[ESO] Русскоязычное ролевое сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



[DC, Imperial] Martialis Regulus

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

musice
http://i.imgur.com/h3xZuh7.jpg
Имя: Марциал Аврелий Регул
Пол: Мужской
Раса: Человек
Дата рождения: 1 Начала морозов
Созвездие: Башня
Профессия, род занятий: Имперский храмовник
Религиозные воззрения: Восемь, Меридия
Политические взгляды: Империалистические

Внешние приметы
Облик Марциала Аврелия Регула это облик солдата и гражданина.

Вы таких видели - они прогуливаются по столичным улочкам в расшитых туниках, сверкают ягодицами в банях, сидят на удобных скамейках с книгой в руках. Их кожа обласкана солнцем, на ней почти нет врожденных дефектов. Их лица красивы и доброжелательны, они не предвещают угрозы. Их взгляд проницателен и умен, а в движениях виднеется нега. Таковы они в мирное время.

Но когда ему приходит конец, их кожа грубеет, шаг становится тверд, а тяжелеющий взгляд наполняется злобой. Они стригут свои волосы коротко, пренебрегают чистым бритьем, а закаленное невзгодами и украшенное шрамами тело облачают в тяжелый доспех. Черты их изнеженных лиц искажаются кровью северных предков, которой горячее сердце смазывает нибенейскую мягкость. Они смотрят на враждебный мир непроницаемо черными глазами, а их симметричные губы кривятся в наглой ухмылке, бросая вызов угрозам.

Особенности характера
Легион зачал Марциала, а Империя его родила, и оба родителя приняли участие в его воспитании.

Империя научила его ценить жизнь, работать на благо народа и добиваться стабильности и справедливости. Уважать власть как инструмент служения, а контроль - как залог безопасности. Воспринимать помехи как шанс и избавляться от них, если не выходит использовать. Верить, что всякий заслуживает равных возможностей для жизни, развития, труда и как минимум одного шанса эти возможности использовать. Марциал впитал в себя эти принципы, и для него нет ничего более ценного, чем созерцаемая Империей утопия: когда утром можно умыться свежей водой, поесть горячей еды, прогуляться по чистым улицам, а затем отправиться в путешествие по безопасным дорогам.
Конечно, сам Аврелий тоже любит наслаждаться плодами цивилизации, начиная с банального гедонизма и заканчивая просвещением. Он не прочь отобедать изысканной пищей, посмотреть бои на арене и оценить последние творения искусства, а день завершить обсуждениями новостей в питейной или прочтением научных трудов в библиотеке. Никакой дремучий лес не позволит тебе такого, а посему человек выше природы, а Империя превыше всего.

Второй же родитель, Легион, научил Марциала драться ради убеждений и образа жизни. Он привил Аврелию чувство долга и любовь к дисциплине и эффективности. Умение расставлять приоритеты и фокусироваться на них, доверять товарищам и союзникам и различать, когда есть время для ехидства и баек, а когда пора действовать. Питаясь подножным кормом, прозябая на холоде и в грязи, нося доспех вместо удобной туники, а вместо пера и чернил используя спату и кровь Аврелий познал настоящую цену мирного времени. Он усвоил эти уроки жертвенности и смирения, в конечном счете решив принять роль того, кто во имя цивилизации умирает.

Способности
Марциал знает и умеет все, что положено знать и уметь имперскому офицеру, и даже больше. Одноручное оружие и щит, парное, двуручное, древковое, стрельба из лука и арбалета, бой в составе формации и индивидуально, верхом и пешим строем, разведка, составление тактики сражения и стратегии войны - Аврелий посвятил себя военному ремеслу, и мало что на поле брани способно застать его врасплох. Впрочем, по-настоящему из солдатской массы его выделяют способности к магии. Аэдрические копья, огненные барьеры, ливни из стрел и плащи из лезвий, исцеление ран и поглощение энергии павших - это лишь некоторые из очевидных вещей, которые Регул использует во время баталий. Однако его понимание механизмов Аурбиса лежит гораздо глубже и скрывается от посторонних глаз. Но не потому что Марциал держит это в секрете, а из-за крайней деликатности этих знаний.

