[ESO] Русскоязычное ролевое сообщество

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [ESO] Русскоязычное ролевое сообщество » Ролевые ивенты » Перекрёстки Тамриэля: встречи случайные и не очень


Перекрёстки Тамриэля: встречи случайные и не очень

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

Каджитамана кушать хочет, однако! Начальникамана, работа давай!
Или о том, как в доме случайно могут завестись два каджита.

Каджитамана, однако.

@Sjestenka: сие раб твой?
Неуроза Андотрен: Законом Пакта запрещено рабство. Так что это просто прислуга
Набу: Госпожа! госпожа! Там у Вас столб немного треснул! И ковать вон надо, оградка мало-мало, да!
@Sjestenka: майфун жолтама тюльпана
Набу: Альфик, брат мой. Хорошо ли кормят тебя в этом доме? Ухаживают ли за шерсткой? выполняют ли твою волю утром и еженощно?
@Sjestenka: эти два каджита в "норде" сегодня были? х) текс, надо лог читать
Хурджин-Ра: Вай, большой дом, однако. Много сапог, наверное, тут есть. Если все починить, сыты будем, да, брат Набу?
@Elsidar: *тихо ворчит про себя* развели тут пакты, честные Тельвани как прикажите жить?
@Elsidar: рабство им, видите ли, мешает
Набу: И хозяйка добрая, да? Животных любит, однако. Альфик говорит, хорошая.
Хурджин-Ра: Вах, какая стенка! Какая красота!
Набу: Почтенная госпожа. Этот благодарит госпожу за гостеприимство. Нам много не надо, да. Мы поспать и во дворе можем.
Хурджин-Ра: *Громко* Набу, брат!!! Тут тростник растет! Сахарок будет...
Набу: Тише, брат Хурджин! Хозяйка слышит. Мы же скромные каджиты, однако!
Хурджин-Ра: Скромные, согласен. Но сахар любим
Неуроза Андотрен: Наверху будьте потише, не разбудите вредную сестру
Набу: Любим-любим. Но спать лучше тут. Теплее, однако!
Набу: Брат! Тише! Там сестра госпожи спит.
Хурджин-Ра: Ух, брат! Хороший шатер, однако. Богатый
Набу: Какой красивый дом, однако! Госпожа добрая. Дом красивый. Брат Хурджин. Здесь жить будем, да?
Хурджин-Ра: Только с сапогами тут как? И мечей не видно, точить нечего
Хурджин-Ра: Будем, брат Набу... Ежели кормить станут
Неуроза Андотрен: Мечи у стражников, а стражники на дозоре. Жить? Боюсь, госпожа Нелота будет не рада...
Набу: Э, брат глупый! смотри мебелей сколько. Чинить - не перечинить. А ковать или там лапами поработать тут всегда будет, однако.
Набу: Госпожа Нелота? Кто такая госпожа Нелота? Разве не надо ей чинить и строить?
Неуроза Андотрен: Она владелица этого поместья, и она немного.. Ну, злая...
Набу: Ай, плохо! Брат Хурджин, бежим скорее, пока та злая госпожа нас не увидела!
Хурджин-Ра: Злая? Однако... Бить будет. Набу не нравится, когда бьют. Хурджин тоже не любит
Неуроза Андотрен: Она сейчас в отъезде
Хурджин-Ра: Стой, Набу...
Неуроза Андотрен: Оставила нас за главных, даже разрешила стражникам нас слушать
Хурджин-Ра: Раз злюки нету, надо бы ужин спросить…
Набу: Добрая госпожа, так пока она в отъезде, два милых каджита немного поживут в таком прекрасном доме, однако?
Неуроза Андотрен: Ну, все кровати будут заняты... Кроме спальни госпожи *усмехнулась*
Набу: Этот думает надо сперва работу сделать, потом ужин есть однако?
Набу: (Мечтательно) Это ж сколько работы надо, чтоб Набу в спальне госпожи пожить...
Хурджин-Ра: В котомке окорок. Сначала мясо, потом работа. Потом можно ужин
Набу: (кланяется госпоже в пояс) каджиты пойдут силы подкрепят, однако. Потом работу спросят, да? А потом и спать можно. (оглядывается на спальню госпожи)
Неуроза Андотрен: Ну, я пойду спать
Набу: Пошли, Хурджин. Мясо на воздухе кушать надо. Оно с Виндхельма у тебя в котомке лежит, однако.
Неуроза Андотрен: Каджиты
Набу: Спокойной ночи, добрая госпожа!
Хурджин-Ра: Кланяется
Хурджин-Ра: Набу, хороший дом, однако!
Набу: Кланяясь пятится в дверь, пряча за спиной какую-то безделушку со столика в зале

Скриншотники

http://sa.uploads.ru/t/JMWLI.png
http://sa.uploads.ru/t/dyAzU.png
http://sh.uploads.ru/t/AHj8a.png
http://sa.uploads.ru/t/frGvj.png
http://s8.uploads.ru/t/syGWm.png
http://s5.uploads.ru/t/c93pK.png
http://s4.uploads.ru/t/JdoVP.png
http://s9.uploads.ru/t/1S0AD.png

Отредактировано Ri'Jazirr (2017-12-23 18:15:40)

