме, — продолжила она после небольшой паузы, невозмутимо изучая его немолодое лицо в ответ, — и о вашем вкладе в расследование. Но, судя по тому, что вы так и остались на посту начальника стражи, ваши заслуги не были оценены по достоинству…
Сил умел не показывать эмоций и своих мыслей, а потому его лицо осталось спокойным, в то время как слова данмерки будто насыпали соли на свежую рану. Он считал, что заслуживал место коррумпированного Верданта, но получил лишь пару слов дежурных благодарностей за свою верную службу Дому. Новый начальник, присланный из Блэклайта, был хоть и честнее — или хитрее — но совершенно невыносим в общении. Сил еще больше возненавидел свою работу и постоянно пребывал в наидурнейшем расположении духа, срываясь на подчиненных, а иногда даже на простых обывателей Балморы. А потому он весь превратился во внимание.
— Да и жалование тоже вряд ли подняли, — данмерка сложила руки на столе перед собой, стараясь уловить малейшие изменения в мимике собеседника.
— Что бы вы там не хотели, я не стану уподобляться продажным чиновникам. — Сил не стал скрывать разочарования на лице и уже уперся рукой в столешницу, привстав, когда эльфийка сказала тихо, но отчетливо:
— Тридцать тысяч золотых.
Начальник стражи замер в своей нелепой позе и уставился на нее. Тридцать тысяч шли ни в какое сравнение с его нищенским, по его мнению, жалованием.
— Тридцать тысяч сейчас и еще пять каждый месяц за небольшую услугу, которая не потребует от вас никаких действий, а даже наоборот.
— Что ж. Могу я узнать, что вы хотите купить за такую баснословную сумму? — данмер уселся обратно и привычным жестом схватился за собственную бороду.
— У вас под стражей по подозрению в убийстве находится Дендраса Белден, владелица “Пьющего Скриба”. Ведь ее вина не доказана?
Дарелет осторожно кивнул в ответ. Пятеро подозреваемых в отравлении уже три дня томились в каталажке, и на ближайшее время были запланированы их допросы.
— Я хочу купить ее свободу. Как это у вас называется, освободить под залог?
— Она одна из главных подозреваемых, я не могу просто так отпустить ее.
— О, Дарелет, бросьте. Разве она похожа на убийцу? Да у нее мозгов еле хватает на то чтобы сводить концы с концами. Вы знаете как находить виновных, у вас обычно неплохо выходит, так ведь? Думаю, что и здесь справитесь.
Сил снова кивнул, хотя ему и доставляла некое удовольствие мысль, что эта проблемная таверна могла вскоре закрыться.
— Хорошо, — произнес он после небольшой паузы. — Какова же вторая услуга?
— Вы и ваша стража забудете о существовании “Пьющего Скриба”.

Отредактировано Narnaa (2018-03-31 07:38:53)

+5

4

Vekha Andothren: Дверь открылась, Векху протолкнули вперёд, после чего дверь за ней захлопнулась. Она всматривалась в помещение, освещенное одной лишь свечой, и в того, кто стоял во тьме. Как и в темнице, ей померещился бандит Релам.
Nilos Llervu: услышав скрип двери, отвлекся на минуту от изучения записей, бросив взгляд на вошедшую
Nilos Llervu: - Векха Андотрен, - в голосе не было вопроса, - Проходи, садись. Надеюсь, мне нет нужды привязывать тебя к стулу?
Vekha Andothren: Векха послушно присела за стол, вспоминая обрывки сна, который был чем-то вроде пособием при допросах.

Допрос Векхи Андотрен

http://sh.uploads.ru/FkSic.png

Nilos Llervu: - Итак, - стражник продолжал изучать журнал, - Начнем с простого. В кабаке, где ты работаешь, был отравлен данмер. Ты знала его?
Vekha Andothren: "Главное, молчать. Будут поторапливать, мол у нас тоже смена - думала она - А вот и буду тянуть вам во зло, ублюдки."
Vekha Andothren: -Нет - сказала она устало
Nilos Llervu: - Видела раньше?
Vekha Andothren: - Что видела, кого?
Vekha Andothren: "И не груби, и не пугай связями, которых у тебя больше нет."
Nilos Llervu: - Убитого, разумеется, - бросил быстрый взгляд на девушку. Уже юлит?
Vekha Andothren: -Нет, я не видела его ранее - вздохнула
Nilos Llervu: - Быть может, его знал кто-то из других работников таверны?
Vekha Andothren: -Этого я не могу знать, правда.
Nilos Llervu: - Хм.. не видела, не знаешь, - делает какую-то пометку в журнале, - Занятно.
Nilos Llervu: некоторое время молчит, поглядывая на Векху поверх страниц
Nilos Llervu: - Ты пекла сладкие рулеты для гостей?
Vekha Andothren: Дремота немного восстановила Векху, а ведь недавно она была готова выцарапать глаза Ниле.
Vekha Andothren: -Да, пекла.
Nilos Llervu: - Любишь готовить?
Vekha Andothren: - Приходится.
Nilos Llervu: - То есть не любишь? - смотрит на эльфийку пристально, - Но я слышал, что эти рулеты - твоя идея. То есть ты не любишь печь, но предлагаешь и печешь их. Зачем?
Vekha Andothren: -Я не говорила, что не люблю..
Nilos Llervu: - Нет?
Vekha Andothren: Положила локти на стол и приложила руки ко лбу
Nilos Llervu: ждет ответа, все так же изучая журнал
Vekha Andothren: - Я узнала несколько рецептов и решила делать рулеты для поднятия престижа таверны.
Nilos Llervu: - Престиж.. определенно поднялся, - Ллерву позволил себе усмешку. - Хорошо. В тот вечер рулет для погибшего тоже испекла ты, верно?
Vekha Andothren: "Пускай сам даст намёк на "яд" - промелькнуло в голове
Vekha Andothren: - Ну да, я пекла рулеты в тот день.
Nilos Llervu: - Рулеты? Хм.. Сколько штук? - вновь бросает пристальный взгляд на допрашиваемую
Vekha Andothren: -Хм? - складывает пальцы на руке
Nilos Llervu: - Хм? - повторяет Ллерву с вопросительной интонацией, - Не поверю, что работница кабака не умеет считать. Так сколько?
Vekha Andothren: Придётся вспомнить хоть немного. Сколько выпечек уместилось на противне, а на полке в зале?
Vekha Andothren: - Так.. двенадцать. Да, с разными начинками.
Nilos Llervu: - С разными, ну-ну! - Нил снова усмехнулся, - Их все купили?
Vekha Andothren: - Вроде нет.
Nilos Llervu: - И где же они, в таком случае?
Vekha Andothren: - Три я положила на полке, на видном месте. Остальные оставила на кухне.
Nilos Llervu: - Вот как, - делает очередную пометку - А может, ты их выбросила?
Vekha Andothren: - Нет.
Nilos Llervu: - Значит, нет, - задумчиво смотрит на Векху, - Тогда зачем ты выходила из таверны незадолго до гибели жертвы?
Vekha Andothren: Думает, как правильно изложить, чтобы красномордый поменьше придрался
Vekha Andothren: - Я взяла постельное постирать. Помнила, что тазик уже был там.. ну, с предыдущего раза, а его во дворе не оказалось. И я пошла обратно.
Nilos Llervu: - Постирать? - с сомнением смотрит на эльфийку, - Вечером, в потемках, во дворе? В тот момент, когда посетитель требует твою стряпню?
Vekha Andothren: - Это уже была забота остальных подавать заказы.
Nilos Llervu: - И? Удалось постирать?
Vekha Andothren: - Я зашла, и увидела, как мутсера свалился на пол и все вокруг него столпились
Nilos Llervu: - Я спрашивал не об этом. Не нужно уходить от ответов, - голос данмера стал строже
Vekha Andothren: Помассировала виски
Nilos Llervu: - Но если устала отвечать, можешь просто сознаться в содеянном. Быстро и не так утомительно! - улыбнулся
Vekha Andothren: - Повторите вопрос.
Nilos Llervu: - А стоит ли? Все и так понятно, - вздохнул разочарованно, - Но если тебе нравится - хорошо. Ты постирала то, что хотела?
Vekha Andothren: - Нет, не постирала. Когда я вошла... повторюсь, то увидела, как мутсера упал на пол и все вокруг него столпились. Сказали, что он умер.
Nilos Llervu: - Приготовила рулеты, которых не осталось, потом ходила стирать, но не стирала, увлеклась готовкой, но готовить не любишь, - Ллерву захлопнул журнал, продолжая держать его в руке - Достаточно! Твои вранье и недомолвки говорят все за тебя
Vekha Andothren: - В каком месте я врала?
Nilos Llervu: - Ты приготовила рулеты, отравила их и оставила на кухне. В тот момент, когда клиент попросил их, ты оставила один, а остальные отнесла в сад под нелепым предлогом стирки. Тем самым вынудив кого-то другого подать яд жертве,  -  смотрит на Векху разочарованно
Vekha Andothren: Округлила глаза и помотала головой.
Nilos Llervu: - Что он тебе сделал, этот данмер? За что ты его убила?
Vekha Andothren: -Убила? Я не убивала. Я до этого думала, что у него остановилось сердце.
Nilos Llervu: - Он ведь был недоволен стряпней, да? А ты не любишь недовольных, ты вообще весьма резкая девушка. Неужели для убийства хватило такой малости? - продолжает давить Нил
Vekha Andothren: Вздохнула, затем также спокойно произнесла:
Vekha Andothren: - Яд был на поверхности рулета или внутри?
Nilos Llervu: - Пытаешься выкрутиться? Нет, девочка, вопросы тут буду задавать только я! А тебе стоило бы на них отвечать. Так каков твой мотив? А может, это личное? - внимание редоранца приковано к лицу эльфийки, - Ты ведь покидала Балмору на какое-то время. Должно быть, так и познакомилась с жертвой?
Vekha Andothren: - Если это я убийца, то напомните мне, куда я подсунула яд и как быстро умерла жертва.
Nilos Llervu: отклоняется от стола, сцепляет руки за спиной и довольно улыбается.
Nilos Llervu: - Увиливаешь. Пытаешься вытянуть, что еще мне известно. Брось! Просто скажи, за что ты его убила и все закончится. Этот пустой разговор. Ты ведь сама от него устала, верно?
Vekha Andothren: "Держи тон, не накаляйся. Не срывайся. Сохраняй спокойствие."
Nilos Llervu: - Я сказал тебе достаточно, чтобы показать, что ты - самый вероятный, если не единственный кандидат на роль отравителя.
Vekha Andothren: -Да, вы знаете о моём прошлом. Но я не убила его. Я убеждена, что он умер от остановки сердца
Nilos Llervu: - Попробуешь меня разубедить? Скажешь что-то, чего я не учитываю, по-твоему? Ну, попробуй! - в голосе данмера звучит насмешка
Vekha Andothren: "Вызов принят, вчерашний эшлендер"
Vekha Andothren: - Если по вашему он умер от яда... Любой, кто открывал хоть первую страницу учебника по алхимии, знает, что при попадании яда в тело, оно пытается от него избавиться через рвоту и деф... хм-хм..
Nilos Llervu: изучающе смотрит на обвиняемую. Должно быть, она придумывает сейчас версии, одна другой невероятнее, лишь бы выгородить себя.
Vekha Andothren: - Жертва умерла моментально. Значит, это должен быть невероятно сильный яд, для которого требуются редкие и дорогие ингридиенты. Скажите, что у меня нашлись деньги на этот яд? Ладно, но зачем мне это? Потрарить деньги на дорогой яд, сунуть его в собственную выпечки и выставить на полке, когда её мог взять кто-то другой, но не моя жертва? Вы знаете обо мне, о моём прошлом, потому вам легче всё свалить на меня. Никакого яда в рулете не было.
Nilos Llervu: - Да бедняга весь пеной изошел, прежде чем пройти в Двери Ожидания! А насчет твоих финансов.. тут и права много темных пятен. Работу ты бросаешь, работодателя не уведомляешь. Наверное, есть, откуда деньги брать, а? Неубедительно, Андотрен, совсем неубедительно..
Nilos Llervu: с холодной полуулыбкой следит за эльфийкой. "Что она предложит дальше?"
Vekha Andothren: Вздохнула
Nilos Llervu: - И всё? - вопрос прозвучал разочарованно, - Никаких бредовых фантазий, попыток обвинить кого угодно кроме себя, попыток подкупа и прочих глупостей? Тебе не хватает ни хитрости, чтобы отбрехаться, ни смелости, чтобы признать свое поражение? Я разочарован. - достает журнал и вновь делает в нем несколько пометок
Vekha Andothren: - Вы так убеждены, что рулет был отравлен. А я это отрицаю. Тогда покажите мне тот самый рулет и заставьте съесть.
Nilos Llervu: - Съесть? - бросил взгляд на девушку, - Ну да, я бы тоже предпочел смерть бесконечным работам в эбонитовых шахтах. Но нет, этого не будет.
Vekha Andothren: - Если рулет действительно отравлен, если это я убийца, то пусть это будет для меня смертной казнью.
Nilos Llervu: - О нет! Это слишком просто! Хлаалу никак не останутся довольны таким решением. Они, знаешь ли, весьма рачительны! - Нил презрительно сплюнул на пол
Vekha Andothren: - И также это будет наказанием за мои недочёты. А чего же я не скрылась с места преступления? И позволяю стражам вытягивать из меня признания?
Nilos Llervu: - Не успела? Или хотела подставить.. работодателя, например? Так или иначе, раз ты уже выбираешь себе наказание, я считаю этот разговор оконченным, - данмер вновь убрал журнал, - Уведите заключенную, рядовой!
[конвоир] на зычный приказ Ллерву из коридора в комнату заглядывает стражник, что привел Векху из камеры
Vekha Andothren: Не стала поддаваться грубому хвату стража и поплелась следом, одаряя Нилоса измученным взглядом
Nilos Llervu: - Я рассчитывал на большее от тебя, Векха. Жаль, что ты закончишь именно так.., - бросает в спину девушке Нил
[конвоир]: стражник открывает дверь и подталкивет Векху на выход
Vekha Andothren: "Что значит "закончить"? Это он про шахты или про казнь? Ну вот оно, долгожданное окончание жизни рождённого под Вором"

Отредактировано Narnaa (2018-03-31 07:41:04)

+3

5

Eanathum: Бард давно потерял счёт дням. В первое, возможно, утро, Турил не выдержал и справил нужду прямо среди камеры, отчего данмерам пришлось вылизывать всю камеру вдвоём. Стоит ли говорить, что отношения меров испортились. Кормили редко, но зато не пытали всё время — не чета Храму. Барда больше всего волновало лишь одно: он уже долгое время был сух. Организм, перестроившийся на суджамму, давал знать о дискомфорте. Теперь же его бесцеремонно разбудили и, сонного, повели в какую-то комнату. Перед бардом маячил знакомый силуэт.