Краткая биография
С его собственных слов во время регистрации в Сентинеле, Марциал родился и вырос на улицах Имперского Города в окружении нищеты, антисанитарии и криминала. В возрасте не то тринадцати, не то пятнадцати лет он сбежал оттуда под крыло Легиона в поисках лучшей жизни. Он опустил рассказ о солдатских буднях, упомянув лишь, что нашел в Легионе не только лучшую жизнь, но и новый смысл жизни. Добавил, что его девятнадцатый легион воевал по всему Сиродиилу и немного в Аргонии, а во время войны Аквилароса поддержал восставших. А затем в столице опрокинулась корзинка с даэдрическими котятами, и Империя поломалась. Легион Марциала взбунтовался снова, когда к ним с приказами прибыл дремора, но справиться с полчищами чудовищ из Обливиона им оказалось не по силам, а идея воевать с "лояльными" легионами им претила. В итоге остатки девятнадцатого бежали в Алик'р, преследуемые ордами Бала. В Великую пустыню вошли две с половиной тысячи легионеров, однако, до Сентинеля добралось только двадцать.

Читать текст под катом - опасно


Середина конца
Марциал Аврелий Регул спускался вглубь Велотийского хребта, а наверху вторая центурия девятнадцатого легиона сдерживала натиск врага, превосходящего ее многократно. Посему Марциал шел по древнему реманитскому подземелью один - каждый его солдат был нужен наверху. Но Марциал был уверен, как были и его бойцы. Девятнадцатый легион - последний оставшийся, вобравший в себя выживших из остальных легионов. Он не ведал страха, ибо бессмысленно бояться проигрыша, когда ты уже проиграл. Каждый легионер дрался со свирепостью льва и обреченностью мертвеца.

Марциал шел по древнему коридору мимо разбитых жаровен, осыпающихся фресок и заваленных боковых проходов. Откуда-то Аврелий знал, что не война, а время разорило это место, а затем забыло его. Марциал здесь не чувствовал на себе тяжелый взгляд Акатоша. Возможно, тьма тоннелей ослепила Дракона, но так разве бывает? Раз Марциал, смертный муж, смог убедить свои глаза в том, что они видят, то что могло помешать богу? Об этом он думал, медленно продвигаясь вперед, слыша только собственное дыхание, шаги и скрип кожаного нагрудника с позвякиванием кольчуги. В его руках был короткий имперский гладий и круглый щит с уроборосом - переосмысленным символом Империи, который в лучшие времена признали бы богохульным. В лучшие времена вообще многое из того, что сейчас происходит внутри Империи, признали бы неприемлемым. Никто бы, например, не сделал генералом открытого даэдропоклонника. Но Марциал сумел невозможное - он заставил закостенелую имперскую махину в краткие сроки адаптироваться к новым реалиям. Для этого всего-то понадобилось, чтобы махина растеряла все влияние и оказалась на краю забвения. 
Марциал горько усмехнулся этим мыслям. Он продолжал идти по пустым подземельям и использовал это затишье, как передышку и возможность отвлечься от войны, которую он вел уже почти шесть лет. Он мягко ступал по разбитому полу, и благодаря сапогам из зачарованной кожи его дыхание было громче его шагов. Даже камни вылетали из-под подошв практически без звука. Марциал шел уже час, возможно два - по его собственным ощущениям, и все это время коридор тянулся прямо, а фрески на стенах были непрерывны. Они изображали сцены сражений, правителей и воинов, но из-за разрушения точно опознать сюжеты Аврелий не мог. Он подметил, что это очень похоже на современную историю его возлюбленной Империи. Неведомый хаос перемешивает события и путает лица с именами, свершения приписываются тем местам и тому времени, которых уже или еще нет. В глубине души Марциал знал, что это начало конца.
Внезапно он остановился и с тенью удивления на лице посмотрел направо. Участок лепнины тут был удивительно цел, и поэтому Марциал смог рассмотреть его во всех деталях. Там был изображен человек, и его черты удивительным образом напомнили Регулу его самого. Воин носил составные реманитские доспехи, смесь нибенейского и акавирского стилей. В его руках была длинная объятая пламенем дайкатана. Его непокрытая голова была коротко стрижена, и глядя на нее Марциал невольно провел ладонью по своей, взъерошив короткие светлые волосы. Как и Марциал, мечник был молодым киро-нордом и, судя по позе, таким же нахальным и гордым. У него были по-женски миндалевидные глаза, правильной формы нос, широкая челюсть и очерченные подбородок со скулами. Его тонкие губы слегка кривились в ухмылке, и Марциал поймал себя на мысли, что сам очень часто так делает. Не потому что высокомерен, но потому что жизнь его забавляет. Он окинул фигуру мечника последним рассеянным взглядом и подметил, что их комплекции одинаковы. Наконец, к Аврелию пришло понимание, когда он заметил вышитый на нагруднике мечника Чим-эль Адабал и пригляделся к дайкатане, которая на самом деле оказалась пламенеющим мечом с маленьким солнцем у основания клинка. Таких совпадений не бывает, со фрески на Марциала смотрел не двойник из забытого прошлого, а он сам.
Аврелий усмехнулся, покачав головой, и продолжил нисхождение по горизонтальному коридору. Он находил фреску забавной, но не изумлялся ей, поскольку знал, что когда берешь судьбу в свои руки, это сопровождается знаками. Мундус реагировал даже медленнее, чем Империя, но Марциал намеревался разогнать его так же, как раскачал ее. Он прошел долгий путь от уличного мальчишки до единственного командующего единственным легионом, его решимость прервала серию побед альдмери и заставила их в отчаянии обрушить на Империю все ужасы и всю переменчивую мощь Обливиона. Но затем Марциал встал на перепутье. Он мог поступить как двемеры, но презирал их за избранное ими решение. Поэтому Аврелий выбрал контроль, и остатки Совета Старейшин поддержали его. Он отринул себя и стал Империей, а Империя после необходимых реформ стала им. Это было легко, когда почти все население и все земли были потеряны, и мало что отвлекало Регула от чистой идеи. На коронацию не было времени, но и без нее Марциал обладал властью большей, чем любой император. Но чтобы спасти Империю того было недостаточно.