+1

32

О разных мирах

Место действия - Эвермор

Luurime: *Эльфийка с кружкой эля стоит у камина, зачарованная огнем*
Eanathum: В таверну зашёл данмер. По всей видимости, он был раздражён — его выдавали резкие движения, а пальцы без перерыва барабанили по ножнам кинжала.
Eanathum: Он было обратился к своему собрату-данмеру, который в грубой форме отказал ему в компании.
Eanathum: С'вит!
Eanathum: Прошу прощения, госпожа. Я должен встретиться с одним магом. Седовласый данмер, при ходьбе сильно припадает на правую ногу. Врооде...
Luurime: *Повернула голову, заслышав знакомые ругательства. Редкие в этих краях, по ее оценкам. Так и есть - данмер. Совсем рядом*
Eanathum: Госпожа? —данмер обратился к высокой эльфийке.
Luurime:  - Полагаю не тот, за столом *Кивнула в сторону второго данмера* - Не знаю, не видела.  Ничем не могу помочь.
Eanathum: Это ф'лах? Точно не он, — данмер слегка притих, чтобы не привлекать к себе внимания.
Eanathum: Я должен был встретиться здесь с одним мером, но, похоже, я пришёл слишком рано. Или опоздал, что ещё печальней.
Luurime:   - Был тут орсимер, маг.. Исследователь, говорил. Не тот?
Eanathum: Прошу прощения, я не представился. Я — бард и путешественник, Эанатум Ашшурпанасси. К Вашим услугам.
Luurime: *Вернулась к своему элю, разглядывая с любопытством данмера*
Eanathum: Был? — глаза мера засверкали. Как давно? Он был седовлас и хромал?
Estes Birhart: с неудобством осматривает посетителей, переминаясь на месте.
Estes Birhart: с неудобством посматривает между каминой и стойкой пивовара.
Eanathum: Ах, орсимер, прощу прощения... — Эанатум смутился.
Luurime:  *Наморщилась, тужась вспомнить* - Седовлас, стар на вид, даже для орсимера.. Хромал ли? Он сидел все время нашего разговора, я не понмю, чтобы вставал. Увы.
Somenubie: Можно узнать, какого черта я разговариваю с воронами?!
Eanathum: Данмер, я ищу данмера... Я прежлеверменно обрадовался, услышав Ваши слова. В послежднее время мне часто чудиться то, чего нет, — с нервным смешком промолвил эльф.
Estes Birhart: после недолгого диалога с обслугой, направляется к столику с кружкой мёда.
Luurime:  - Мое имя - Лууриме, Лууриме из Брумы. Был такой город в Джеролльских горах. Рада знакомству. 
Estes Birhart: избегает зрительный контакт с кем либо, глядя в свою кружку.
Eanathum: Рад знакомству... Был?
Luurime: *Повернулась к барной стойке, когда заметила краем глаза знакомый силуэт
Luurime:  - Эстес! *Окликнула магичку*
Estes Birhart: натягивает улыбку, явно не чувствуя никакого комфорта в разговоре со своей знакомой.
Estes Birhart: Э-э-э-э.
Estes Birhart: Да?
Luurime:  - Эта женщина - из Гильдии Магов. *Сказала данмеру, направляясь ко столу* - Мер, которого вы ищете - тоже?
Estes Birhart: начинает нервозно почесывать свою шею, когда к ней было обращено внимание собеседников.
Eanathum: Честно говоря — не имею ни малейшего понятия... — ответил данмер, следуя за альтмеркой.
Eanathum: Приветствую Вас, мутс... госпожа — данмер обратился к девушке.
Estes Birhart: кивает несколько раз подряд обрывисто, будто соглашаясь с Данмером, и снова опускает глаза в свой напиток.
Eanathum: Данмер уловил смятение девушки и решил позволить знакомым немного побыть наедине, а самому пока продегустировать метсные напитки.
Luurime:  - Светской болтовне Эстес предпочитает разговоры об Аркане *пояснила данмеру с улыбкой*
Luurime:  - А вам стоит расспросить хозяйку таверны. СО своего поста не пропускает ни одного посетителя, даже если выглядит занятой. 
Eanathum: Аркан? К сожалению, понятия не имею, что это. Но буду иметь в виду. Я отлучусь к стойке и вернусь, с вашего позволенияююю
Estes Birhart: Вот-...
Estes Birhart: кашляет в кулак.
Luurime:  - Аркана.. Ведь я правильно произнесла? Пепельнокожий кузен решил видно, что речь о.. Кнуте? *прыснула от смеха на последнем слове*
Estes Birhart: Эхэм-... Погода, говорят-... Хорошая.
Estes Birhart: Плохо смеяться над рабством.
Estes Birhart: занудствует.
Estes Birhart: Ведь отказ от рабства это социальный прогресс позволяющий двигать светлые умы и развивать общество Тамриэля.
Luurime:  - Вам полезно выбираться из холла Гильдии.
Estes Birhart: снова почесывает свою шею, это скорее её нервозный обычай.
Estes Birhart: Зачем?
Eanathum: Данмер, заказав метсного пива, выпил вместе с хозяйкой таверне, довольно громко прокричав какой-то тост. Однако подпитие хозяйки и акцент данмера сделали тост совершенно непонятным для потсо
Luurime:  - Да вот хоть бы для разговоров с незнакомцами. Взять хоть бы этого мера.. *кивнула на барда*
Eanathum: ... для посторонних ушей. Хотя и обратил внимание на произносящих. Данмер спросил ещё что-то у хозяйке, на что она отрицательно покачала головой.
Eanathum: Со слабой улыбкой и полной кружкой данмер отправился к девушкам.
Estes Birhart: Я выхожу из здания Гильдии-... Потому что-... Знаете ли-...
Estes Birhart: Не для разговоров.
Luurime:  - Как успехи, мастер бард?
Estes Birhart: Верю что магическая энергия прорываясь из Этериуса в Мундус, проходит сквозь разрывы, через звезды и солнце.
Estes Birhart: По этому мне нужно иногда выходить.
Eanathum: Наеюсь, я ничего не пропустил.
Estes Birhart: опускает глаза снова завидев мало знакомого посетителя.
Eanathum: Успехи? Никак. Похоже, его здесь никогда не было.
Luurime:  - В этом случае не вижу причин, чтобы нам не выйти из этого полумрака на солнце - как отметила Эстес погода сегодня расчудесная.
Eanathum: Если быть предельно откровенным, то, похоже, он и не собирался здесь быть. Согласен.
Estes Birhart: Но-... Там сейчас людно.
Estes Birhart: пожимает плечами, бегая глазами по таверне.
Eanathum: Вась что-то смущает, госпожа? — с улыбкой спросил данмер.
Luurime:  - Час-другой, портовые закончат свою работу, и людно станет здесь! 
Estes Birhart: Смущает?
Estes Birhart: широко открыв глаза смотрет по сторонам, будто с комком в горле произнося:
Estes Birhart: Не-...Нет!
Estes Birhart: С чего бы меня что-то смущало?
Estes Birhart: Конечно же нет!
Estes Birhart: чешет шею в очередной раз.
Eanathum: Не хотел бы Вас обидеть, однако Вы выглядите смущённой. Рад, что я ошибся. Так может, и вправду прогуляемся на воздухе?
Estes Birhart: Э-э-э. Но куда? Должна же ведь быть цель?
Eanathum: Скажем так: наша цель — Эвермор!
Estes Birhart: кашляет в кулак.
Estes Birhart: Но-... Если подумать, фактически мы находимся на территории Эвермора, в таверне.
Eanathum: Снаружи тоже Эвермор. И, если мы уже исследовали таверну, почему бы не приступить к следующему этапу? — бард выглядел несколько обескураженным, однако старался не выдавать себя.
Luurime:  - С городской стены есть возможность наблюдать  массы разного народа! Караванщики, портовые рабочие, крестьяне, торговцы - пойдемте же! Мне становится душно под этим потолком
Eanathum: Тем более, что Ваша знакомая также не против прогулки.
Estes Birhart: Но-... Ведь все архитектурные изыски, это лишь череда камней в разном порядке.
Luurime: *Выразительно кивнула данмеру*
Eanathum: А разве порядок не достоин изучения? Структуризации знаний о нём?
Estes Birhart: опустив глаза вниз, встает, не показывая никакой заинтересованности.
Estes Birhart: Мне не интересны булыжники-...
Luurime:   - Это свет самого Магнуса! *ПОставила кружку на стол и двинулась к выходу*
Eanathum: В любом случае, я могу прямо сейчас затеять драку и сказать, что вы со мной... — заговорнически почти пропел данмер.
Estes Birhart: Но-... Но ведь по законам нельзя затеивать драки.
Eanathum: Данмер показательно выпил до дна кружку и бросил её на пол.
Estes Birhart: аккуратно ставит ели начатую кружку на край стола.