Допрос Эанатума

Nilos Llervu: с хмурым видом стоял у стола в допросной, нетерпеливо притоптывая ногой время от времени. Стражник с очередным допрашиваемым задерживался, а дел еще хватало.
Nilos Llervu: - Наконец-то, - недовольно протянул, когда дверь отворилась, и в помещение втолкнули эшлендера.
Eanathum: Эанатум особо не сопротивлялся. В голове всплывали образы таких далёких и одновременно таких недавних пыток.
Nilos Llervu: скрестив руки на груди, Лерву изучал незадачливого барда
Eanathum: Взгляд барда стал метаться по комнате.
Nilos Llervu: - Садись, - кивнул на стул редоранец, - Веди себя хорошо, и неприятностей для тебя будет меньше. Сейчас я хочу просто поговорить.
Eanathum: Бард еле кивнул и сел, крепко сцепив между собой пальцы.
Nilos Llervu: внешний вид барда внушал если не отвращение, то как минимум неприязнь, камера мало кому идет на пользу. Нил едва заметно поморщился.
Eanathum: старался смотреть мимо редоранца, как бы сквозь него. Не отводя взгляд, но и не встречаясь глазами.
Eanathum: - Эа... Эанатум. Эанатум Ашшурпанасси, — прохрипел бард, неуклюже склонив голову.
Nilos Llervu: - Эшлендер. Бард. Служитель храма, - перечислил остальное Нил, - Дя, я знаю, кто ты такой. Многовато в тебе намешано, да?
Eanathum: Лишь пожал плечами и промолчал.
Nilos Llervu: - Ладно, - на некоторое время задумавшись, продолжил редоранец, - Начнем как обычно. Ты был знаком с убитым?
Eanathum: — Нет, — бард всё также хрипел. — Я видел его первый раз в жизни. Наверное, в первый раз.
Nilos Llervu: - Наверное? Не помнишь тех, кого видел когда-то?
Eanathum: — Мне не один десяток лет, и... кхм... очень бурная молодость. Если он был связан с Храмом, то, может, и видел. Слишком много меров, — попытался оправдаться Эанатум.
Nilos Llervu: - Или суджаммы, - хмыкнул стражник, - Не смущайся, я в курсе твоих пристрастий. Той части, о которой говорят другие посетители кабака, как минимум.
Nilos Llervu: - А что насчет остальных посетителей таверны? Кто-то мог знать жертву? Со стороны было на такое похоже?
Eanathum: Услышав о напитке, бард инстинктивно облизал губы, но быстро встрепенулся и даже выпрямился. Он что, хочет назвать его пьянью?!
Eanathum: — Нет... не знаю... Нет, не похоже... — Эанатум решил промолчать о Туриле, который говорил о том, что умерший — редоранец.
Nilos Llervu: - Не похоже.. - протянул Ллерву задумчиво, и тут же сменил тему, - Зачем ты порывался выпить напиток погибшего?
Nilos Llervu: взгляд стражника после этого вопроса оказался прикованным к лицу барда
Eanathum: — Я могу отличить чистый флин от отравленного, — не без гордости произнёс бард. — К тому же, я доверяю Дендрассе... — данмер немного поубавил пыл, встретившись со взглядом Ллерву.
Nilos Llervu: - Доверяешь Дендрасе, алкоголь которой был конфискован по подозрению в отравлении за неделю до этого, - Нил неприятно улыбнулся, - Или просто ты знал, что отравлен был не флин.
Eanathum: — Но я сперва понюхал, попробовал каплю, и только потом уже отпил! А вот твёрдой пище я доверяю меньше...
Nilos Llervu: - Какое рвение! Риск, если не жертва. И ради чего? Ведь данмер был уже мертв. Странный поступок!
Eanathum: Теперь и сам бард не мог ответить на этот вопрос.
Eanathum: — Я... ну... доказать, что это не вина Дендрассы...
Nilos Llervu: - Как давно в последний раз ты покидал Балмору? И где был? - вновь сменил тему редоранец
Eanathum: Потупил взгляд. Редоранцу совсем не нужно было знать, куда забирался Эанатум.
Eanathum: — Я был в Истмарке. Мне нужно было передать одну посылку от... одной очень высокопоставленной особы Храма. Мы были близки, и... я остался ей должен.
Nilos Llervu: - В самом деле? И что же это за особа, что доверяет эшлендеру? Не слишком-то правдоподобное вранье!
Eanathum: — Будучи при Храме, я был очень горячим эшлендером, — уклончиво ответил Эанатум.
Nilos Llervu: облокоился на стол, слегка наклонившись к Эанатуму
Eanathum: Осторожно стал откидываться к спинке стула.
Nilos Llervu: - Ты можешь подтвердить свои слова именем? Кого мне спросить, так ли это?
Eanathum: — Я не смею называть имя госпожи. Скажу лишь только, что она в ранге Мастера Храма... Вы можете спросить любого в Храме Гнисиса о служителе-эшлендере и его похождениях... И даже в Морнхолде, — шёпотом продолжил бард. Нечасто удавалось похвастать этим.
Nilos Llervu: - Не потащусь я ради тебя в Гнисис, - ворчливо ответил Нил, поверив, похоже, в отповедь допрашиваемого.
Eanathum: — Увы, но в Балморе у меня ничего не срослось — тамошний библиотекарь оказался мужчиной, и я был не в его вкусе... Потому я здесь и не задерживался.
Nilos Llervu: - Скажи мне, что ты знаешь про Векху?
Eanathum: — Векха? Она та ещё заноза. Стервозная, вечно ворчит и, вроде как, готовит чаи. Но она неплохая... Вроде бы...
Eanathum: Почему он спрашивает про Векху? Эшлендер давно подозревал, что она не та, кем кажется. Особенно в тот вечер, когда бард обчистил скалды нетча, чтобы пронести суджамму в Скриб. Кажется, она говорила про слежки, убийства и тёрки с Камонной Тонг. В любом случае, красной шапке этого знать не нужно. Не от барда. Эанатум снова облизал пересохшие губы.
Nilos Llervu: - Не замечал странного в ее поведении? Особенно в тот вечер?
Eanathum: — В тот вечер меня наняли на работу, и я был занят всё время лютней. В том числе, предлагал умершему сыграть что-нибудь, однако он был какой-то нервный и довольно грубо отказался. Потому за Векхой не следил.
Nilos Llervu: - Ты, выходит, крутился рядом с убитым, - Нил пристально смотрит на барда, - Вы, эшлендеры, неплохо разбираетесь в ядах, насколько я знаю.
Eanathum: Началось... Эанатум сглотнул.
Nilos Llervu: - Вспомнить тот случай с убийством прошлого владельца этой таверны.. его ведь иглой с ядом одурманили, как я помню. Ваше оружие...
Eanathum: — В Эшленде сложно выжить, если ты не знаешь, какой гриб стоит съесть, а какой — оставить н'вахам. Моё оружие — слово!
Eanathum: Состояние Эанатума колебалось от агрессивной уверенности к паническому страху. бард попытлася взять себя в руки... Сейчас бы хорошую кружку суджаммы... Или даже флина... Тот флин был хорош, да.
Nilos Llervu: - Да-да, слово. И оно ранит иногда больнее клинка, да? - Ллерву заговорщицки подмигнул барду, - Да и сами вы, деятели искусства, народ весьма обидчивый! Вот ты предложил тому меру спеть, или даже спел, а он тебе нахамил. И ты обиделся. Достал одну из своих травок и насыпал ему в еду. А потом, чтобы отвести от себя подозрения, сам же бегал за стражей и порывался выпить "отравленный", - стражник сделал акцент, - алкоголь..
Eanathum: — Не скрою, этот ф'лах заявил, что баллады —для "смазливых мутсер"! И флин ему был кислый! А он был весьма недурственнен, даже более того! — Эанатум снова стал возбуждаться, — Но нет, это ведь не причина его убивать!
Eanathum: — Мутсера, послушайте!
Nilos Llervu: внимательно следит за реакцией данмера на свою провокацию
Eanathum: — Я был совсем ещё мальчишкой, когда покинул своё племя. Из всего оружия, что было у меня, и которым я владел, был лишь криво выструганный из ноги шалка хитиновый кинжал. Я могу отличить ядовитый гриб от съедобного, но не более! А грибные куски в еде сложно не заметить!
Nilos Llervu: - Не нужно меня за ф'лаха держать! - с заметной агрессией встревает Нил, - Я прекрасно знаю, что грибы и прочую отраву можно высушить, растереть, измельчить. Алхимию придумали не вчера!
Nilos Llervu: на лице стража, тем не менее, едва заметно читается сомнение. Бард, в отличие от подавальщицы, не вызывает таких сильных подозрений, и на вопросы отвечает охотнее. Но из оставшихся узников он и Векха вызывают больше всего подозрений. Тихоню-барменшу он еще допросит, а бугай-вышибала не похож на того, кто использует яд, когда есть кулаки.
Eanathum: — Но я-то в алхимию вообще не придумываю... не думаю... не умею... То есть... Да и зачем мне? Меня только приняли на работу туда!
Eanathum: эанатум инстинктивно сжал пальцы. Ему уже слышались по коридору шаги палача. Нет. Даже шаги палача и лекаря.
Nilos Llervu: - Ты странный тип, Эанатум. Отзываются о тебе именно так. Ты то пьешь, то бредишь, то поешь песни сомнительного содержания. Кто может знать, что творилось в твоей голове, когда ты решил отравить несчастного. Но если ты не виноват, в чем ты пытаешься меня убедить, то.. кто мог это сделать? М?
Eanathum: — То есть странные песни?
Eanathum: И он считает песни странными? Так что же теперь, не осталось ни одного ценителя хорошего Слова?
Nilos Llervu: - То есть такие, что могут быть поняты по-разному, - Ллерву заводился, - Храмовое образование позволяет тебе балансировать на грани, но не думай, что всем это по душе. Ты уже знаком с Ординаторами, и не думаю, что тебе у них понравилось.
Eanathum: Бард сглотнул. Нет, не понравилось. Совсем не понравилось. Постарался сцепить пальцы как можно сильнее, даже поджал пальцы на ногах.
Eanathum: — Серджо! Я понятия не имею, кто хотел и кто в итоге отравил того редоранца! Но точно не я! Зачем мне? Посмотрим правде в глаза: я — новый работник, эшлендер, да и ещё у меня хватает недругов в Храме. Да мне лишнюю пылинку сдунуть — подписать себе смертный приговор! Меня же первого вздёрнут!
Nilos Llervu: зло смотрел на нервничавшего эшлендера, но версия в голове не складывалась. Или этот музыкантишка еще и отличный актер, или он таки не травил того несчастного.
Nilos Llervu: - С чего ты взял, что погибший был редоранцем? Ты говорил, что не знал его.
Eanathum: — Я? Да вроде же все знали! Мне Турил Смердящий сказал, мол, слышал от Дендрасы, когда та его обслуживала. Толстяк казался важной шишкой, и Дендрасса явно не хотела упускать такого клиента. Но я... я не верю Турилу... Редоранцы же... Ну... Вы же знаете...
Eanathum: Эанатум прикусил язык. Не хватало ещё и злить его. Поклялся, что отрежет, как только вернёт себе кинжал. О, Боги, только бы с ним ничего не случилось...
Nilos Llervu: - Что я знаю? - глаза Ллерву опасно сузились, - М?
Eanathum: — Почти... Ну, самую малость всегда ходят в броне, — полушёпотом и неуверенно пробормотал Эанатум, — А этот, хоть и был заносчивым, однако не бахвалился ничем, что могло хоть что-то сказать о нём. Если бы и ставить на Великие Дома, то я сказал бы Хлаалу или Дрес, - данмер перешёл на заговорщицкий шёпот.
Nilos Llervu: - Ну-ну, - кулак стражника сжался и разжался, - А Турил, значит, считал погибшего редоранцем..
Eanathum: — Он сказал, что ему сказала Дендрасса... А кем он был, если не секрет?
Eanathum: Болван! Ф'лах! Тебе зачем язык дали? Дендрассу только отпустили, теперь её снова закроют.
Nilos Llervu: - А скажи-ка, не обижен ли Турил на редоран за то, что они не помогли прошлому хозяину, Хеннусу, когда у того были.. проблемы? - проигнорировал Нил вопрос эшлендера
Eanathum: — Не заметил. Скорее он обижен на меня. А я на него. Но я ничего не слышал от него ни о каком Хеннусе.
Nilos Llervu: "Что я спрашиваю? Здоровяк - отравитель? Бред!". Ллерву поморщился, слегка покачал головой, будто не соглашаясь сам с собой
Nilos Llervu: замолчал на некоторое время, глядя то ли на барда, а то ли сквозь него. Обдумав какую-то мысль, выдохнул разочарованно, встал прямо, скрестив руки за спиной.
Eanathum: Бард также молчал. Затем, будто бы к нему пришла в голову какая-то мысль, первый раз за всё время посмотрел редоранцу прямо в глаза.
Eanathum: — Я ведь сейчас балансирую на очень тонком лезвии бритвы, верно? — бард всё также пронзал взглядом, но был предельно спокоен.
Nilos Llervu: - Вроде того, - вопрос отвлек Ллерву, сбил его с мысли
Eanathum: Выдохнул и уткнулся взглядом в пламя свечи.
Nilos Llervu: - Ты хотел что-то сказать? - перемена в настроении Эанатума насторожила редоранца. Не попытка ли это признаться?
Eanathum: — Нет, просто мне кажется, что я начинаю что-то понимать, — обречённо бросил бард.
Nilos Llervu: - Ты должен понимать, что версия с твоей виной весьма удобна, и всех устроит. Так что если это все же не ты - в твоих интересах вспомнить все подробности, что могут указать на виновного.
Eanathum: — Именно. Я слышал, как уводили Дендрассу. Затем её отпустили. Уводили Векху и, хоть и вернули в камеру, там всё ещё сидит Нила. Но Нила — не та девушка, что способно хоть кого-то отравить. То есть, даже при всех подозрениях Векхи, у Вас не хватает улик. Но виновный должен быть наказан. Просто всегда есть виновный.
Nilos Llervu: - Ты все правильно понял. Но время, что я мог потратить на тебя, истекло. Ты вернешься в камеру, и там подумай  о своем положении! Посмотри на сокамерников. Или ты, или они. Прочувствуй эту мысль, прими ее.
Eanathum: — Не может же мне вечно везти, верно? — бард горько улыбнулся.
Nilos Llervu: хмыкнув неопределенно, Нилос громко позвал конвоира, сопровождавшего Эанатума из камеры и ждавшего сейчас за дверью.
Eanathum: Бард вяло встал и отправился в камеры.
Nilos Llervu: после того, как дверь закрылась за спинами ушедших, Нил рыкнул глухо, после чего расстроено сплюнул.
Nilos Llervu: - Убийство, под рукой удобный дикарь, на которого можно свалить все, что угодно, а я даю ему какие-то там шансы? Какого даэдрота?! Старею, что ли, - глухо пробормотал Нил и отправился к выходу. Дел еще хватало.