Сейчас шло тринадцатое число месяца Утренней Звезды, неизвестного года и спутанной эры. Война генерала Регула шла почти шесть лет, но эта цифра строилась на голых предположениях. И сейчас он спускался в недра Велотийской гряды за инструментом, который положит войне конец. Из нежных рук своей госпожи Марциал примет дар, символ ее ответной любви. Он был уверен и спокоен, его шаг по позабытому подземелью был твёрд. Он не понимал только одного, почему рассветная дева выбрала именно это место под толщей камня во мраке, вдали от сияния Магнуса. Ему предстояло это узнать. Точно так же, как предстояло вернуться на поверхность с триумфом, а потом потерпеть сокрушительное поражение.

Несмотря на усилия и стремления, Марциал не успеет спасти Империю в том виде, в котором он хочет. Несмотря на свою лояльность, он станет ей больше не нужен. Однако, несмотря на обретенные наконец контроль и свободу, Марциал Аврелий Регул не сможет оставить Империю позади и отречься.

http://i.imgur.com/58eatcX.jpg

Атрибуты Шезарроподобия
На четвертый день нашей погони в Золотой Чаще мы наткнулись на лагерь имперских разведчиков. Встреча, оказавшаяся для нас крайне неожиданной (особенно учитывая последнюю активность Империи и акты Межлунного Сдерживания), однако, они нас как будто ждали. Если бы я знал, чем обернется их присутствие так далеко на Юге, то уведомил бы Вас гораздо раньше. Но тогда меня и моих людей охватило любопытство.
Их командир вышел к нам сразу же, как только мы преодолели брод. Он был в полном боевом облачении, за его спиной висел тиброловый лук, а на поясе - короткий имперский меч, каких я не видел уже лет шестьдесят. Признаться, сперва мной овладела паника - никто из нас не мог представлять угрозу в рукопашной схватке, а магия в этом Цикле нам была недоступна. Однако, вопреки ожиданиям, он поприветствовал нас как друзей и предложил присоединиться к ним за ужином. Не видя альтернатив я согласился. По пути в их лагерь я (успокоив себя и своих спутников) сумел разглядеть его получше. То, что я издалека принял за легкий легионерский доспех, на деле оказалось комбинацией имперского и акавирского стилей. Такого я тоже не наблюдал уже очень давно. Материал внешне напоминал кожу, но выглядел чрезвычайно мягким и гибким и подходил скорее для повседневных одежд. Он не носил никаких знаков отличия (когда имперские офицеры успели их разлюбить?) или украшений. За исключением одного: на его нагруднике был искусно вышит красный алмаз с золотым драконом, поедающим собственный хвост. О смысле этого знака и причинах его присутствия я размышляю до сих пор. Тем страннее, потому как Империя отказалась от символических изображений Chim-el Adabal почти сразу после его уничтожения. Мысли об этом полностью завладели моим разумом, и к концу нашего пути я перестал обращать всякое внимание на окружение.