Eanathum: По законам мироздания кулак, отправленный в лицо тому ф'лаху, — данмер достаточно громко сказал и кивнул в сторону  сидящего данмера, — долетит прямо ему в лицою
Luurime:  - Здесь *поманила компанию*
Estes Birhart: выглядит все более и более замкнуто, явно не наслаждаясь компанией данмера.
Luurime:  - Эвермор!
Estes Birhart: придерживается рукой за камень, её посещают мысли о падении с такой высоты, сглатывает.
Eanathum: Вид скудной площади впечатлил данмера ровно на столько же, насколько, как он посчитал, впечатлила его выходка новую знакомую.
Eanathum: Вы часто путешествуете, Лууриме? — данмер не овтодил взгляд от пристани.
Luurime:  - Есть в этих забытых богами поселениях людей свой шарм.  Медленные и мутные, как та река  - Бьюлси, здесь ее называют!
Luurime: *говорит вдохновенно*
Eanathum: Вы правы. Однако, когда постоянно ищешь этот шарм и описываешь, многие вещи перестают тебя волновать.
Estes Birhart: Эммм-... Но ведь везде все одинаковые за исключением редких культурных различий.
Estes Birhart: говорит монотонно и протяжно.
Eanathum: А насколько мы с Вами похожи?
Eanathum: Лучше так: Вы можете мне заявить, что Вы похожи на меня?
Estes Birhart: В той или иной мере.
Estes Birhart: Различия не значительны, все живут семьями в домах. Суетятся а потом умирают.
Estes Birhart: Мало чего интересного о людях, мерах и прочих.
Estes Birhart: Есть куда более интересные вещи.
Estes Birhart: Это не одна из них.
Eanathum: Вы ведь даже не знаете меня, и, тем не менее, судите. Как я понимаю, Вы цените научное познание. Однако, Вы делаете вывод лишь на основе своих предположений.
Estes Birhart: Я могу заявлять о том что разница в ваших и моих интересах это не значительно, если смотреть на вещи в глобальном ключе.
Estes Birhart: Нирн от нашего присутствия не изменится.
Estes Birhart: Во всяком случае значительно.
Estes Birhart: продолжает разговаривать занудным тоном, избегая зрительного контакта.
Eanathum: Эанатум старался не поворачивать головы в сторону Лууриме. Ибо иначе ему приходилось либо задирать голову, либо слишком непристойно пялиться на то, что находилось на урвоне его гляз.
Eanathum: Нирн уже складывается из нашего присутствия.
Luurime: *Уже привыкла к разговорам магички и не особо ее слушает. Разглядывает суету внизу, куда более занимательную*
Estes Birhart: Я не считаю что наше существование важно для-... Мундус и его структура будут насыщатся энергией через разрывы, существования времени и пространство будет и без нас.
Estes Birhart: насыщаться, пространства* ))
Estes Birhart: Материалы падают с неба и без нашего вмешательства.
Eanathum: Данмер закатил глаза и упёрся спиной к стенам, глядя в сторону столиков.
Eanathum: Думаю, что даже падающие материалы с неба не менее занимательны, чем тайны Аурбиса, если правильно на них смотреть.
Eanathum: Лууриме? А что Вы скажете?
Luurime:  - Что толку от этих камней, если некому их наблюдать? Вот кто мне любопытны - все эти люди внизу! Гляньте, они пережили осаду города ричменами, они знают о Разрыве Душ - и что же?
Estes Birhart: Они имеют непосредственное отношение к Аурбису.
Luurime:  - Страхами, тревогами и бездеятельным созерцанием не накормишь семью! И они работают, не смортя ни на что. Ходят в таверну и пьют эль! 
Estes Birhart: Сегодня они пережили осаду, завтра другие.
Estes Birhart: отмахивается рукой.
Eanathum: Значит, они, являясь частью целого Аурбиса, так же интересны, как и Аурбис в целом.
Eanathum: Согласен с Вами, Лууриме. Это достойно восхищения.
Estes Birhart: закатывает глаза.
Estes Birhart: Мне кажется из той лавки пахнет рыбой.
Eanathum: По дороге в Хай Рок я насмотрелся и на сожжёные деревни, и на разорённые города. Однако даже там теплилась жизнь и надежда на достойное будущее.
Luurime:  - Дотроньтесь до камня - чувствуете шершавость, его холод? Разве существуют они без наблюдателя, без вашей руки ?  Имеют они значение?
Estes Birhart: Что подразумевать под значением?
Luurime: *Почти с нежностью провела ладонью по стене*
Estes Birhart: Сознание и наблюдатель это плод существования человека или мера. Если смысл его существования сомнителен, можно ли говорить о значении его сознания?
Eanathum: Данмер увлечённо посмотрел на жест альмерши. Разговор уподоблялся настоящей дуэли двух противоположностей, и в голове уже зрели новые строки.
Estes Birhart: Если вещи вокруг относительны призмы через которую существо фильтрует окружение, можно ли говорить о возможности существа судить об окружающем?
Estes Birhart: не меняет свой занудный тон, говорит из за камня, спрятавшись за него.
Eanathum: Можно. С оговоркой, что суждение — субъективно.
Estes Birhart: Субъективные вещи не имеют ценности.
Estes Birhart: Это все чушь.
Eanathum: Данмер мысленно поблагодарис Предтеч и АЛЬМСИВИ за то, что в своё время в храме его заставляли штудировать книги.
Eanathum: Напротив. Ценность вещей как раз субъективна.
Luurime:  - Боги, как же я люблю жизнь! Воспринимать материю через плоть, всеми органами! Субъективность и есть, и как она прекрасна! Это *обвела руками рынок внизу* - Мой мир! Мой собственный Мундус!
Eanathum: И, если холодные камни этой стены для Вас не имеют никакой ценности, то Ваша подруга нашла её в них.
Estes Birhart: Я говорю о ценности как эффективности, как методе. Нельзя стродить метод из изменчивых вещей, исходя из субъективных наблюдений.
Estes Birhart: Это не эффективно.
Estes Birhart: Я говорю о эффеткивности а не относительной ценности.
Estes Birhart: В каком-то романтическом понимании.
Eanathum: Можно, и это так и работает. В чём ценность золота?
Estes Birhart: В том что общая валюта в Тамриэле?
Eanathum: Данмер усмехнулся и кивнул эльфийке. Он чувсвовал себя несколько неуютно из-за того, что застрял в заведомо бесполезном споре вместо того, чтобы предаваться восхищению этим миром, пусть и дос
Luurime: *Глубоко вдыхает вечерний воздух города. Запахи реки, тины, рыбы с рынка- видно, эльфийку это восхищает*
Estes Birhart: излучает отсутствие всякого интереса, достает небольшую книгу и начинает перелистывать её,  обречённо вздыхая.
Eanathum: В том, что именно мы придали ему этот ценность. Его объективность исходит из субъективности каждого элемента этой системы. Будь у вас целое состояние, но Вы будете голодны, а я не продам Вам за
Eanathum: ... всё Ваше состояние еды, то ценность этого золота устремится к нулю. Пусть даже оно и останется общей валютой Тамриэля.
Eanathum: Бард оценил жест девушки, имени которой он даже и не узнал, и,довольный тем, что последнее слово осталось за ним, подошёл ближе к Лууриме.
Estes Birhart: Все зависит от уровня абстракции. Если рассматривать вещи глобально - то субъективные системы существ, в которых они поддерживают порядок - не имеют никакой ценности. Под ценностью я подразум
Estes Birhart: Я подразумеваю потенциал измениня глобальных вещей.
Eanathum: Вы кажетесь такими непохожими с Вашей знакомой. Как Вы вообще познакомились?
Estes Birhart: Таких как нир как он есть.
Estes Birhart: Нирн* ))
Eanathum: Пожалуй, этот спор заведомо лишён смысла: мы с Вами живём совершенно в иных мирах.
Luurime:  - Прибыли в этот город одним кораблем. Из далекого Скайрима..
Estes Birhart: Я-...  Выполняю поручения, иногда приходится плавать.
Eanathum: То есть как это?.. Война же... Из Скайрима шёл прямой корабль? А я, вместо этого, глотал дорожную пыль? — последние слова Эанатум произнёс уже себе под нос.
Estes Birhart: Эти корабли, похожи на план Обливиона, в них постоянно укачивает-... Угх-...
Eanathum: Что ж, тогда это объясняет, как вы сошлись.
Estes Birhart: Еще этот запах рыбы в портах.