Отредактировано Narnaa (2018-03-31 07:41:28)

+3

6

Nila Fals: Стражник вталкивает Нилу в допросную. Данмерка замечает Ллерву, стоящего спиной. Она вяло оглядывает комнату, чуть покачиваясь от усталости. В глазах периодически мутнело.
Nilos Llervu: скрип двери и шорох чужих шагов заставляет редоранца отвлечься от своих мыслей и отвернуться от окна, чтобы рассмотреть вошедшую
Nilos Llervu: - Присаживайся, - кивает Нил на стул. Предупреждений о хорошем поведении на этот раз он не дает - девушка и так тиха и, кажется,  слишком измотана, чтобы что-то натворить.
Nila Fals: Белые глаза данмерки уставились на лицо редоранца. Чрезвычайно грубые черты лица ей были отвратительны. К тому же от самого данмера её уже тошнило. Она села на стул и оперлась о стол правым локтем, придерживая собственную голову. Казалось, она уснёт прямо на месте.

Допрос Нилы Фалс

http://sd.uploads.ru/zpvhD.jpg

Nilos Llervu: оперся руками о спинку впередистоящего стула, чуть наклонившись вперед, в ожидании, пока эльфийка сядет на место. Рассматривает ее, отдельно задержавшись на непривычного цвета глазах.
Nilos Llervu: - Итак.. Нила Фалс, верно? - устало начал Ллерву, - Работаешь барменом в Скрибе. Как давно, кстати?
Nila Fals: Данмерка кивнула на каждое утверждение. - Месяц-два, кажется, - голос был чрезвычайно усталым.
Nilos Llervu: - Надеюсь, за эти пару месяцев ты не переняла у других работничков этого кабака привычку ввязываться во все неприятности подряд. Расскажи мне, что ты знаешь об убитом?
Nila Fals: - Ничего, - сухо ответила. Ей хотелось лишь закончить побыстрее.
Nilos Llervu: - Кратко, - хмыкнул Ллерву. Настроение узницы ему не нравилось, - Тогда опиши его. Как выглядел, как себя вел, что делал. Ты ведь бармен, была в зале. Ты должна видеть такие вещи!
Nila Fals: - Видела. Данмер был полным, одет в светлое, кажется, было много белого. Вёл себя неприятно. Ему ничего не нравилось. В общем, он никому не понравился, насколько я помню.
Nilos Llervu: - Никому не понравился? Тебе кто-то сказал об этом, или это твои наблюдения?
Nila Fals: - Мои наблюдения. Обращались к нему с неохотой, говорили с неприязнью в голосе. Кажется, Эанатуму не понравилось, что он плохо отозвался о флине. Никому не понравился, - заключила данмерка той же фразой.
Nilos Llervu: - Кто подходил к нему в течение вечера, кроме барда? Что он заказывал тем вечером? С кем говорил? - Нил снял с пояса журнал, отлистав его до нужно страницы
Nila Fals: - С ним сидел за одним столом тот торговец, Хлаалу, не помню имени. Ну и мы к нему подходили, собственно. Он заказывал флин, я ему подавала его. Потом ещё рулет, его подавала Дендраса. Не помню, подходила ли Векха.
Nilos Llervu: - Не помнишь, подходила ли Векха. Хм. А чем она вообще занималась в тот вечер? Разве она не помогает тебе с клиентами?
Nila Fals: Девушка прикрыла глаза, но затем снова открыла их, резко. Она облокотилась на спинку стула, понимая, что иначе заснёт.
Nila Fals: - Ну, в тот день Векха больше на кухне работала.
Nilos Llervu: Смотрит на эльфийку поверх журнала с показаниями. Мимика узницы, говорящая о ее усталости, не находит в нем сочувствия, он и сам изрядно вымотался с этими допросами, уликами, сравнением показаний..
Nilos Llervu: - Это обычно для нее? Она часто готовит?
Nila Fals: - Ну, как сказать... Раньше, бывало, заваривала чаи. Потом уволилась, ушла на материк. Недавно вот вернулась в Балмору, но вроде как не собиралась возвращаться к работе.
Nila Fals: Окутанная дурманом, отвечает на вопросы. Решила, что если ответит на всё как можно чётче, не добавляя ничего, то и отпустят её поскорее. Хотя, обилие вопросов про Векху насторожило.
Nilos Llervu: - Занятно. Работать не планирует, а рулеты печет, - Нил делает пометку в журнале, - Очевидец говорил, что тебя рвало в тот вечер. В чем причина? Ты что-то ела, пила?
Nilos Llervu: вновь уставился на Нилу в ожидании ответа. Светлые глаза, по которым не получается понять, говорит ли девушка правду, начинают раздражать стражника.
Nila Fals: - Я видела, как этот данмер умирал. Падал, пена текла. Я не видела раньше такой смерти, и не была готова. Это было совсем неожиданно! - наверное, будь Нила в лучшем состоянии, она бы повысила голос для большей убедительности, но все её слова звучали сейчас вяло.
Nilos Llervu: - То есть, это эмоции, а не недомогание, связанное с пищей? Уверена?
Nila Fals: - Да, уверена. Я себя хорошо чувствовала до происшествия.
Nilos Llervu: - Ладно, - данмер опустил руку с журналом, - Как тебе нравится работа в Скрибе? За два месяца ты хорошо узнала работников?
Nila Fals: - Да, неплохо. Платят хорошо, с остальными подружилась.
Nilos Llervu: - Расскажи мне про них. Их взаимоотношения, проблемы. Может, видела, как кто-то чем-то недоволен?
Nila Fals: - Ну, Дендраса в карты проиграла, и у Скриба были проблемы с бюджетом. Потом ещё и отравление алкоголя... Вот после этого Векха и загорелась идеей с рулетами. Хотела привлечь в таверну больше посетителей. А взаимоотношения между ними вроде нормальные. Ну, разве что Дендраса сначала была немного обижена на Векху, что та уехала. Но вроде помирились уже давно.
Nilos Llervu: - Зачем же Векха вернулась, если она не хочет работать в таверне? И тот случай с отравлением.. он ведь произошел после того, как она вернулась, - Ллерву принял задумчивый вид, -  Не замечала за ней тяги к алхимии, или чтобы она как-то странно вела себя на кухне?
Nila Fals: - Я не знаю, зачем вернулась... Алхимия? Нет, не замечала ничего. К тому же, она тоже отравилась тогда.
Nilos Llervu: - Ну, начинающие отравители часто ошибаются с собственными составами. И для многих такая ошибка последняя, - без эмоций говорит данмер. Кажется, он не считает Нилу виновной, и не скрывает своего мнения.
Nilos Llervu: - А что насчет остальных? Бард? Вышибала? - тон Нилоса вновь становится заинтересованным, - Было ли в их поведении в тот вечер.. или даже до него что либо странное?
Nila Fals: - Эанатум всегда... Необычный. В тот день разве что был более жизнерадостный. А Турил... Его я вообще вижу очень редко. И нет, в его поведении всё было точно так же.
Nilos Llervu: - Выходит, только Векха и бард вели себя странно в последние дни? - Нил кивает, как бы соглашаясь сам с собой, - Ты видела, сколько рулетов напекла Андотрен?
Nila Fals: - Нет. Я в тот день на кухне вообще не была, за стойкой стояла. На полке вроде как три рулета было, точно не помню... Остальные всё равно на кухне были, сколько - понятия не имею.
Nilos Llervu: - А кто-то кроме жертвы заказывал рулеты?
Nila Fals: - Да. Те два Хлаалу... Поставщик алкоголя и торговец, который с жертвой сидел.
Nila Fals: Видя, что про неё вопросов редоранец давно не задаёт, успокоилась. Видимо, её не подозревают.
Nilos Llervu: - И их заказ.. откуда ты его взяла? С полки или с кухни?
Nila Fals: - Я и не брала. Их подавали Векха с Дендрасой. С полки, если правильно помню.
Nilos Llervu: - Так Векха или Дендраса? Кто именно подал заказ вашему поставщику и его собеседнику? - Ллерву внимательно посмотрел на Нилу, - Вспомни. Это важно.
Nila Fals: - Я помню, что один из них подавала Векха. Поставщику, вроде как. Второй... - Напряглась, но ничего не вспомнила. - Нет, насчёт второго не помню ничего. Наверное, тоже Векха. Дендраса тогда шейном занималась.
Nilos Llervu: - При осмотре таверны на кухне рулетов не нашли. Если все их не распродали, то где они, как ты думаешь? Может, кто-то их выбросил? Кто был на кухне в тот вечер?
Nila Fals пожала плечами: - В основном Векха была. Ну и Дендраса заходила один раз. А так, я не знаю, сколько там было рулетов. Может быть, там только один и был?
Nilos Llervu: делает еще пару пометок в журнале, поглядывая на Нилу.
Nilos Llervu: - Но ты не видела, чтобы Векха выносила что-то из зала в тот вечер? Она вообще покидала зал? - в голосе данмера проскользнули нотки.. подозрения?
Nila Fals: - Ммм... Покидала. Выносила какую-то тряпку во двор. Кажется, постирать.А так, оставалась в зале.
Nilos Llervu: - Тряпку? Долго ее не было? Вернулась она с тряпкой, или без нее?
Nila Fals: - Ну, какое-то время отсутствовала. А с тряпкой возвращалась или без - не помню. Я тогда занята была клиентами.
Nilos Llervu: - Понятно, - черкнув что-то на странице, Ллерву закрыл журнал. - Ну, если больше о том вечере тебе сказать нечего, то наша беседа окончена.
Nila Fals: - Нечего, - девушка рада была, что всё, кажется, обошлось. Впрочем, это не особо отразилось на её лице.
Nilos Llervu: - Капитан может захотеть уточнить какие-то детали, так что.. придется погостить у нас еще какое-то время, - Нилос растянул губы в некотором подобии извиняющейся улыбки. Вышло не очень-то похоже.
Nila Fals: Лишь пожала плечами. Другого она и не ожидала.
Nilos Llervu: - Уведите! - крикнул он громко, и из-за распахнувшейся двери показалась голова конвоира
Nila Fals: Встала со стула, и пошла за конвоиром.

***
После того, как Эанатум вернулся с допросной, он не произнёс ни слова. Ни пытался поддеть Турила, ни напевать, лишь молчал и слонялся по камере взад-вперёд. И спал.
Когда пришли за Нилой, данмер лежал на скамье и настукивал такт какой-то детской песенки пальцами. Турил спал (здоровяк отличился довольно крепким сном), стража вообще появлялось редко, и это было идеальным моментом, чтобы поговорить с Векхой.  Молча воззвав к Боэте, Эанатум подошёл вплотную к углу перегородки и решётки.
— Эй, Векха! Векха! — полушёпотом позвал бард. — Нужно поговорить.