Когда мы наконец прибыли, нашему взору предстал военный лагерь Имперского Легиона образца 329-1Е087 по моносекундному календарю. Его удачное расположение в низине рядом с рекой с одной стороны и буреломом с другой делало почти невозможной вероятность его случайного обнаружения и, скорее всего, облегчало оборону лагеря на узких подходах. Посреди стоянки была вырыта небольшая костровая яма, хотя в ней не было даже тлеющих углей. Палатки располагались у реки, очевидно, легионерам была известна абсолютная непроходимость чащи на том берегу, и потому они не опасались нападения с той стороны. Сами имперцы, коих было шестеро, как и их командир оказались киро-нордами, но носили более традиционную броню. Однако как я ни пытался, я так и не смог вспомнить, какой легион использует подобную униформу. Все они были вооружены однотипными луками и короткими мечами. У меня мало опыта в личном общении с имперскими легионерами, но поведение этих мне показалось странным. Они, казалось, не занимались ничем конкретным, просто слоняясь туда-сюда, и не обронили ни слова за все время нашего пребывания в лагере. Только смотрели и изредка улыбались. Пожалуй, если бы было возможным вытянуть Теней-Скульпторов из Снорукава в Мундус, они вели бы себя так же.
Их командир на этом фоне выступал очень контрастно. Как только мы осмотрелись в лагере и принялись устраиваться вокруг костровой ямы, он предложил нам еды. Это была сырая рыба и мясо, заправленные так, что по вкусу и виду воспринимались не хуже приготовленных. У пищи не было запаха, но как только мы ее увидели, то осознали, насколько погоня истощила каждого из нас. И в самом деле, среди легионеров не было магов, но тот, кто готовил эту еду, был настоящим волшебником. Пока мы сидели, уткнувшись носами в свои миски, командир легионеров молча разглядывал нас, но я бы не сказал, что это мешало нам набивать животы. Когда последний кусочек был съеден, он наполнил наши миски некоей бодрящей пузырящейся жидкостью, что по вкусу напоминала забродивший Хитсил. И только после этого он позволил себе снять шлем и расслабиться. Мое внимание привлекли его коротко стриженные светлые волосы - последний зарегистрированный в Каталоге человек с таким цветом волос умер восемнадцать лет назад, а значит, наш гостеприимный хозяин был родом из Дикой Коловии или Акавира. Как бы там ни было мы решили скоротать время за беседой. Он представился Марциалом, и тогда я не придал этому особого значения, за что покорнейше прошу меня извинить.

Мы беседовали до глубокой ночи, сидя вокруг костровой ямы. Он рассказывал нам об особенностях пешего строя в лесистой местности, раскрыл секрет готовки сырой пищи и даже поделился своими впечатлениями о Страстях Святой Алессии. Однако все мои попытки выяснить, что он и его солдаты забыли здесь и какую цель преследуют, особым успехом не увенчались. Мне даже не удалось разузнать, к какому легиону они приписаны и какому командиру отчитываются, и позор этой неудачи будет преследовать меня вечно. Тем не менее я узнал от него много нового о жизни среднеземных людей и их способах выживания. Я же в свою очередь рассказывал ему о суровой жизни на Моносекунде и своей работе Младшего Загонщика и Стандартизатора Ордена Первородного Ящера. Первое его изрядно заинтересовало (а меня факт его несведущности изрядно удивил), он жадно глотал каждое мое слово, когда я рассказывал про шпили Города-Предка, наездниках на гусеницах или обратно-магнитных бурях. Пару раз мне казалось, что он хочет задать некий вопрос, но все никак не может его сформулировать. В конце концов он сказал, что лучше ему будет увидеть все своими глазами. Я хотел было предостеречь его, что человек в принципе не может добраться до Моносекунды, но тут один из легионеров издал неизвестный мне клич, и Марциал забрав у нас миски сообщил, что все готово для ночлега, и нам пора спать. Действительно, была уже глубокая ночь, а наш рассудок был затуманен долгой беседой, изможденностью и Хитсилом, так что мы приняли его предложение и направились к палаткам. Меня же он остановил на полпути, и пронзительно глядя мне в глаза вручил запечатанный конверт, попросив передать его Вам. Я отправлю конверт вместе с этим докладом.

Который на том завершится, поскольку дальше мы легли спать, а проснувшись не обнаружили никаких следов лагеря. Выяснилось, что спали мы на валежнике, и все мои спутники были уверены, что наша встреча с имперцами была ничем иным, как нагнетенным усталостью сном. Мой разум более закален, и только благодаря этому я сумел написать сей доклад.
Несмотря на всю странность и неуместность этой встречи я не считаю нужным информировать Совет, полагая, что Вы справитесь с этой проблемой собственными силами.
- подписано 445-2E096 по моносекундному календарю, Младший Загонщик и Стандартизатор Ордена Первородного Ящера Эйгелин Мар-Акарит

Отношение к критике:
давайте покушаем

Отредактировано bbz (2017-06-14 21:19:10)

+7

2

Наш Марципан - красавчик.

+2

3

Капитан Марципан и пятьдесят слоев Яйца.

0

4

Марципан шикарный мужчина, кат выносит мозг, всё хорошо.
Музыкальная тема тоже весьма и весьма.

+1

5

Круто, спасибо )

0

6

причесал анкетку, так что ап

+1