Luurime:  - Войной занимаются правители, а у торговцев видимо свои миры. Кораблем к тому же безопаснее. Караваны сюда ходят через земли, занятые ричменами. Надеюсь  вы не встретили этих дикарей в путеше
Luurime: ..путешествии? *посмотрела на данмера*
Estes Birhart: Моя Гильдия вообще сохраняет нейтралитет.
Eanathum: Нет, не встретил. Более скучного путешествия я не припомню. Даже граница между Ковенентом и Пактом была пуста, словно склоны Красной горы.
Luurime:  - Эстес, а вы бывали в Морровинде?
Eanathum: Конечно, встречались и боевые отряды, и путешественники, и корованы, но всё было настолько серым, настолько обыденным, что, признаюсь, я разочаровался, что не влип ни в какую историю
Estes Birhart: Судя потому что он говорит о Красной Горе-...
Eanathum: Морровинд прекрасен... — вдаль произнёс Эанатум.
Estes Birhart: Но там ведь постоянно падает пепел?
Estes Birhart: Как можно этим дышать?
Eanathum: Не везде. Плодородные равнины Дешаана, очаровательный Вварденфелл, в конце-концов.
Estes Birhart: Не удивительно что боги разочаровались в плане смертных. Посмотрите на Тамриэль, сколько здесь мест не пригодных для жизни.
Estes Birhart: Не пригодных для чего либо.
Eanathum: Похоже, Вы и вправду редко покидаете свою гильдию.
Estes Birhart: А зачем?
Luurime:  - И я не была. Все откладываю визит! Сперва нужно посетить земли моих родичей с юга. *произнесла, игнорируя пессимистские взглядов бретонки*
Estes Birhart: Только по поручениям.
Eanathum: Я вырос в Эшденде. И, скажу вам, что даже район Красной горы пригодет к тому, чтобы там жить. К тому же, не все Боги разочаровались в Плане смертных.
Luurime:  - А! Вы верно говорите о знаменитом Трибунале! *Оторвала взгляд от реки. Теперь уставилась на данмера*
Estes Birhart: Есть очень интересная литература по двемерской модели планетарной группы.
Eanathum: Вам стоит посетить остров. Несмотря на то, что мы, данмеры, слегка... кхм, нетерпимы к н'в... к чужеземцам, слухи об этом сильно преувеличены, а чудеса Вварденфелла стоят того, чтобы их увидеть.
Estes Birhart: Каждая планета из группы это план Аэдра, тех кто остался в Мундусе.
Eanathum: Не только о Трибунале, — тоном, тише обычного, промолвил эльф.
Luurime: *Незнакомая с обычаями эшлендеров, измененияв тоне данмера не поняла*
Eanathum: Неожиданно бретонка слишком внезапно подкралась к теме, которая столь волновала данмера сейчас и ялялась целью его путешествия.
Eanathum: Скажем так: Трибунал существовал не всегда... По одной из версий.
Estes Birhart: Вы давно этим интересуетесь?
Eanathum: И велоти, до появления Трибунала, почитали Предтеч. Мать Азуру, Боэтию и Мефалу.
Eanathum: Вы мне? — переспросил данмер у бретонки.
Estes Birhart: Да.
Estes Birhart: Трибунал это очень отсрая тема для обсуждения.
Estes Birhart: Я предпочту её не развивать.
Eanathum: Видимо, всю свою жизнь, — усмехнулся эльф. Меня всегда тянула к неизведанному, что, в итоге, вылилось в не совсем обычную биографию для мера моего происхождения.
Eanathum: Я Вас услышал.
Estes Birhart: Я изучаю Аэдрическую магию.
Luurime:  - Эстес, вы помянули планеты ранее.. Вот они - *Указала на появившиеся в небе луны* - Они - планеты, планы Богов? Так считали двемеры?
Eanathum: Разве это — не отсрая тема для обсуждения? Особенно в наше время.
Estes Birhart: Каждая.
Eanathum: Я читал об этом в библиотеках Храма. Правда, эта литература в Морровинде весьма труднодоступна.
Estes Birhart: У нас в гильдии есть хорошая библиотека.
Eanathum: Эанатума распирало желание рассказать о цели своего путешествия. В конце-концов, разве не в этом смысл быть бардом? Однако пока ему хватало ещё благоразумия держать язык зазубами.
Eanathum: Она открыта?
Luurime:  - Гильдия Магов неплохо платит за старые книги, если вы вдруг ищете работу, Эанатум
Estes Birhart: Не полностью.
Estes Birhart: Но я думаю не откажут если вы действительно тяготеете к знаниям.
Eanathum: К сожалению, я обделён магическими талантами, присущими мерам. Однако, если гильдия заинтересована в получении артефактов, то, думаю, есть шанс договориться. Вы говорите о конкретном отделени
Eanathum: ... отделении Гильдии, или в целом?
Estes Birhart: Стоит поспрашивать на месте, это часто зависит от конкретного отделения.
Eanathum: Благодарен за совет!
Eanathum: Лууриме? Вы что-то притихли.
Luurime:  - Зачарована лунами!Матушка называла их плотью Лорхана-предателя.. А Эстес говорит вот, что это - земли самих богов!
Eanathum: Данмер достал из-за пазухи хитиновую флейту и стал крутить в руках.
Estes Birhart: Луны-... Я плохо сплю в последнее время.
Estes Birhart: Должно быть сама Вермина тревожит мой сон.
Eanathum: Знаете... Ведь если бы не Лорхан, этого мира и не было-бы.
Estes Birhart: А стоит ли его за это благодарить?
Luurime: *Покосилась на бретонку, когда та так спокойно помянула даэдра*
Eanathum: Ведь, согласно одной из теорий, Нирн и есть его план. И его сердце — у нас, в Морровинде.
Estes Birhart: Слева Массер.
Eanathum: Не думаю. Что касается божественного, я склоняюсь к мысли, что всё произошло потому, что должно было произойти.
Luurime:  - Так и рассказывала мне матушка *Кивнула*
Estes Birhart: указывает пальцем в небо, выйдя из за камня.
Estes Birhart: Справа Секунда.
Estes Birhart: Говоря о Лорхане.
Estes Birhart: Говорят что они образовались из плоти Лорхана.
Estes Birhart: Напоминая о нашем долге Лорхану.
Eanathum: Да, я читал об этом.
Eanathum: Хотя я редко думаю о нём.
Eanathum: В Морровинде хватает Богов, за которых бы стоило беспокоиться.
Luurime:  - И напоминают настойчиво! Неизменно, каждую ночь, в какой бы части мира мы ни находились! Как это восхитительно!
Luurime:  - Эанатум, что это у вас в руках?
Estes Birhart: Восхитительно? Это спорно.
Eanathum: Данмер осмотрел свои пальцы.
Estes Birhart: Будто кто-то стучит в дверь постоянно напоминая о долгах.
Eanathum: А, это... Безделушка, однако она очень ценна для меня. это моя первая флейта. Я вырезал её из никс, которая чуть не убила меня в детстве.
Luurime:  - Сыграете нам?
Eanathum: Вас ведь никто не заставляет смотреть на небо... Эстес, верно?
Estes Birhart: Оно занимает очень большое пространство чтобы на него не смотреть.
Estes Birhart: сохраняет свой занудливый тон.
Eanathum: Не думаю, что стоит. Она ужасно настроена. Я взял её, скорее, как напоминание о доме, чем инструмент. Однако, если заглянете на Ввардефелл, не исключено, что мы встретимся вновь, и тогда я спою, и
Eanathum: ... и спою только для Вас.
Eanathum: Лууриме.
Luurime: *Глянула на данмера оценивающе*
Estes Birhart: Э-э-э-э.
Eanathum: И всё же, в мире достаточно направлений, в которые можно посмотреть ещё.
Estes Birhart: Я чуть не забыла, у меня там кое-что на алхимическом столе.
Estes Birhart: видя куда переходит разговор данмера и альтмерки, ищет повод быстрее уйти.
Eanathum: В таверне?
Eanathum: Данмер вопросительно попсился на бретонкую
Estes Birhart: Нет-... Вот там за гильдией бойцов-... Другая гильдия-... Аргхм-...
Estes Birhart: Мы же не хотим открыть портал или вроде того?
Estes Birhart: Вроде того....
Eanathum: Думаю, нет, однако же... — последние слова были произнесены в пустоту.
Luurime:  - Эстес *Покачала головой*
Eanathum: Может, мне стоит её вернуть?
Luurime:  - О нет, она права - пора бы и расходиться. Вы остановились в этой гостинице?
Eanathum: Ну... я пока вообще нигде не останавливался. Однако я предпочитаю сперва выступить. И выступать предпочитаю не там, где спать — обычно, после моих выступлений бывает полезно ретироваться.
Eanathum: Поэтому, думаю, я прогуляюсь ещё под лунами. Был искренне рад с Вами познакомиться. Надеюсь, наши дороги пересекуться ещё когда-нибудь.
Eanathum: Добрых снов, Лууриме.
Eanathum: Попрощавшись, данмер направился в город.