Эанатум и Векха пытаются разобраться

Когда Нилу увели, Векха впала в раздумья, что эта тупица могла бы рассказать стражам. Скажет, что Векха из Мораг Тонг и подтвердит, что это она убийца. Хотя, тут последует следующее — а откуда Нила знает, что Векха из Мораг Тонг, сама хвасталась "Эй, посмотрите на меня, я ассасин из Гильдии Лесников"? В итоге это приведёт к расскрытию убежища под "Скрибом". Нет, Нила не может быть настолько тупа.
Девушка вскоре задремала, а потом зов из соседней камеры вернул её в реальность. Она поднялась со скамьи, прижалась к решетке в углу и спокойно спросила:
— Чего ещё?

— Я хотел поговорить. Ты ведь тоже по уши в дерьме, верно? Этот красношапочный, как его.... Не важно... Ллерву? Он интересовался тобой. И... ты ведь понимаешь, что я в том же корыте сейчас, что и ты... — мысли барда сбивались, а утомленный мозг отчаянно подбирал слова.
— В общем, я должен знать, что это не ты. И, я думаю, у тебя есть кое-какие ответы.

Данмерка вздохнула. У редоранцев своя правда, именно Векху обвинят в убийстве, и Эанатуму тоже что-нибудь достанется. Она принимала это и не надеялась на внезапный поворот событий.
После вопроса барда нависла пауза, вскоре Векха ответила:
— Нет, это не я. И никто другой из "Скриба".

— У тебя есть идеи? Если мы сейчас ничего не вспомним... или не придумаем, висеть нам, похоже, двоим. Если не троим. Я пытался узнать, куда увели Дендрассу, ляпнув о её освобождении, но Ллерву даже глазом не повёл.

— У меня нет никаких идей. Это даже проделками Камонны Тонг назвать нельзя. Нчоу, почему я думаю на них? — Векха усмехнулась, но нет, рассудок она ещё сохранила — Знаешь, у меня возникала мысль, что тут без магии не обошлось. Дом Телванни задумал захватить Балмору и начал с диверсии против мирного населения?... Глупости. Я не знаю, откуда в рулете яд и почему редоранцы в этом так уверены. Не скажу, что и начинки оказались отравлены, я их пробовала на вкус.

Сначала статуэтка Мефалы, потом отравленный алкоголь, потом появившийся из неоткуда яд в рулете. Кому из членов Мораг Тонг взбендит оставлять статуэтку в таверне, может ещё знамя повесить? Не уж то Шелковое Кольцо пытается вытеснить врагов из города и не брезгует лишними жертвами?

— Ты помнишь, как вёл себя толстяк? Либо он был такой занозой по жизни, либо он слишком нервничал. Возможно, у него были на то причины? К примеру, Мораг Тонг? Кстати, эта версия очень хорошо ложится. Кто-то захотел устранить его инкогнито. Но ф'лах что-то подозревал, и стал ныкаться. В конце-концов, кому придёт в голову, имея деньги и положение, переться в Скриб, да ещё и после того, как там отравили всё пойло? Значит, он мог прятаться. И Мораг Тонг — очень удобная нам версия...

— Тоже верно, но тогда как он отравился рулетом, который испекла я? — данмерка повысила голос — Может ещё скажешь, что это я Мораг Тонг?!
Векха стукнула ладонью по решетке. Столько раз на неё вешают убийство, ещё не хватало, чтобы её к ассасинам причислили.

По ту сторону решётки повисло молчание. Векха не могла судить о выражении лица данмера. Спустя несколько секунд послышался всё тот же ровный голос.
— Я не обвиняю тебя. В конце-концов, глупо гадить там, где спишь, — Эанатум бросил взгляд на Турила, чего Векха, конечно, заметить не могла. — Но если предположить, что на кухню мог прокрасться кто-то и посыпать тесто ядом? К примеру, когда ты отходила куда нибудь. Ты ведь могла и отлучиться от теста, верно?

Векха успокоилась, всё же проговаривать вслух такие громкие названия тут не целесообразно.
— Ну да — ответила она — Я отходила, когда сунула тесто в печь. Но разве за это время возможно перебраться через окно, сунуть руку в огонь и капнуть яд хотя бы на один рулет и свалить? Ведь Тедрас и тот второй хлаалу ели мои рулеты и остались невредимы. А если бы тот отравленный рулет достался другому? Такой план просто провальный, если хочешь убить цель в людном заведении. Что же за Канцлер Великоточности тебе попался? — вспомнился персонаж из "Уроков Вивека"

— Может, ты просто забыла, как отлучалась ещё раз до того, как поставила пироги в печь? — с напором спросил Эанатум. — Ведь всякая история хороша тем, КАК её рассказывают...
Интересно, все ли рулеты были отравлены? Бард помотал головой, всё слишком запутанно.

— А ведь мне так и неизвестно, что с остальными рулетами. Этот Ллерву утверждал, будто я остальные закопала в саду.

Векха не знала, что ещё сказать. Никто ведь не знает, проводили редоран ли обыск, почему им проще обвинить её и Эанатума? И куда делась Дендраса?

— Ну... если были отравлены все рулеты, то у тебя будет этот... как его... В общем, это будет значить, что у отравителя был шанс подкинуть яд. Ведь, если это никто из нас, то у него же был шанс, верно? И нам нужно дать этот шанс. Если же отравленный рулет был лишь один, то это лишь покажет, что ты действительно не знаешь всей картины, раз придаёшь этому значение. К тому же, если рулет был только один, то вопросы были бы к Дендрассе, а не тебе...

— Ллерву говорит, что я отравила и воспользовалась незнанием Нилы и Дендрасы. Эанатум, а что он говорил тебе? Какими доводами удивляла редоранская логика? Ведь мы можем объединиться, собрать вместе догадки и факты и увидеть полную картину.

— Он больше спрашивал, чем говорил, — голос звучал немного отстранённо. — Он спрашивал о тебе и о Туриле... но этот болван точно не мог отравить, слишком тугой на голову... и, кажется, его не интересуют Нила и Дендраса. Кстати, а в прошлый раз нашли виноватых? Будет удобно, если окажется, что были отравлены все рулеты. Мне кажется, что так и есть, иначе спрашивали бы про Дендрасу, а не про тебя, верно?
Голова барда кипела. Мозг выжимал последнее, чтобы привести всю ту скудную информацию, что бард получил, к одной картине. Тем более, нужно было удостовериться ещё в одном сомнении.

— Это всё бред! — вновь вспыхнула данмерка и стала ходить кругами по камере.

В голове не укладывается, как могло всё это произойти. И долго ей тут сидеть в неведении?
Векха села на скамью и стала ждать. Ждать окончания ситуации. Будь, что будет. И тридцать четвёртая проповедь поможет в ожидании.
А Мораг Тонг? Учитывая его положение, смогут ли они её отсюда вытащить?

— Векха, успокойся. Нас всё ещё не обвинили, а, значит, у нас... у тебя есть шанс. Расскажи ещё раз, что стража говорит о предыдущем отравлении?

— Да ничего они не говорят! — крикнула Векха с места

Бард шикнул и посмотрел на Турила. Тот вроде бы повертелся, но не проснулся. Очень хорошо.
— Векха, ты ведь понимаешь, что виновного они найдут. И, думаю, также понимаешь, что, в случае неувязок, именно я остаюсь первым из последних. Эшлендер, проблемы с законом и Храмом, первый рабочий день, пьяница... Я просто хочу, чтобы они искали виноватых в другом месте. И... Векха. Помнишь тот день, когда я пришёл, сразу после ограбления? Ты тогда сказала много, даже слишком много... Ты ведь не такая и простая, верно? Не волнуйся, я ничего не сказал редорану. Но я должен знать... Я ведь могу доверять тебе, Векха?

Векха прижалась спиной к стене.
— Сам решай, доверять мне или нет. На эшлендера вообще проще свалить. Хеннуса -бывшего хозяина — убил эшлендер. Меня не было в тот день, а последний свидетель убит, тоже из Редоран, кстати. Лидера банды того, Шалка, тоже убили якобы эшлендеры.

Бард замолчал. Похоже, он понял, какой логикой руководствуется местная стража. Выхода точно нет, ровно как и смысла напрягать голову. И Векха... А стоит ли она того, чтобы ради неё жертвовать своей жизнью? Разве Боэта этому учит?
— Векха... — голос барда едва заметно дрожал, — тогда последний вопрос... Это... Почему ты тогда, в Скрибе, назвала Дендрасу тыквой?

Данмерка фыркнула. Неожиданный вопрос, Векха стала сдерживаться, чтобы не рассмеяться. Хотя, может смех развеет гнетущую атмосферу в этом месте?
— Ну, мне однажды приснилось, что у неё вместо головы была тыква. И... решила спроецировать это в реальности.

Из-за стены послышалось "хм", после чего бард более не издавал никаких звуков.

***
После того, как Нила вернулась в камеру, Ллерву ушёл и его сменил другой стражник. Этот был в закрытом шлеме. Он стоял неподвижно неподалёку от клеток, пока, через какое-то время, в помещение не вошла женская фигура. Она была в мантии и капюшоне. Узники легко могли узнать эту одежду, если бы не спали крепким сном, кроме барда. Херви прошла к дальней камере, жестом поманив за собой безмолвного стражника, который тут же повиновался. Данмерка указала пальцем на Эанатума, и того вывели из клетки и повели в комнату для допросов, где стражник оставил их наедине. Жрица откинула капюшон и стянула маску. Она выглядела так же, как тогда, во сне Эанатума — бордовые волосы контрастировали со смертьельно бледным лицом. Разве что, на этот раз она не улыбалась и глядела на Эанатума с серьёзным выражением лица, а в приоткрытом рту виднелась чья-то кровь около клыков.
— В какие ещё неприятности ты влип, Эанатум? — Голос вампирши был твёрдым, но пока без осуждения.

Старая знакомая навещает барда

Эанатум молча изучал Херви. Вампир. Ещё лучше. Лучше бы он и вправду захлебнулся в Одай.
— Они сами нашли меня. Жирный ф’лах подавился рулетом в Скрибе, а я оказался рядом, — безэмоционально и безвольно ответил данмер.

— Они тебя подозревают? Что тебе грозит? — Херви задавала вопросы так же холодно, глядя барду прямо в глаза. На лице не отражалось ни одной эмоции.

— Я слишком удобный, чтобы быть виноватым. Редоран так сказал. Если я не найду ему виновного, то виновным буду я.

— Мы можем тебя отсюда вытащить, если нужно. Стоит только попросить, — жрица оперлась о стол локтями. — Что им известно о тебе? Какие тебе известны лазейки, чтобы тебя вытащить отсюда?

— Ну, я эшлендер, — бросил Эанатум с интонацией "разве этого не достаточно?". — Ещё как-то убил одного храмовника, но там за меня вступились... А по поводу отравления у них, похоже, вообще ничего нет. Потому я всё ещё остаюсь главным виноватым. Вытащить? Было бы неплохо, но я понятия не имею, как... Да и устал я уже убегать... Может, всё и обернётся... — вяло промямлил бард. Он не хотел быть ещё больше должным культу, однако пока всё сходилось к этому.

— То есть, тебя ещё могут и выпустить? В таком случае, мы будем следить за положением дел. Если вдруг окажется, что твоя казнь неизбежна или тебя приговорят к пожизненному заключению — мы тебя вытащим. А как, это предоставь мне.

— Врядли, если честно. Вот что бы действительно помогло, так это найти виновного. Это уже второе отравление и, даже если сейчас нас и выпустят, боюсь, история повторится... И ещё один вопрос, — Эанатум сглотнул, — чего мне это будет стоить?

Херви изогнула бровь:
— Стоить? Что будет стоить? — Уголки рта чуть приподнялись.

— Ничего ведь не даётся за так, верно? — бард грустно улыбнулся. — Ты сама говорила, что от Госпожи не может быть секретов и, если это так, то ты будешь знать о моих чувствах по этому поводу... если она позволит тебе узнать, конечно.

— Ты имеешь ввиду, что я потребую у тебя платы за твоё спасение? — Жрица усмехнулась. — Единственная плата — первое служение Госпоже. Ты теперь один из нас, Эанатум, и мы выручаем своих. А твоё верное служение Владычице — уже достойная плата, — вампирша начала перебирать пальцами по столу. — А что до чувств... Да, Она узнает о них. Но ведь тебе нечего скрывать, верно? — Херви криво улыбнулась.

— Я боюсь, — честно ответил бард. — Это всё для меня слишком непонятно пока и запутанно. К тому же, когда-нибудь я умру. И меня страшит мысль о том, что я буду оторван от своих предков... а может, даже и потомков...

— Ах вот оно что... — Протянула данмерка. — Ты не боишься попасть в Трясину после смерти? А с чего ты взял, что там не будет твоих предков? Может, ты их там встретишь, м?

Эанатум выбросил эти мысли из головы — слишком мозг был перегружен последние дни. Но вампирша права — ведь кто-то из них мог быть и здесь. Возможно, данмер слишком закостенел в своих взглядах. Да и, в конце-концов, жизнь уже подбросила ему немало сюрпризов. И будущее пока выглядит не менее интригующим. Если бард, конечно, переживет это. Да, если.
— Меня не хватится стража? — сменил тему данмер.

— Смотря, как мы всё это дело провернём. Но если хватится — тебе достаточно будет сбежать из Балморы и больше никогда здесь не появляться. Или сменить внешний вид, чтобы тебя нельзя было узнать. Пока что мы попробуем обойтись без этого.