http://se.uploads.ru/t/HhyAD.jpg

играли @Sjestenka, @ZmicierVuz, @Pony_Girl

Отредактировано Sjestenka (2018-01-25 23:39:30)

+1

33

Где-то в Эбонхарте

https://cdn.discordapp.com/attachments/356592789779251201/411843275729797126/Screenshot_20180209_220903.png

День близился к вечеру. Векха ходила по рынку в поисках нужных ей цветочных семян, она показывала рисунок цветка многим торговцам и все только разводили руками. Нигде в эбонхарте не продавали такие семена. Пепел с ближайшего вулкана оседал на её нетчевое пальто, Векха продолжала обходить одну лавку за другой.
Векха покинула рынок и вышла на площадь города. В небе прямо над её головой пролетел клифф-скиппер, да не простой. Векха могла узнать его среди других таких тварей. Клифф-скиппер приземлился на фонарный столб неподалёку.
- Преследуешь? - спросила Векха зверька, подходя к нему. - Так где же скрывается твой хозяин?
Давно было известно, что клифф-скиппер этот призывался колдовством и прилетал в поместье Андотренов. Векха уже подстреливала его, но тот только испарился и позже появился вновь. Обладатель до сих пор не был найден, кому понадобилось шпионить за Андотрен - не известно.
Тем временем зверёк перелетел на другой столб, вызвав этим внимание детворы.
- Эй, не смей кидать камни в моего питомца, - строго сказала Векха одному из данмерёнков, схватив его за руку. Другие тоже решили не перечить тётеньке со скрытым лицом и мечом на поясе. А клифф-скипер полетел вдоль улицы и Векха погналась за ним.
Зверюга приземлилась на крыльцо "Эбонитовой фляги". Векха догнала её и взяла руки, клифф-скиппер даже не сопротивлялся, Векха держала его за бока как куклу или котёнка.

Свернутый текст

Vekha Andothren: -Если я тебя грохну, то ты снова появишься - сказала данмерка - Так и не дашь знать, кто твой хозяин? Он ведь где-то рядом, не может же он призывать существ откуда-нибудь из Саммерсета?
Vekha Andothren: В черном глазу клифф-скиппера она видела своё отражение. Векха положила тварь на землю, та даже не вздумала улетать когда была на мгновение свободна.
Rols Uvelis: Выйдя из эбонитовой Фляги и набросив капюшон на голову, Ролс двинулся прямиком в соседний кабак. До полночи, когда должен был отбыть его корабль, было еще предостаточно времени, а кружка-другая мацта еще никому не вредили перед плаванием.
Vekha Andothren: Векха уже заносила сапог, чтобы раздавить им голову клифф-скиппера
Vekha Andothren: Она задержалась перед прохожим
Rols Uvelis: проходя мимо женской фигуры склонившейся над тварью, Ролс усмехнулся про себя, он бы сделал то же, что собиралась она, попадись такая ему в руки.
Vekha Andothren: Векха замерла, смотря в след прохожему. Его лицо, она его увидела в свете фонаря? А пропорции? Векха давно ищет того самого, что проткнул её в Балморе, чтобы отомстить
Vekha Andothren: У неё появилась мысль. Данмерка подобрала ещё живую тварь в руку.
Rols Uvelis: подошел к двери кабака и на секунду задержавшись перед ней, оглянулся. Данмеру было интересно, покончила ли эльфийка с тварью.
Vekha Andothren: Поднялась с клифф-скиппером в руках и глянула на громилу из под капюшона

http://s9.uploads.ru/aI37k.jpg

Rols Uvelis: - Что, жалко тварюшку стало? - Ролс так и продолжил стоять держась одной рукой за ручку на двери кабака.
Vekha Andothren: Только молча развела руками в ответ. Под светом фонаря можно разлгядеть лицо незнакомца. Даже если это не тот самый, на которого подумала Векха
Rols Uvelis: - Помощь нужна? - данмер усмехнулся.
Vekha Andothren: Снова развела руками, а зверушка висела на руке Векхе и не думала сопротивляться
Rols Uvelis: пожал плечами и вошел в трактир.
Vekha Andothren: Постояв так немного, Векха положила клифф-скиппера себе под ноги и раздавила ему голову. Существо превратилось в пыль и исчезло.
Rols Uvelis: - Эй бармен! Кружку мацта... хотя нет, суджаммы. Две.
Vekha Andothren: Потом она пошла в таверну, где под вечер уже набралось народу. Может тут она найдёт садовода или специалиста по Колдовству
Vekha Andothren: Векха шла дволь зала, разглядывая постояльцев. Своим видом она тоже вызывала у кого-то интерес
Rols Uvelis: пока Ролс ожидал свой заказ, он отвернулся от стойки и стал разглядывать посетителей. Пара данмеров, пара н'вахов, все уже на веселе, не смотря на ранний вечер.