— Я бы не хотел сбегать из Балморы. Я уже давно не чувствовал себя как дома.

— Хм... Это усложняет дело... Но я попробую всё устроить таким образом, чтобы тебе не пришлось никуда убегать.

Бард кивнул.
— А как же ты? У тебя кровь, и тебя видело слишком много людей. Или это сон?

— Никто меня не видел, успокойся. Я позаботилась обо всём. На самом деле мы могли бы уйти прямо сейчас, но в таком случае тебе пришлось бы покинуть Балмору. Решать тебе, останешься сейчас?
— А что до крови... Ты же не подумал, что она моя?

— Нет. Я подумал, что редоранцы скоро найдут труп, — ответил бард. Не хватало ещё, чтобы визит незнакомки к барду совпал с убийством.

— Твой "труп" сейчас охраняет эту комнату, — данмерка кивнула в сторону двери, за которой стоял стражник. — Так ты не ответил на вопрос. Ты остаёшься?

Эанатум замялся. Глупо было отказываться, когда вот он, путь к свободе. Тем более, что положение барда было не завидным. Особенно в свете того, что, похоже, виновный сейчас где-то за этими стенами.
— Нет, — нетвёрдо вполголоса бросил бард, затем повторил твёрдо и чётко, — Нет. Я не могу бросить здесь Нилу, Векху, Дендрасу... Если она здесь... Даже этого увальня, Турила... Ты ведь не бросила меня, верно? И я не могу бросить их... По крайней мере сейчас, пока ничего ещё неизвестно.

Вампирша фыркнула, но кивнула.
— Как знаешь. Но если вдруг понадобится помощь, помолись Вермине, и она тебя услышит, а мы придём на помощь. Пока я всё же попытаюсь что-нибудь придумать, может тебя и так отпустят. А пока сиди тихо и не усугубляй ситуацию, ясно? — Херви встала со стула, приготовившись уходить.

Эанатум молча кивнул. Каждый раз, стоит ему начать тонуть, жизнь подбрасывает ему верёвку. Правда, обычно она ведёт в другую трясину... В Трясину... Да, об этом непременно стоит написать... "Спасённый из омута, оказался в трясине..." Да, пожалуй в этом что-то есть.
Бард стоял молча, уставившись в никуда.

Жрица вышла из допросной, приказав стражнику вернуть Эанатума в камеру, где до сих пор спали остальные узники. Сама же она ушла тем же путём, через который пришла, и никто, кроме Эанатума, не знал о её пребывании здесь. Узники проснулись вскоре после возвращения барда в клетку.

Отредактировано Narnaa (2018-03-31 11:24:03)

+1

7

Вернувшись в таверну, Дендраса застала ее в жутком состоянии: посуда была разбросана по полу, вместо бочек с алкоголем в стене зияли заполненные темнотой дыры, цветы были выкорчеваны из горшков, а пара столов перевернута. Пройдя на кухню, она увидела, что вся провизия снова была изъята. Дендраса лишь тяжело вздохнула и начала приводить свое заведение в порядок - это успокаивало нервы и отвлекало от тяжелых мыслей. Проходя мимо окна в кухне, она замерла. Створка была чуть приоткрыта - неужели в ее отсутствие кто-то пробрался внутрь? Данмерка почувствовала мерзкий холодок, пробежавший по спине и бросилась к своему столу. Но сейф был не тронут и все бумаги были на месте. Вернувшись на кухню, Дендраса плотно прикрыла окно и вернулась к уборке.

Дендраса разрывает договор об убежище Мораг Тонг в Скрибе

http://sh.uploads.ru/RMswq.png

***

Dendrasa: стояла, прислонившись к стойке, глядя в очаг и думала о чем-то. Когда дверь открылась, она обернулась на скрип.
Felms Othreleth: Раскрылась дверь, и через нее быстрым шагом вошел Фелмс.
Felms Othreleth: Спиной к нему, опершись о стойку, стояла Дендраса. Фелмс облегченно выдохнул.
Dendrasa: - Ах, Фелмс... Рада видеть тебя.
Felms Othreleth: - Я было испугался, что сюда проникли посторонние.
Dendrasa: Лицо данмерки, тем не менее, радости не выражало и выглядело весьма обеспокоенным.
Dendrasa: вздохнула.
Dendrasa: - Ты слышал, что случилось?
Felms Othreleth: - Даже если и слышал, полагаю, ты расскажешь больше и объемнее простых слухов.
Dendrasa: она перевела взгляд куда-то  за спину Фелмса, будучи не в силах смотреть ему в лицо.
Dendrasa: - Несколько дней назад... Пять? Я потеряла счет, - она снова вздохнула.
Dendrasa: - ...Здесь был убит мер, толи из Редоран, толи из Хлаалу, точно не уверена. - Она показала рукой на стол напротив.
Dendrasa: - Вон, прямо там. Отравлен, как они говорят, Векхиной выпечкой.
Felms Othreleth: Проводил руку взглядом до указанного места. Покачал головой
Dendrasa: - Я думала, что они решат, что это сделала я, потому что это я подавала этот злосчастный рулет!
Dendrasa: - Но меня отпустили вчера вечером. Сказали, я больше вне подозрений.
Felms Othreleth: Облокотился об стойку и медленно погладил бороду, раздумывая
Dendrasa: - Сначала я думала, что это была Векха... Ну, ведь она...
Felms Othreleth: - Кто еще остался под следствием? Тебе известно, кто на самом деле отравил? - быстро прервал ее мер.
Dendrasa: покачала головой.
Dendrasa: - Векха, Нила, Турил - вышибала, помнишь его? - и Эанатум, он бард, и я наняла его в тот вечер.
Dendrasa: - Но.. - Дендраса тряхнула головой, собираясь с мыслями. - Я хотела поговорить с тобой не об этом.
Felms Othreleth: Вопросительно посмотрел на нее.
Dendrasa: приоткрыла рот, но не решаясь сказать то что собиралась, начала мять подол своего платья, глядя перед собой.
Felms Othreleth: - Ну же?
Dendrasa: - Я... - наконец выдавила она из себя севшим голосом. - Мне... нужно разорвать наш контракт.
Felms Othreleth: С удивлением приподнял бровь
Felms Othreleth: - Исходя из чего?
Dendrasa: быстро взглянула на него и затем опустила взгляд. Фелмс был убийцей, и ей было страшно.
Dendrasa: - Ну... - начала мямлить данмерка, сминая подол платья так, что на ткани оставались следы, - Мне кажется, вам небезопасно тут.
Dendrasa: - Вам лучше поискать другое место.
Felms Othreleth: - А настоящая причина? Не думай, что я поверю, будто тебе есть дело до нашей, нашей безопасности.
Dendrasa: - Это недостаточная причина? Редоран теперь глаз с таверны не спустят, если не закроют вообще.
Felms Othreleth: - Это ненастоящая причина. Дендраса, я что, похож на наивного дурачка?
Dendrasa: - И... И мне не нужно, чтобы они связали меня и Мораг Тонг, - попыталась сказать она уверенно, но фраза вышла жалкой и тихой.
Felms Othreleth: *вновь огладив бороду* - Вот в это верю. Боишься, что Векха что-то выдаст?
Dendrasa: - Я... я не знаю! - Она спрятала лицо в руках.
Felms Othreleth: - Не торопись так в своих решениях. Сначала узнаем, что она нарассказала. Затем уже можно будет говорить о расторжении контракта.
Dendrasa: Ладони Денрасы вспотели, она вцепилась в стойку. Ей хотелось рассказать Фелмсу о своей недавней встрече, но она боялась. Боялась до смерти как его, так и ту, с кем ей пришлось иметь дело.
Felms Othreleth: - Ведь так куда разумнее, не так ли? Быть может, никаких поводов для беспокойства нет.
Dendrasa: - Если будем ждать, может быть поздно! - почти выкрикнула эльфийка в отчаянии.
Felms Othreleth: - Почему поздно? Что изменится от того, расторгнем ли мы контракт сейчас или позднее?
Dendrasa: - Мне нужно расторгнуть контракт сейчас, а тебе и остальным забыть сюда дорогу. - Выпалила она, а затем сжалась, будто боялась, что Фелмс обрушит на нее молнии или свой топор.
Felms Othreleth: С неудовольствием заметил, что Дендраса была крайне напугана. "Тут не одни стражи правопорядка", - догадался он.
Dendrasa: молнии не поразили ее, да и топор остался висеть на поясе, а сам Фелмс оставался неподвижен. Дендраса осторожно взглянула на него.
Dendrasa: - Пожалуйста?
Felms Othreleth: *после неболььшого молчания* - Хм... хорошо, - на удивление быстро и легко согласился мер, - Если ты расскажешь, кто или что тебя так напугало, - тут же добавил он.
Dendrasa: - Я ведь уже сказала? - полувопросительно выдавила из себя данмерка.
Felms Othreleth: Это ведь далеко не стража Дома, не так ли?
Felms Othreleth: Говорил спокойным, мерным и мирным голосом, даже слегка ласково.
Dendrasa: смотрела на стойку молча, ее губы дрожали, но она не произнесла ни слова.
Felms Othreleth: Спокойно выжидал, глядя на Дендрасу.
Dendrasa: покачала головой и снова спрятала лицо в руках.
Dendrasa: - Я не могу сказать. Я боюсь, если скажу, произойдет что-то непоправимое.
Felms Othreleth: Тяжело вдохнул. Слегка выдвинул из-за спины ладонь, в которой горели едва заметные глазу бледно-зеленые огоньки. Они тут же незаметно поплыли к голове Дендрасы.
Felms Othreleth: - Ну же, мне ты можешь рассказать. Нас, будь уверена, никто не слышит, никто не узнает о том, что ты расскажешь. А мне уж никто из смертных не страшен.
Dendrasa: покачала головой, не за него она боялась, а за себя. И немного за тех, кто остался под стражей. Однако, вдруг она почувствовала странное спокойствие и доверие к этому меру.
Dendrasa: - Пока я была под стражей... - начала она, удивляясь, как легко вдруг стало говорить. - Меня навестила странная данмерка.
Felms Othreleth: Кивнул
Dendrasa: - Она не назвала имени, но сказала, что меня выпустят и разберутся с моими долгами в обмен на то, что я разорву контракт с Лесниками.
Felms Othreleth: - Это все, что она сказала? Можешь примерно описать, как она выглядела и во что была одета?
Dendrasa: - Если бы я отказалась, она бы сделала так, что меня бы отправили в какое-то страшное место, похуже чем тюрьма! Ей нужна моя таверна.
Dendrasa: - Она сказала, что если я не соглашусь на ее условия, она все равно получит ее. - Дендраса покачала головой. - Она была обычная. Я даже не помню ее лица. Одета в плащ с капюшоном.
Felms Othreleth: Она не называла место встречи или что-то подобное? Место, где ты могла бы с ней связаться.
Dendrasa: отрицательно покачала головой.
Felms Othreleth: - Хорошо. Забудь, что ты это говорила.
Felms Othreleth: Сосредоточив лицо и неслышно прошептав несколько слов, данмер вытянул вперед руку с искрящимся и переливающимся одновременно в ней белом светом. Он тотчас обвернулся вокруг Дендрасы и мгновенно исчез.

http://s5.uploads.ru/Oml65.png

Dendrasa: Дендраса почувствовала странное покалывание в области лба. Ей показалось, что пауза затянулась, и она спросила снова едва слышно, с мольбой в голосе:
Dendrasa: - Мы можем разорвать контракт?
Felms Othreleth: -  Хорошо, что же. Так будет лучше для тебя и для нашей гильдии, верно? Да пребудет с тобой благословение святого Делина.
Dendrasa: Так просто? Дендраса посмотрела на него с облегчением, хотя в глубине души чувствовала неясное беспокойство.
Felms Othreleth: - Ну? Все хорошо? - Отрелет улыбнулся.
Dendrasa: - С-спасибо Фелмс. Я не забуду вашей доброты. Надеюсь вы найдете место получше.
Dendrasa: выдавила из себя неествественную улыбку.
Felms Othreleth: Кивнул и, попрощавшись, вышел на улицу.

Отредактировано Narnaa (2018-04-01 06:19:24)

+4

8

Llotha Rallis: зашла в убежище, отметив, что с последнего ее визита здесь стало много уютнее. Она почувствовала внимательный взгляд, брошенный на нее сразу же, как она вошла.
Felms Othreleth: Отрелет стоял, опершись о каменную стену и поминутно впадая в задумчивость. Наконец, входная дверь со скрипом распахнулась, и в зал вошла та, которую он с тревогой дожидался.
Llotha Rallis: - Здравствуй, Фелмс. Получила твое сообщение.
Llotha Rallis: она повернулась к нему и остановилась в паре шагов. Вид Ллоты был довольно помятый и осунувшийся, она будто не спала пару дней.

Фелмс предлагает устранить Векху

http://s8.uploads.ru/HTZn3.png

Felms Othreleth: - Наконец, сестра - при этих словах он с почтением немного склонил голову, - Есть новости.
Llotha Rallis: кивнула в ответ.
Felms Othreleth: - Не слышала новостей о Скрибе? Это та таверна, с которой мы заключили договор о сотрудничестве.
Llotha Rallis: - Слышала, что они закрылись из-за убийства и Векха одна из подозреваемых, - она дернула головой в сторону очага. - Так и будем на проходе стоять? Там снаружи довольно холодно.
Felms Othreleth: Проходи, если хочешь. Вон стол.
Llotha Rallis: встала недалеко у очага оглядывая скромное убранство вокруг.
Llotha Rallis: - Произошло что-то еще, о чем нужно знать?
Felms Othreleth: - В общем, да. Я думаю, заметно, что, кто-то отработал по, так сказать, классике. Убийство важного лица, настроенного против гильдии, произошло именно в нашей таверне.
Felms Othreleth: А до этого несколько раз отравляли алкоголь.
Llotha Rallis: подняла бровь.
Llotha Rallis: - Думаешь, кто-то копает под нас? В этом есть что-то.
Felms Othreleth: - Но это не самое интересное, впрочем. К владелице таверны, тоже попавшей под заключение, пришла одна женщина.
Llotha Rallis: чуть нахмурившись, Ллота продолжала слушать.
Felms Othreleth: - Она потребовала разорвать контракт с нами, пообещав в этом случае им полную амнистию. В противном случае угрожала некими "страшными" последствиями.
Llotha Rallis: - Она назвалась? Зачем ей таверна на отшибе Балморы которая едва прибыльна?
Felms Othreleth: - Ни того, ни другого.
Llotha Rallis: уперлась пальцами в лоб, прикрыв глаза.
Llotha Rallis: - И? Ты разорвал контракт?
Felms Othreleth: - Именно так. Ничего ценного мы не потеряли, а они могут себя выявить, подумав, будто мы отступаем под их напором и уязвимы.
Felms Othreleth: - Что до того, кто именно эти "они"... У меня есть две версии.
Llotha Rallis: - Верное решение.
Llotha Rallis: вопросительно посмотрела на него сквозь пальцы.
Felms Othreleth: - Первая - это кто-то из Редоран или Камонна Тонг под нас копает.
Felms Othreleth: - Вторая - это ничто иное, как Шелковое Кольцо.
Felms Othreleth: - Но знаешь ли, хех, что их объединяет?
Llotha Rallis: - Не слишком хитро для Редоран? Ка... - Она прервалась, убрав руку от лица и снова взглянув на него.
Llotha Rallis: - Что заставляет тебя думать что это Кольцо?
Felms Othreleth: - Посмотри внимательнее. В обоих случаях получается, что кто-то из гильдии распространялся с врагами об этом. О договоре.
Llotha Rallis: - Хм.
Felms Othreleth: - В случае с Кольцом вариант напрашивается сам собой. Лланас. Он мог сам рассказать об этом или же у него могли это выпытать.
Llotha Rallis: - А во втором варианте?
Felms Othreleth: - Но с другой стороны, произошедшее чересчур детское и несерьезное для тех, кто, как они думают, служат Мефале. Слабый яд и очевидное подставное убийство? Это нелепо.
Llotha Rallis: - Именно. До сих пор они воевали с нами, вычисляя и истребляя членов Мораг Тонг.
Llotha Rallis: - И в их-то серьезности я не сомневаюсь... Не говоря о том, что в Балморе полно наших братьев, а они не настолько непогрешимы, чтобы до сих пор оставаться незамеченными.
Felms Othreleth: - В случае бандитов или Редоран информацию распространил какой-то другой с'вит.
Llotha Rallis: - Есть подозрения?
Felms Othreleth: - Ты же знаешь, что я держусь особняком в гильдии. С мерами работаешь больше ты.
Llotha Rallis: усмехнулась.
Llotha Rallis: - То есть, подозрений о ком-то конкретном у тебя нет или ты предпочитаешь держать свои мысли при себе?
Felms Othreleth: - Первое.
Llotha Rallis: - Векха упоминала, что у Скриба были какие-то разногласия с Камонна Тонг в прошлом. Знаешь что-то об этом?
Felms Othreleth: - Ничего необычного. На них нападали рэкетиры, мы взяли контракт на их местного главу.
Felms Othreleth: - Лишившись головы, и остальная часть змеи окоченела.
Llotha Rallis: - Окоченела ли? - спросила Ллота сама себя задумчиво.
Felms Othreleth: - На время.
Llotha Rallis: - Я говорила с Векхой в темнице. Первая мысль, посетившая мою голову была, что это она совершила несанкционированное убийство.
Felms Othreleth: - Не исключаю.
Llotha Rallis: - Если бы это было ее рук дело нам бы следовало немедля избавиться от нее, но я не верю что мы могли так ошибиться в ней, когда принимали в семью.
Llotha Rallis: - Я вижу эту девчонку насквозь, она не стала бы совершать убийство таким странным способом.
Llotha Rallis: - В ее голове конечно мозга меньше чем в черепе гуара, но она все же не настолько тупа, чтоб так подставиться. А свою лояльность она недавно доказала.
Llotha Rallis: - Здесь что-то другое.
Felms Othreleth: - Доверюсь твоим суждениям.
Llotha Rallis: - Мы должны вытащить ее, пока под пытками она не созналась к какой организации принадлежит.
Llotha Rallis: - И когда я говорю вытащить, я имею ввиду легальные способы.
Felms Othreleth: *усмехнувшись в усы* - А конкретнее?
Llotha Rallis: покачала головой.
Llotha Rallis: - Я пыталась поднять собственные контакты, тех кто мог бы помочь в этом деле, но пока ничего.
Llotha Rallis: - Может быть, у тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет?
Felms Othreleth: Сильно задумался, припоминая всех, кто мог бы хоть немного помочь
Llotha Rallis: - Возможно целью этой операции было как раз подставить ее, а не гильдию в целом. - Ллота сделала паузу задумавшись. - Ты встречался с Дендрасой в тюрьме?
Felms Othreleth: - Я с ней встретился уже после того, как она оттуда вышла. Оказалась вне подозрений.
Llotha Rallis: - О? Вне подозрений? Клянусь Мефалой, следующее, что мы услышим будет что Векха убила того мера, и боюсь тогда будет уже поздно что-то делать. Если под пытками она ляпнет то чего не следует...
Llotha Rallis: - Это очернит нашу репутацию, понимаешь?
Felms Othreleth: - Может, следует пробраться в камеру и по-тихому ее устранить? Потеря невелика.
Llotha Rallis: вскинула брови.
Llotha Rallis: - Что ж, такой вариант возможен, если не придумаем ничего лучше.
Llotha Rallis: - А что до убежища в Скрибе... Нужно просто подождать и посмотреть, кому он так сильно понадобился.
Felms Othreleth: - Именно это я и хочу сделать.

Отредактировано Narnaa (2018-04-03 10:24:18)

+4

9

Turil Farr: Сначала увели Векху, затем барда и Нилу. А Дендраса все не возвращалась. Не придумав занятия лучше, Турил лежал на скамейке ожидая и своей очереди, но не спал, а вслушивался в тишину камеры. Здесь больше и нечем было заняться, хотя, чем он занимался в подвале или саду Скриба вечерами? Тем же самым — сидел, ходил или спал. Но там было как-то приятнее это делать. К тому же, там на него никто не пялился, а здесь он будто чувствовал цепкий взгляд барда постоянно.
Nila Fals: Стояла у решётки и тоскливо перебирала пальцами железные прутья. Она даже не сидела, настолько устала находиться в одном положении постоянно.
Eanathum: С того момента, как привели Нилу, бард не спал, лишь молча лежал на кушетке.
Vekha Andothren: Векха сидела на соломе и пыталась медитировать. По крайней мере ей удалось собраться с мыслями

Нас выпустят, но это не точно! Тише, стражник идет!