http://s8.uploads.ru/JVlNs.jpg

Vekha Andothren: Данмерка проходила дальше и не видела никого, что своим видом создал бы впечатление торговца цветами или алхимика
Rols Uvelis: а вот и та мучительница животных. Дождавшись свой заказ, Ролс взял кружки в обе руки, и направился к ближайшему ссвободному столу.
Rols Uvelis: - Эй, любительница фауны, - окликнул он эльфийку.
Rols Uvelis: - Присоединишься?
Vekha Andothren: Притормозила и обернулась на зов. Это тот здоровяк у входа? Его голос, хорошо ли Векха помнит голос Ролса?
Vekha Andothren: Кивнула наконец и подошла к столу
Rols Uvelis: Ролс скинул капюшон и показал на одну из кружек, не сводя взгляда с данмерки.
Vekha Andothren: Данмерка попыталась изменить тон голоса: -Ой, мутсера! Что с вашим лицом?
Rols Uvelis: скривился.
Rols Uvelis: - Несчастный случай, - он постарался выдавить из себя дружелюбную улыбку.
Vekha Andothren: Присела на против, смотря в лицо Ролсу
Rols Uvelis: подвинул одну из кружек ближе к ней, а сам сделал пару больших глотков из своей.
Rols Uvelis: - Где ты откопала эту зверюгу? Давно не встречал их в городах.
Vekha Andothren: Векха подвинула кружку себе, пить пока она не собирается. Хм, под ожогами узнаются знакомые черты
Rols Uvelis: - А ты не из разговорчивых, а? - Ролс усмехнулся. - Ну это ничего, я сам от разговоров устал сегодня.
Vekha Andothren: -Простудилась - ответила неумело изменённым голосом и показала на шарф
Rols Uvelis: - Знаешь как оно бывает, ты к парню, к другу можно сказать, с кем пережили столько всего, со всей душой, а он...
Rols Uvelis: махнул рукой и сделал еще пару глотков.
Rols Uvelis: - Простудилась? Во даешь. Пей, мигом поправишься!
Vekha Andothren: Вздохнула и подвинула кружку к себе ещё ближе. Векха наклонила голову и капюшон скрыл её глаза, из подлобья она следила за собеседником
Rols Uvelis: - Я бы, если б меня даром угостили, не отказывался бы!
Vekha Andothren: -Не хочется мне - ответила тихо и отодвинула кружку
Rols Uvelis: - Зачем пришла тогда? - Ролс постарался разглядеть ее глаза под капюшоном.
Vekha Andothren: -Вы позвали к себе, вот и пришла. А... может вы специализиуретесь по магии, сера?
Vekha Andothren: "Он это" - подумала Векха - "Хорошую ему метку оставил Хелсет перед уходом к Предкам"
Rols Uvelis: - Я тебя не с улицы позвал ведь. - Ролс посмотрел на нее внимательно. - Я в магии? Ха. Не, я по другой части, прости, дорогуша.
Vekha Andothren: Молча встала и пошла к стойке
Rols Uvelis: прикончив свою кружку, Ролс потянулся к кружке Векхи. Да, кажется популярным ему быть теперь только среди шлюх в публичном доме...
Vekha Andothren: Векха прислонилась к стойке и стала поглядывать на Ролса. Всё сходится, это он самый, остаётся прикончить его без свидетелей.
Rols Uvelis: Когда закончилась и вторая кружка, Ролс заказал третью, выпил и ее и затем пошел на выход. До отплытия корабля оставалось еще время, и он решил прогуляться неспеша до доков или может заявиться на корабль пораньше и завалиться спать там, если будет возможность.
Vekha Andothren: Она глянула в свою сумочку, маленький флакончик невидимости лежал там. Она носила его на случай стычки с местными ф'лахами
Vekha Andothren: Ролс уходит, Векха пошла следом, предполагая, что он может её заподозрить
Vekha Andothren: Прижалась к двери и осмотрелась
Vekha Andothren: Народ и приходит и уходит и в итоге Векха была вытеснена на крыльцо
Vekha Andothren: Данмерка ещё раз осмотрелась и увидела одинокую фигуру в плаще, идущую в сторону доков. Она пошла за ней. Дойдя до фонаря, Векха вынула флакон с зельем, отдёрнула шарф и выпила.
Rols Uvelis: Ночь была ясная, а с неба сыпались хлопья, похожие на снег. Но они были серыми и то был совсем не снег, а пепел.
Vekha Andothren: Времени действия хватит, чтобы настичь Ролса. Она пошла невидимой за ним, держа меч наготове
Rols Uvelis: Ролс остановился у лестницы и всмотрелся вдаль. Из-за темноты ничего не было видно, но где-то там волновалось Внутреннее море, отделявшее Вварденфелл от материка.
Vekha Andothren: Векха подходила ближе, медленно стала вынимать меч из ножен, что стало выводить её из состояния невидимости
Rols Uvelis: Ему не нравились материковые города. Они были суетливыми, пустыми и архитектура в них была мрачная.
Rols Uvelis: услышав что-то за спиной, Ролс ополуобернулся.
Vekha Andothren: В этот момент Векха с кличем прыгнула вперёд ведя меч прямо в Ролса
Rols Uvelis: увидев нечто, летящее прямо на него, Ролс инстинктивно бросился в сторону, на ходу доставая свой кинжал из голенища сапога и разворачиваясь к нападающему.
Vekha Andothren: Векха встала в стойку и повернулась к Ролсу
Rols Uvelis: Невидимость к тому моменту полностью перестала дейстовать и ролс воскликнул удивленно:
Rols Uvelis: - Эй, что я такого тебе сделал?
Rols Uvelis: его язык заплетался, но на ногах он стоял крепко.
Vekha Andothren: Векха занесла следующий удар с плеча, второй рукой потянулась к кинжалу на поясе
Rols Uvelis: парировал ее удар кинжалом, отводя меч в сторону и одновременно делая шаг ближе к ней.
Vekha Andothren: Далее Векха занесла кинжал в левой руке лезвием вниз
Rols Uvelis: видя, что девчонка настроена серьезно, Ролс увернулся от удара кинжалом и сделал обманный маневр своим клинком, метя в ее живот, заставляя ее переместить защиту туда.
Vekha Andothren: Заметив удар, Векха отпрыгнула назад. Кинжал она подбросила и взяла его теперь лезвием вверх
Rols Uvelis: пусть Ролс и был пьян, реакции в драках у него были отточены до бессознательного уровня, а алкоголь только придавал ему бесстрашия. Не медля, он бросился за ней, нанося серию ударов кинжалом по корпусу, не давая времени передохнуть и пытаясь заставить перейти в оборону.
Vekha Andothren: Векха выставила меч в блоке и шагнула в сторону, заходя противнику с боку и готовясь вонзить кинжал
Rols Uvelis: повернулся за ней, и не переставая атаковать кинжалом, с силой пнул ногой в открывшийся на долю секунды живот.
Vekha Andothren: Удар был заглушен кожей нетча и Векха лишь отшатнулась. Она мигом встала в защитную стойку, обдумывая следующий удар
Rols Uvelis: не промедлив, Ролс в прыжке сделал широкий замах кинжалом, метя в ее лицо.
Vekha Andothren: Векха в очередной раз пожалела, что родилась бабой. Она бы не выдержала вес Росла, потом парировала мечом и отодвинулась в сторону, держа кинжал на готове
Vekha Andothren: Она пыталась вонзить ему кинжал в бок
Rols Uvelis: приземлившись на ноги, он развернулся и, проигнорировав ее удар кинжалом и продолжая блокировать своим клинком ее меч, замахнулся и с силой ударил ее кулаком левой руки в лицо.
Vekha Andothren: Удар кулаком был неожиданее клинка, вот и тут оплошалась Векха. Хотя она удержалась на ногах, но кулак немного ослепил её
Vekha Andothren: Векха не заметила, как отошла близко к обрыву
Rols Uvelis: увидев, что она потеряла равновесие, Ролс пнул ее снова, на этот раз по ноге.
Vekha Andothren: От боли Векха рыкнула и отошла ещё ближе. Тут она поняла, что вот-вот упадёт вниз, и стала стараться отходить в сторону
Rols Uvelis: Ролс с силой замахнулся на нее кинжалом, не столько чтобы ранить, но стараясь больше вывести ее из равновесия.
Rols Uvelis: кровь начала капать на булыжники под ним, но, кажется, он не замечал ранения.
Vekha Andothren: Парировала кинжал Ролса своим кинжалом. Дальше она должна отпрыгнуть в сторону и занести удар мечом, но боль от удара по лицу отупляла её
Rols Uvelis: легко увернувшись от ее неловкого удара, Ролс снова размахнулся и нанес сильный удар в область живота кулаком левой руки.
Vekha Andothren: Кожа нетча приглушила такой удар, однако не помогла устоять на месте. Векха приблизилась к обрыву и стала терять равновесие
Vekha Andothren: Всё происходило быстро для неё, однако рассудок вернулся
Rols Uvelis: данмерка балансировала на краю и это отнимало львиную долю ее концентрации, так что Ролс воспользовался этим для новой яростной атаки нацеленной в ее бок и грудь.
Vekha Andothren: Векха наконец упала вниз. Она уже поняла, что упадёт и приготовилась к этому. Её тело растворилось во тьме и зарослях внизу
Rols Uvelis: Ролс подошел к обрыву и заглянул вниз.
Rols Uvelis: Ничего не сумев разглядеть в темноте, он только сейчас почувствовал боль в боку.
Vekha Andothren: Кусты смягили её падение, так что отделалась ушибом в спине. Она могла двигаться, но с трудом, потому просто лежала бездвижно и наблюдала за силуэтом  под светом фонаря наверху.
Vekha Andothren: Такой был шанс отомстить, Векха его упустила.
Rols Uvelis: Рана была не опасной, но наложения швов наверняка не избежать... Ролс посмотрел наверх. Положение луны говорило о том, что его корабль вот-вот отплывет.
Rols Uvelis: выругался и зажав рану рукой побрел в сторону доков.