http://s8.uploads.ru/FT1Wi.jpg

Eanathum: — У меняяяя двадцать пять болезней, и не знаю точно, от какой умру... — затянул бард вполголоса.
Eanathum: — Но знаю точно, что мой труп холодный, никому не нужный, унесут по утру...
Vekha Andothren: Нила вернулась, а Дендрасы так и нету. Интересно, что эта дрянь наплела Нилосу?
Eanathum: — Вот камень лежит, бутылка пустая, бумажный листоочек на ветру.
Eanathum: — Никчёмная дрянь будет жить вечно, а я, нужный всем, безусловно, умру...
Vekha Andothren: Вой, который по ошибке называется песней, сбил Векху с мыслей. И вот она в той же камере который день, не выспалась, не наелась.
Turil Farr: поерзал на скамейке, стараясь не вслушиваться в слова. Все, все песни барда казались ему бессмысленными. Хоть бы раз про любовь, там, спел...
Eanathum: — Считаю такое несправедливым. И кто же придумал такуую муру.
Vekha Andothren: — Нила — тихо позвала данмерка
Eanathum: — Считаю могилу вселенской ошибкой. Чего там считать, всё равно я умру....
Nila Fals: — Чего? — Данмерка отозвалась очень вяло.
Vekha Andothren: — Ты не видела Дендрасу?
Nila Fals: — С чего бы мне было её видеть? Меня на допрос вели, думаешь, она участвовала?
Turil Farr: Расслышав знакомое имя, турил чуть приподнял голову. Он беспокоился о девушке. Хорошо, если ее отпустили, а если она уже на рудниках?
Vekha Andothren: Векха встала, размяла ноги и подошла к стене, разделяющей камеры
Eanathum: — Не думаю, что Дендрасе хуже, чем нам. Если бы было так, то нас либо вместе с ней наказали бы, либо отпустили.
Nila Fals: Нила никак не отреагировала на передвижение Векхи, так и оставшись в том же положении. Взгляд был абсолютно пустой.
Vekha Andothren: — Эанатум, ты слышишь?
Eanathum: — Ординаторы отбили мне пальцы, и я всё равно играю. А уши они даже не подрезали, так что да...
Vekha Andothren: — Расскажи, Нила, что ты отвечала при допросе и что плёл Ллерву или кто там был?
Eanathum: — Здесь превосходный звук. Понятно, почему стража не часто сюда заходит, в тишине не посидишь. Но я бы сыграл тут, — усмехнулся бард.
Nila Fals: — Ну вот, а я думала, что допрос наконец-то закончился... — Невесело полу-пошутила Нила.
Turil Farr: Турил перевернулся на скамейке, чтобы лучше слышать разговор. Она заскрипела под его массивным телом, издав противный звук.
Vekha Andothren: — Это важно, Нила, мы должны сами составить картину произошедшего.
Nila Fals: — А вы уже что-то успели составить, пока меня не было?
Vekha Andothren: — Меня подозревают в отравлении рулетов, Эанатума подозревают просто потому, что он эшлендер. А что насчёт тебя?
Eanathum: Уставился немигающим взглядом на Турила.
Nila Fals: — Меня? Не думаю, что он меня вообще подозревает, — Нила пожала плечами. — Да и вопросы его были совсем неинтересны и несущественны...
Nila Fals: — Мне показалось, он и не особо старался.
Turil Farr: Почувствовав взгляд, Турил сел на скамейке, демонстративно отвернувшись. Ему не нравился бард, но все же он не верил, что тот мог быть отравителем.
Eanathum: — Иногда я задаюсь вопросом, Турил, что же творится у тебя в голове... — задумчиво произнёс бард.
Vekha Andothren: — Редоранцы утверждают, будто я закопала остальные рулеты. Может быть они проводили обыск...
Turil Farr: — Задаюсь тем же самым, — буркнул здоровяк, хотя на самом деле, ему никогда не приходило в голову думать о том, что у барда творилось в голове.
Eanathum: Эанатум грустно усмехнулся.
Nila Fals: — Если ты не закапывала рулеты, то как они могли провести обыск и найти закопанные рулеты?
Eanathum: — И как, пробовал найти ответ?
Turil Farr: — Нет. Боюсь, что ты только еще больше начнешь раздражать меня.
Vekha Andothren: — Никому же неизвестно, лазали ли они по двору с лопатами. Да и на самом деле я выходила во двор просто посмотреть на лошадь.
Eanathum: — И почему же я тебя раздражаю? — Эанатум поднялся и сел. Вполуха он пытался слушать Векху и Нилу, однако догадки все его порядком утомили.
Turil Farr: по прежнему не глядя на барда, старался прислушаться к разговорам. Его не спрашивали, да и что он мог ответить?
Turil Farr: — Не знаю.
Turil Farr: — Бородой, может, — честно ответил Турил.
Nila Fals: — А почему ты так уверена, что он подозревает тебя?
Nila Fals: — Может он просто запугивал тебя на допросе, чтобы ты покололась?
Eanathum: Бард погладил себя по бороде. Он уже и не помнил, каково это, с лысым подбородком.
Nila Fals: — Вот мне куда больше интересно, куда делась Дендраса.
Vekha Andothren: — Именно, ведь я была на кухне весь день, потом ушла во двор, а потом тот с'вит куснул рулета и умер. Ещё в копилку фактов, что я уезжала и там якобы поссорилась с жертвой. Редоран, как видишь. А что у тебя?
Eanathum: — Что ж... имеешь право, — пожал плечами и подошёл к решётке, чтобы лучше слышать сокамерниц.
Turil Farr: невольно погладил свой подбородок, на котором всегда росло что-то куцее, несмотря на то, что Турил никогда не брился. Может, он просто завидовал барду?
Eanathum: — Векха. Если бы у них что-то было на тебя, мы бы здесь не сидели ещё, верно ведь?
Nila Fals: — Я уже сказала, что ничего интересного не было. Он просто задавал мне разные ни на что не влияющие, как мне кажется, вопросы, будто он меня допрашивал только для галочки в документе.
Eanathum: — Значит, нас, похоже, осталось двое... Или трое, — вздохнул Эанатум и кинул взгляд на Турила.
Turil Farr: — Что ты имеешь ввиду — осталось двое-трое?
Eanathum: — Тебя-то ещё не пытали... То есть, не допрашивали. Но про тебя спрашивали.
Vekha Andothren: — Что, если Дендрасу выкупил Тедрас? — Векха хмыкнула и почесала подбородок
Eanathum: — Значит, что из всех нас только она в его вкусе, — горько рассмеялся бард. — Кстати, а кого-нибудь спрашивали про Дендрасу?
Nila Fals: — А может, Дендрасу вообще уже виновной признали? И щас она работает на рудниках или и того хуже...
Nila Fals: — А нас здесь только для приличия ещё подержат немного и отпустят?
Nila Fals: — Она ведь была главной подозреваемой...
Nila Fals: — Я понимаю, что это был бы грустный поворот событий, но... И этого исключать не стоит.
Eanathum: — Нила. Вот тебя спрашивали про дендрасу, про её конкретные действия?
Nila Fals: — Да нет, не спрашивали.
Eanathum: — Векха?
Turil Farr: пропустил слова барда мимо ушей. Больше всего он боялся, что Дендрасу признают виновной. Даже если ее выкупил Тедрас, этот хлаальский выскочка, не так волновало его, если она будет на свободе.
Vekha Andothren: — Хм? Про Дендрасу меня не спрашивали.
Eanathum: — И меня не спрашивали. Мне кажется, ответ очевиден.
Eanathum: "Вот же скамп! Какой же я умный, когда трезв... Может... А нет, если выживу — точно упьюсь"
Vekha Andothren: — Да ладно вам, за что Дендрасу на рудники? Она же тупа для того, чтобы совершить такой хитрый план, да и зачем ей?
Vekha Andothren: — Нет, Эанатум. Это не Мораг Тонг и жертва была случайна, отравиться мог любой, главное сам факт смерти в "Скрибе"
Turil Farr: — Не называй ее тупой, — проворчал Турил из своего угла угрожающе.
Eanathum: Обернулся на Турила. Посмотрел ему в глаза, затем снова вернулся к решётке.
Vekha Andothren: Прислонилась к решетке
Eanathum: — Смерть в Скрибе не нужна была Дендрасе ровно как и всем нам. Значит, нужно искать извне.
Eanathum: — Может, конкуренты? Нетч? Бывал я у них... — облизнулся Эанатум...
Vekha Andothren: — Я бы повторила, что это Камонна Тонг, но тут как-то хитро для них.
Vekha Andothren: "Это Шелковое Кольцо" — подумала Векха
Nila Fals: — Да какое Камонне дело до таверны? Я слышала, они уже давно её не трогают.
Eanathum: Эанатум задумался, затем застыл, широко раскрыв глаза.
Eanathum: — А не знаете ли вы, были ли у Дендрасы недоброжелатели среди редоранцев?
Nila Fals: — Ты хочешь сказать, редоранец совершил отравление?
Turil Farr: — Редоран терпеть не могут Скриб, — тихо сказал Турил. — Дендраса всегда так говорит.
Vekha Andothren: — Недоброжелатели? Нила, сколько любовничков Тыква перешила за последнее время?
Nila Fals: — Не знаю... Ты за этим следишь, что ли?
Eanathum: — Я просто думал, кто это мог быть извне. Хитрее Камонны Тонг, могущественнее Нетча, притом тот, кто может как-то быть связан со Скрибом. остаётся сам Редоран. Правда, тогда непонятно, зачем они тогда держат нас и ломают всю эту комедию... Если только отравитель не хотел остаться инкогнито.
Turil Farr: — Может они подставили Дендрасу специально? А нас держат тут, чтоб мы не копали, пока они скрывают следы преступления?
Eanathum: Стал ходить взад-вперёд по комнате.
Eanathum: — Думаю, тогда бы они первым делом пытались убедить нас в её виновности. Тогда точно никто копать не станет.
Eanathum: — Хотя твоё предположение не лишено смысла.
Eanathum: Правда, тогда непонятно было, к чему стражник предложил Эанатуму искать виновных среди сокамерников.
Turil Farr: Разум Турила не был предназначен для таких сложных умозаключений и его мысли тут же запутались, оставив лишь непонятную тревогу на душе.
Turil Farr: сложил руки на груди и уставился перед собой.
Vekha Andothren: Векха хотела было предложить Ниле прилечь и глянула на лежаки: узкая скамейка и солома — где тут прилечь-то?
Eanathum: — Но... — после продолжительной паузы произнёс Эанатум, — кого из нас спрашивали о недоброжелателях извне?
Vekha Andothren: Векха отошла от решетки и села на скамью.
Eanathum: В воздухе повисло молчание.
Vekha Andothren: Всё это время у неё на шее был оранжевый шарф, подаренный перед уходом. За время пребывания в тюрьме он запачкался и Векхе было даже обидно за это
Eanathum: — Этот... Ллерву? Он не похож на идиота. И либо он что-то знает и потому ищет виноватых среди нас, либо ему просто лень допытываться.
Turil Farr: сидел неподвижно, глядя перед собой немигающим взглядом.
Eanathum: — Я бы не поверил, если бы он попытался забыть спросить об этом...
Turil Farr: — Либо они уже нашли виновного.
Eanathum: Бард замолк и схватился за переносицу, сожмурившись.
Nila Fals: — А зачем ему спрашивать о наших подозрениях? Мы сами — подозреваемые.
Eanathum: — Нет, Турил, это врядли... *Ниле* потому что больше у него не с кого спрашивать. Разве что тот лысый мер? Но мне он показался случайным посетителем.
Nila Fals: — Мы ведь не знаем, что с тем лысым случилось.
Eanathum: — Может даже слишком случайным? Сэры, ведь он не всегда был на виду, верно? И затем он ловко улизнул от стражника.
Nila Fals: — Может, его всё ещё держат взаперти отдельно, а может просто отпустили.
Nila Fals: — Тедрас, кстати, тоже.
Eanathum: — У меня ничего не спрашивали насчёт него. Ровно как и про Тедраса. Этот тот мер, что поставляет вам... нам алкоголь, верно?
Vekha Andothren: — Но Тедрас и тот старикан всё это время были в комнате для встреч
Eanathum: — И они вегда были на виду у нас или друг друга?
Nila Fals: — Не всё время.
Nila Fals: — Кстати, я вспомнила. Меня спрашивали про них.
Nila Fals: — Совсем немного, но он о них не забыл.
Turil Farr: Турил терпть не мог Тедраса даже больше, чем барда, но и его представить убийцей он не мог.
Vekha Andothren: Уставилась на Нилу
Eanathum: — Хм... И что спрашивали?
Nila Fals: — Он просто спросил, где находились Тедрас с тем мером во время убийства.
Nila Fals: — Я лишь о том, что их, может, и не отпустили вовсе.
Eanathum: Бард посмотрел в потолок, затем перевёл взгляд на Турила.
Nila Fals: — А если Тедраса не отпустили, в теории, то и Дендрасу он выкупить не мог...
Eanathum: — У меня есть совершенно идиотская идея, как мы можем попытаться выведать хоть что-то...
Eanathum: Эанатум продолжал смотреть на Турила.
Turil Farr: поднял глаза на барда.
Vekha Andothren: -Значит их держат отдельно и также маринуют, и Дендрасу поближе к ним переселили?
Turil Farr: — Снова скажешь, что это я?
Nila Fals: — Ну, нельзя исключать этой возможности...
Eanathum: — Может быть... Турил. Тебя ведь ещё не допрашивали, верно. Хочешь знать, что случилось с Дендрасой?
Turil Farr: кивнул, не сводя с него взгляда.
Eanathum: "Конечно хочет, куда он денется. Я заметил, как он в первый день бубнел о ней".
Vekha Andothren: Векха снова подошла к углу, чтобы расслышать барда
Eanathum: — Турила ещё не допрашивали. К тому же Турил кажется довольно... недалёким, чтобы его подозревать. Прости, Турил, но сейчас нам это на руку.
Turil Farr: Кулаки вышибалы сжались, но он сдержал обиду и промолчал.
Eanathum: — Если предположить, что Ллерву будет думать точно также, он может расслабиться, и тогда, стоит Турилу подобрать правильные слова, он сможет узнать хотя бы намёки на то, что сейчас происходит или известно Красным шапкам.
Eanathum: — Я уже пробовал, и, признаюсь, у меня ничего не вышло. Но Ллерву этот меня подозревал. А вот Турила даже я бы подозревать не стал.
Vekha Andothren: — Вот почему я и предлагаю делиться результатами допросов
Eanathum: — Турил. Тебе придётся быть очень, очень внимательным на допросе, ты понимаешь? Тебе придётся говорить так, чтобы твой ответ можно было воспринимать как вопрос. Пусть он тебя поправляет, пусть запугивает. Но для тебя главное — узнать как можно больше.
Turil Farr: ничего не ответив, Турил продолжал угрюмо смотреть на барда.
Turil Farr: — Я, по твоему, слишком прост для убийства? — Турил сложил руки на груди.
Eanathum: — Может, и нет. Однако выглядишь ты сейчас именно таким. И, поверь, это тебе делает большое одолжение. Сейчас это — наш козырь, — перешёл на доверительный тон бард.
Vekha Andothren: Векха почему-то представила допрос Турила Ллерву как в истории про двух глухонемых.
Turil Farr: — Мне важно только то, что будет с Дендрасой. Останетесь ли вы все за решеткой — мне нет дела.
Eanathum: — Если Дендраса сейчас вместе с Тедрасом и тем вторым мером, то от того, что мы узнаем, зависит и её свобода.
Eanathum: — К тому же, — бард перешёл на шёпот и подошёл вплотную к Турилу, — когда запахнет жареным, каждому будет ближе своя рубаха. А Дендраса всё ещё остаётся особой, последней несшей пирог.
Eanathum: — Не хочу никого здесь обвинять, однако перед смертью все ищут любую лазейку, — прошептал уже почти в самое ухо бард.
Turil Farr: перемена в настроении барда насторожила здоровяка. Не слишком ли близка была своя рубаха для этого бородача?
Eanathum: Отошёл от Турила.
Turil Farr: отошел от него на шаг, чуть не запнувшись о скамейку.
Turil Farr: медленно вдохнул, затем выдохнул, глядя в спину барду.
Eanathum: Старался не смотреть на вышибалу. "Укажи мне путь, Боэта", — мысленно произнёс бард. Конечно, он бы не стал сдавать Дендрасу, однако идея с Турилом казалась слишком глупой.
Eanathum: Во всяком случае, бард хотя бы попытался сделать Турила максимально серьёзным и собранным.
Turil Farr: И это у него получилось. Турил обхватил плечи руками и подошел к решетке, сосредоточенно глядя на огонек свечи на столе.
Eanathum: — Векха. Итак, что нам прежде всего нужно узнать?
Vekha Andothren: Прижалась к решетке
Vekha Andothren: — Кто убийца и что случилось с Дендрасой.
Eanathum: — Из того, что знает Ллерву, разумеется. Если он будет допрашивать, — скривился бард. — Итак, статус Дендрасы.
Vekha Andothren: — Для начала узнаем, что стало с Дендрасой
Vekha Andothren: — Это, думаю, может вывести нас на след настоящего убийцы будь это какая-нибудь группировка.
Eanathum: — Это первое, согласен. Это прольёт свет хоть на что-то. Ещё?
Vekha Andothren: Векха услышала, как в коридоре темницы скрипнула дверь
House Redoran Guard: дверь открылась и в помещение вошел стражник с легкой противной улыбочкой на лице. Кажется ему доставляло огромное удовольствие водить заключенных на допросы.
Eanathum: Бард обратил внимание на вошедшего. Ещё немного, и тот бы услышал больше, чем ему полагалось слышать...
House Redoran Guard: будто наслаждаясь внезапно повисшей тишиной, он прошелся вдоль камер, вглядываясь в лица, прижавшиеся к решеткам.
Eanathum: Эанатум поспешил отойти от решётки.
House Redoran Guard: — Ну что, кто тут у нас остался... — стражник остановился напротив камеры с мужчинами.
Vekha Andothren: "Ну, Турил, не подкачай" — подумала данмерка
Eanathum: "Обливион! Тури ведь ещё не готов!"
House Redoran Guard: бросив предупреждающий взгляд на эшлендера, он снял ключи с пояса, вставил один из них в замочную скважину и медленно провернул.
House Redoran Guard: — Ты, здоровяк, на выход.
Eanathum: Нахмурился и остался подпирать спиной стену.
Turil Farr: — Скажи мне где Дендраса, тогда все расскажу! — Выпалил Турил, подходя к приоткрывшейся двери.
Eanathum: закрыв глаза, покачал головой и приложил ладонь к лицу.
Vekha Andothren: "Идиот, не он тебя будет допрашивать"
House Redoran Guard: — Киркой машет твоя Дендраса, — стражник усмехнулся, выпуская здоровяка из камеры, но на всякий случай положив руку на эфес меча.
Turil Farr: было видно, как при словах стражника все мускулы Турила напряглись, а кулаки сжались.
Nila Fals: "Интересно, он сорвётся сейчас?"
Eanathum: Хотел было вмешаться, но обстановка была слишком напряжённой. Прикусил губу.
Nila Fals: Нила прильнула к решётке, чтобы хоть что-то видеть из происходящего.
Vekha Andothren: — Турил, — строго сказала Векха
House Redoran Guard: — Без фокусов мне тут, — стражник заметил взгляд здоровяка и поспешно захлопнул дверь камеры.
House Redoran Guard: он был вооружен, но размеры этого данмера внушали, так что улыбочка мигом слетела с его лица.
Eanathum: — Мутсера! Не сердитесь на Турила. недавно освободили одну особу, и мой друг очень интересуется её состоянием. Знаете, он сам не свой, когда дело заходит о ней...
Eanathum: Эанаутм подошёл к решётке.
Eanathum: — Мы пытались его успокоить, но, возможно, словам такого мера, как Вы, он поверит охотнее...
House Redoran Guard: — Топай в комнату добровольно, или придется тебя туда занести, — сказал стражник, все еще держа руку на эфесе и игнорируя слова заключенного.
Eanathum: На мгновение в мозгу барда возник образ, в котором Турил прошибает охранника и они все вместе сбегают... Пожалуй, так было бы только хуже...
Turil Farr: смотрел на стражника так, будто тот лично стоял над Дендрасой и заставлял ее махать киркой. Затем как-то обреченно вздохнул, повернулся и направился к комнате, где несколькими часами ранее побывали все присутствующие.
House Redoran Guard: — То-то же, — пробормотал стражник под нос, затем быстро глянул на Эанатума, все еще стоящего вплотную к решетке и пошел за Турилом. Не хватало еще, чтобы заключенные подумали, что он боится какого-то недалекого кузнеца.
House Redoran Guard: стражник запер дверь за Турилом, а сам вернулся к камерам.
Vekha Andothren: Вздохнула и уселась на скамью. Однако, Векха думала, что страж уйдёт следом
Eanathum: Услышав шаги, поспешил вернуться к стене.
Vekha Andothren: "Сейчас этот с'вит что-нибудь съязвит. Редоранские морды."
House Redoran Guard: уставился на девушек за решеткой, а мерзкая улыбочка снова вернулась на его лицо. Ничего не сказав, он повернулся и вышел из помещения.
Eanathum: — Ставлю свой смердящий лежак на то, что Турил завалит всю идею, — вздохнул бард.