Отредактировано Narnaa (2018-02-11 12:17:01)

+2

34

https://i.gyazo.com/29ef3388d878f15131d067b406395991.png

Каждому своё

Балмора, таверна. Примерно за полтора года до нынешнего времени

Relmyna Helan: *сидит молча, опустив голову над кружкой чего-то, судя по запаху, крепкого. Немытые волосы скрывают половину лица*
Urvel Imayn: Проходит в зал: в одной руке кружка, в другой тарелка с горкой копченых ножек скрибов. Фыркнув, обходит рассевшуюся за центральным столом кошку.
Urvel Imayn: Заглядывает за одну из ширм - и разворачивается, обнаружив там постояльца в богатой хлаальской мантии. Юная данмерка за второй ширмой, видимо, выглядит более приятной соседкой
Relmyna Helan: тихо-тихо всхлипывает, отхлёбывает из кружки.
Urvel Imayn: Три благословения, молодая сэра. *указал тарелкой в сторону дальнего стула* Тот уголок весьма уютный, мне бы присесть, мешать не буду.
Relmyna Helan: вздрагивает, поднимает голову - из-под чёлки становятся видны слегка опухшие глаза и влажные следы на щеках. Данмерка смотрит на мужчину испуганно, будто оцепенев. Некоторое время сидит так, потом очень неуверенно кивает. Следит опасливо.
Urvel Imayn: Значит, так и сделаем. *присаживается, ставит тарелку на колени. Делает глоток - и, не пряча любопытства и некоторой тревоги, вглядывается в лицо данмерки напротив*
Urvel Imayn: Её заплаканный вид не очень его смущает - мало ли, с родителями повздорила или с парнем своим, у малолеток тот еще характер. Но вот эти пятна на шее и запястьях девушки, пусть плохо различимые на тёмной коже... Урвел переводит взгляд с её рук, смотрит в глаза, вид его мрачен. И хочется узнать, что случилось и кто обидел, и в то же время - не его дело, чужой город, чужой Дом и чужие порядки.
Relmyna Helan: ловит взгляд мужчины, быстро поправляет воротник, скрывая синяки на шее, отводит виноватый взгляд. Вытирает влажные глаза рукавом - что, впрочем, не очень помогает. Снова быстрый взгляд на него, на его руки - словно не порядочный мер сидит рядом с ней, а по крайней мере ассасин из Каммоны. Руки слегка дрожат. Быстро подтягивает к губам кружку, делает крупный глоток, закашливается с непривычки.
Urvel Imayn: *дружелюбным тоном* Хотите ног? Хорошая закуска, особенно к мацту. Без закуски-то напиться недолго и начать буянить, как скуумный кот. *ухмыльнулся, но по-прежнему не сводит с неё тревожного взгляда*
Relmyna Helan: Кивает было, кажется, слегка захмелев, но поднимает глаза на него и быстро мотает головой, отдёгивает руку, которая, кажется, потянулась к ножкам скриба.
Relmyna Helan: Т-т.. Телванни. Релмина Хе-хелан. *выдавливает с трудом. Всё-таки, не представиться, когда тебе предлагают ноги - слишком грубо, даже когда ты ревёшь пьяная в редоранском баре. Её не гуары воспитывали, в конце концов.*
Urvel Imayn: Дрес Урвел Имайн. *пересел на табурет поближе и выставил тарелку на столик перед девушкой, чтоб той не пришлось вставать - в таком состоянии ещё грохнется*
Relmyna Helan: *неуверенно поджала ноги*
Urvel Imayn: *ровным добродушным тоном* Рад встрече с мером почтенного Дома, я сам из Тель Энамор, проездом в этих краях... Вы не потерялись, молодая сэра, в такой дали от телваннийских земель? Или тоже тут по делу? *кивок в сторону тарелки* Угощайтесь, не стесняйтесь.
Relmyna Helan: Нет, я.. я в гости.. *неуверенно. Услышав новое предложение, замирает. Смотрит на мужчину. На еду. Снова на мужчину* Нет, я не буду! *как-то слишком резко*