Отредактировано Narnaa (2018-04-07 01:57:11)

+3

10

Turil Farr: когда дверь закрылась за ним, прошел в комнату и обреченно уселся на стул. Он уже знал что скажет.
Nilos Llervu: хмуро посмотрел на вошедшего. Нил в общем не видел смысла в этой беседе, но порядок есть порядок.
Turil Farr: - Это я сделал, - не дожидаясь пока редоранец начнет задавать свои вопросы, буркнул Турил. - Отпустите Дендрасу, она не виновна.
Nilos Llervu: брови редоранца удивленно приподнялись и опустились. Выражение с хмурого сменилось на задумчивое
Nilos Llervu: - Ладно, Турил... Я знаю  кто ты, ты знаешь кто я. Пропустим знакомство. Что именно ты сделал?

Допрос Турила

http://sa.uploads.ru/tqnKA.jpg

Turil Farr: - Насыпал яд в рулеты.
Nilos Llervu: - М-да? Зачем?
Turil Farr: смотрел прямо перед собой, не поднимая взгляда на стражника.
Nilos Llervu: скрестил руки на груди, с сомнением глядя на вышибалу
Turil Farr: не ответил на вопрос, и лишь окаменевшие мускулы и желваки на массивных скулах выдавали его крайнее напряжение.
Nilos Llervu: - Молчишь? - Нил усмехнулся, - А как именно ты насыпал яд, не подходя к жертве и не побывав на кухне, ты мне тоже не скажешь?
Turil Farr: - Я был на кухне. Бочки менял. - Сухо ответил данмер сквозь сжатые зубы.
Nilos Llervu: - Допустим. И что же ты сделал, пока был на кухне?
Turil Farr: - Занес бочки в угол, посыпал Векхины рулеты ядом и вышел. - произнес он после довольно долгой паузы.
Nilos Llervu: - Посыпал рулеты ядом... ты, выходит, хотел отравить всех в кабаке? А если бы один из рулетов съела твоя хозяйка? - Ллерву внимателньо смотрел за реакцией данмера.
Turil Farr: - Она никогда не ест выпечку Векхи. - буркнул Турил. Казалось, простой вышибала знал о своей хозяйке даже больше чем было приличным.
Nilos Llervu: - Значит, всех кроме нее? - редоранец хмыкнул, - Или никто из вашего проклятого даэдра скрибова логова не ест собственно стряпни?
Nilos Llervu: - Все равно я не понимаю, Турил. - Нил развел руками, показывая свое недоумение, - Ты рушишь бизнес своего работодателя, наводишь подозрения на себя и друзей. Рискуешь.. для чего?
Turil Farr: сжал кулаки под столом и посмотрел в строну, намеренно избегая взгляда Ллерву. После еще одной долгой паузы данмер произнес тихо:
Turil Farr: - Я хотел, чтобы подумали на Векху. Я не знал, что Дендраса будет подавать эти рулеты, даэдрот их подери! - последнюю часть фразы он почти выкрикнул.
Nilos Llervu: молча смотрит на вышибалу, ожидая продолжения. Нежелание данмера смотреть на Нила, как и ответы не на те вопросы, что задает редоранец, заставляет сомневаться в искренности здоровяка.
Turil Farr: - Что вам еще нужно? Вот, я признался, отпустите ее и заберите меня!
Nilos Llervu: - Но мы забрали и ее, и тебя, - редоранец сделал ударение на обеих "и", - И я не собираюсь отпускать кого-то, пока не разберусь в том, что случилось. Зачем ты хотел подставить Векху? Чем она тебе не угодила?
Turil Farr: - Она мне не нравится, - Турил вдруг взглянул на редоранца, но затем тут же вернул взгляд на стол. - Она плохо влияет на Дендрасу. Расстраивает ее. Я хотел, чтобы она исчезла.
Nilos Llervu: - Проще было убить ее, чем так запутанно подставлять. Отравление алкоголя до этого - тоже твоих рук дело?
Turil Farr: молча кивнул. К горлу подкатил ком, который он сглотнул, что, казалось, разнеслось гулким  звуком по всей комнате.
Nilos Llervu: - И все это из-за девчонки? - вопрос был скорее риторическим, - Да, парень, тебе придется подставить и убить еще не одного несчастного с таким подходом..
Turil Farr: шумно вдохнул, раздувая ноздри, но продолжал хранить молчание.
Nilos Llervu: если бы Турил смотрел в глаза редоранцу, то мог бы даже найти там капельку сочувствия. Впрочем, сочувствия его глупости, а не неудачной влюбленности.
Turil Farr: - Ее отпустят? - спросил он севшим голосом.
Nilos Llervu: - Раз ты признался, к ней у нас нет вопросов, - Ллерву пожал плечами, - Тебя переведут в отдельную камеру до решения капитана, остальных в скором времени отпустят.
Turil Farr: свесил голову, принимая решение стражника. Он выглядел как огромный побитый щенок, которого поймали за шалостью и наказали.
Nilos Llervu: - Эй, за дверью! - зычный голос Ллерву легко преодолевает деревянную преграду, и из-за приоткрывшейся двери показывается голова стражника. - Принесите пару листов бумаги и писчие принадлежности! Сэра Фарр решил написать признание. Убедитесь, что когда он закончит, документ попадет к капитану!
Nilos Llervu: - Надеюсь, с письмом у тебя нет проблем, - сказал данмер, когда дверь закрылась, - Но если что - обратись к конвоиру, он запишет под диктовку.
Turil Farr: взглянул на Ллерву. Написать признание? До него будто только теперь дошло, что именно он сделал.
Turil Farr: - Я умею писать.
Nilos Llervu: - Как только документ ляжет на стол к капитану, твои друзья.. и Векха, впрочем, окажутся на свободе.
Turil Farr: - А Дендраса? Когда ее вернут с рудников?
Nilos Llervu: - С рудников? - Ллерву усмехнулся, - Очнись, парень! Если бы ее признали виновной и отправили на рудники, то зачем вы нам нужны? Камеры пачкать? Не было на рудниках твоей девчонки..
Turil Farr: - Но... - взгляд Турила заметался по комнате вслед его мыслям. 
Nilos Llervu: - Но она еще может там оказаться. С ее-то тягой к неприятностям! - проходя мимо, Ллерву хлопнул Турила по плечу и вышел за дверь.

+3

11

Sil Dareleth: Сил переделал все дела на сегодня и теперь ожидал лишь появления Ллерву, который весь день занимался допросами персонала из Пьющего Скриба.
Nilos Llervu: проходит в кабинет капитана, останавливается у стола и почтительно склонив голову произносит:
Nilos Llervu: - Сэра Дарелет! Вы просили зайти?
Sil Dareleth: - Веселый у тебя денек был сегодня, а? - Сил усмехнулся в усы, настроение у него, несмотря на поздний вечер, было приподнятое.

Дарелет принимает решение

http://s9.uploads.ru/DHui2.jpg

Sil Dareleth: - Докладывай.
Nilos Llervu: краем глаза замечает начищенные доспехи капитана. После того случая с прошлым советником он стал больше внимания уделять своему образу?
Sil Dareleth: поднялся со стула, поправив стопку бумаг, лежащих на столе.
Nilos Llervu: - Не больно-то и веселый, - хмыкнул стражник, - Но кое-какие успехи все же есть. Вам еще не принесли признание вышибалы?
Sil Dareleth: - О, у нас кто-то признался?
Nilos Llervu: - Да, - Ллерву кивнул, - Турил Фарр, вышибала из Скриба. Он, похоже, питает слабость к девчонке, хозяйке заведения, и решил таким образом избавить ее от.. дурного влияния одной из сотрудниц!
Nilos Llervu: на лице стражника при этих словах наметилась легкая улыбка, он и сам понимал, как идиотски это выглядит со стороны. Но.. любовь слепа и делает слепыми своих адептов.
Sil Dareleth: - Убийством посетителя? - Сил нахмурился и схватился за бороду. - По правде говоря, я почти не сомневался, что это будет Андотрен.
Nilos Llervu: - Ее он и хотел подставить, - Нил вновь кивнул и выдохнул шумно, - По правде сказать, не верилось в его вину, уж больно он прост, а такого накрутил. Но он настаивает, да и.. на какие только глупости иногда не толкают чувства наивных глупцов!
Sil Dareleth: - Сам-то что думаешь, Ллерву? Я видел досье на этого.. Фарра. Не похож он на убийцу.
Sil Dareleth: хмыкнул.
Nilos Llervu: - Что же до Андотрен.. Она подозрительная, да. Темнит, не договаривает, путается в собственных словах. Но твердых улик нет против любого из кабака, хотя она и наиболее вероятный кандидат. Была.
Sil Dareleth: - А остальные? - Сил задумчиво погладил бороду, затем убрал руку, будто опомнившись.
Nilos Llervu: бросил взгляд на бумаги на столе. Наверняка среди них были и его отчеты о допросах, так что Сил имел возможность и сам ознакомиться с ее "показаниями".
Sil Dareleth: - Мне важно твое мнение, Нилос, - Сил взглянул на него проницательно, заметив его взгляд, направленный на бумаги.
Nilos Llervu: - Бард.. из тех, на кого удобно все свалить. Эшлендер, что каким-то чудом получил связи в Храме, как он заявляет. Но его доводы слишком.. я бы не придумывал такого, если бы пытался отбрехаться. Слишком неправдоподобно. Я отправил стражника в Храм Балморы, чтобы узнать, слышали ли там о нем, но пока не получил вестей.
Sil Dareleth: кивнул одновременно и Нилу и своим мыслям.
Nilos Llervu: - Что касается второй барменши, Нилы, то она тихая, спокойная. К тому же, была в зале, то есть не могла отравить выпечку.
Sil Dareleth: - Что скажешь о свидетелях?
Nilos Llervu: - Ну, насчет того старика из Хлаалу, Белвиса - то он там случайно. У него неплохой бизнес, и ему нет причин травить кого-то в этом кабаке. Покойного он не знал, дела их не пересекались.
Sil Dareleth: - А второй? Тот, из Хлаалу... Забыл имя.
Sil Dareleth: задумчиво побарабанил пальцами по книге, лежащей на столе.
Nilos Llervu: - Тедрас, поставщик, - Ллерву нахмурился, - Да, с ним не так ясно. Он не был на кухне, провел вечер как раз со стариком и потом с девчонкой, Дендрасой. Но..
Sil Dareleth: вопросительно взглянул на Ллерву.
Nilos Llervu: - Я слышал, она периодически влипает в неприятности, а он вроде и просто поставщик, но часто бывает в этом кабаке. Может, это такая попытка подорвать репутацию и на этом влезть в долю или вообще выкупить заведение? Вы же знаете этих Хлаалу, они из-за монет на многое пойдут! Но если он в этом и замешан, то.. только через чужие руки, полагаю. На сам вечер у него алиби.
Sil Dareleth: - У нас есть признание, - Сил произнес на выдохе после кратких раздумий. Он и не собирался слишком глубоко копать это дело, ибо теперь это могло означать копание собственной могилы. С кагути жить, по кагучьи выть, так он оправдывал свое решение принять предложенные ему накануне деньги. - Отпустите остальных, а Фарра переведите в темницу.
Sil Dareleth: - И... Ллерву. Я снимаю с тебя обязанность патрулировать район, где находится "Пьющий Скриб". За новыми указаниями приходи завтра утром.
Nilos Llervu: - Насчет Фарра я уже распорядился, - отрапортовал Нил, - Что до остальных - будет сделано, сэра!
Sil Dareleth: - Проследи, чтобы это признание оказалось у меня на столе к завтрашнему утру. Свободен.
Nilos Llervu: отсалютовал и, развернувшись, вышел из кабинета.

+4


Вы здесь » [ESO] Русскоязычное ролевое сообщество » Ролевые ивенты » Что мы делаем в тенях (с)