Читать дальше

Urvel Imayn: чем дальше, тем больше убеждается, что с девочкой что-то не в порядке. ОЧЕНЬ не в порядке. Чувствует знакомую досаду - и почему у этих малолеток никогда не выспросишь всё ясно, по порядку? Почему всё путают, не договаривают? Не понимаешь их никак, а когда понимаешь - уже поздно.
Urvel Imayn: Ну, как знаете. *смиренно пожал плечами и сам захрустел копченой ножкой, делая мелкие глотки мацта* С родными приехали, значит? Путь сюда неблизкий и опасный, в ваши-то годы... Сам проезжал вдоль южной стены - а там и дикари шастают, и всякая рванина. Точно ты в пепельной пустоши, а не в редоранской столице.
Relmyna Helan: *дышит тяжело и сбивчиво, будто готовясь вскочить и бежать. Но Дрес не настаивает на угощении - и дыхание становится немного ровнее* Нет, я.. Я сама приехала.. *осекается, замолкает, услышав что-то в словах Имайна. Вдруг снова начинает плакать - громче прежнего, наклонившись вперёд и едва не разливая на себя содержимое кружки*
Urvel Imayn: Да ну? И вас отпусти... *вздрогнул от неожиданности - а потом очень спокойно, стараясь ничем не выдавать остро кольнувшую тревогу, присел на корточки рядом с девушкой.Придерживает её кружку, чтобы не расплескалась* Ну-у, не надо так, молодая сэра. Чужие же смотрят, даже н'вахи смотрят. Не надо, чтобы они вас такой видели. *негромко, искренне* Что случилось?
Relmyna Helan: заметив Имайна так близко, вздрогнула, выпустив кружку - но та осталась в руках мера. Поджала ноги, забираясь с ними на стул. Заплаканные красные глаза встретились со спокойными, более тёмного оттенка глазами мужчины. Дышит тяжело и отрывисто, но плакать перестала. Некоторое время девушка молчала, смахивая немного на загнанного в угол пони-гуара, но кажущееся спокойствие Урвела постепенно начало передаваться и ей.
Relmyna Helan: Да.. Простите мне моё.. Моё.... Я не такая обычно. *икнула, всхлипнула, снова потянулась вытирать глаза рукой. Но ноги со стула спускать не стала* Я... Я дура просто... Вы не обращайте внимания. Я плачу, потому что дура. И напилась. *она прикусила губу* Хотя ещё недостаточно. *уставилась на кружку в руках Имайна*
Urvel Imayn: А я так думаю, хватит. Поверьте моим годам, молодая сэра, заливать горе - бесполезное дело. *поставил кружку на пол, подальше. Поднял пристально-задумчивый на девочку и прикусил губу, соображая, как действовать дальше. Ну почему с ними так сложно?* Вы не бойтесь, я никому не расскажу, сам - отец девчонки, имею понимание... Давайте лучше подумаем, как вашему горю помочь?
Relmyna Helan: Не хватит! *спустила ноги со стула, потянулась было за кружкой, чуть не упав, но снова взглянула на Имайна, вернулась на стул, явно боясь оказываться слишком близко к нему*
Relmyna Helan: Тут... Тут не поможешь. *она уставилась в сторону* Я.... сама всё.... Не надо было сюда ехать. Я думала, он... Он не такой. Что я его лучше смогу сделать. Если родители узнают.. Трое, я даже представлять не хочу. - она закрыла лицо одной рукой.
Urvel Imayn: наконец понимает, что к чему, - или, по крайней мере, ему кажется, что понимает. Насчёт скандала с парнем угадал, значит... Урвел тяжело вздыхает и медленно качает головой
Urvel Imayn: Не узнают, клянусь добродетелями Святого Ллотиса. Сказал - буду молчать, а слова своего ни в жизни не нарушал. *выудив из-за пазухи носовой платок, из грубой материи, но чистый, протянул его девушке - и снова невольно скользнул взглядом по её запястью* Не стоит он ваших слёз, тот, кто такое с вами сделал. Возвращайтесь к родным, найдите себе другого, хорошего. А этого... в наших краях мордой об мостовую повозили бы за такое обращение с невинной женщиной.
Relmyna Helan: *мешкает, но платок берёт. Смотрит на него некоторое время, переворачивает, снова смотрит. Наконец осторожно вытирает лицо, громко сморкается. Спохватывается, смотрит на мужчину виновато* Я.. Нет.... Домой мне не надо. *быстро мотает головой* Родители.. Они такого позора не заслужили. *тихо, боясь, что подслушают* Я сама сюда припёрлась, дура. Сама в его сраную юрту полезла. Сама с ним пила.. *всхлипывает тише, быстро вытирает лицо* Я.. Я думала... Да ничего я не думала! Он не такой был!
Urvel Imayn: *некоторое время молчит, обдумывая услышанное - и теперь уже уверен в выводах. Недоумение на его лице сменяется с трудом сдерживаемой злостью* Вот как, значит... Вот оно что. *глухим шёпотом* Э нет, за это не морду бьют, за это - под рёбра, и с глаз долой. *машинально сжал рукоять кривого телваннийского кинжала на поясе* Даже если бы домовой был. А уж дикарь-ублюдок... *скрипнув зубами, замолчал, хмуро опустил голову. Как бы перестать представлять Денару, сидящую рядом на месте этой девчонки?..*
Relmyna Helan: *поднимает глаза, снова встречается взглядом с Урвелом. На этот раз не так испуганно - а даже немного с благодарностью. Он не убежал, не скривился в отвращении, не стал кричать, что она опустившаяся дура, пусть она и считала себя такой сама. Не сказал, что виновата сама, что пошла туда. Он говорил вещи, совсем расходившиеся с тем, что она говорила себе сама*
Relmyna Helan: Я не такая, правда. *почти жалобно* Он говорил, что ему не нравится в племени, не нравится кочевать с ними. Соглашался слушать про Троих. Говорил, что сможет осесть на одном месте, но позже, что ещё не время. А вчера.. Вчера сказал, что нужно доказательство.. Ну, что я ..... Что я.... *с трудом сглотнула, подавив новый приступ рыданий* Что я правда к нему.. испытываю что-то. Что он не может просто от всего оказаться, без.. без доказательств. *снова поймала взгляд мужчины, быстро зашептала* Я не согласилась! Я.. Я ещё не готова была... *замолчала, сглатывая*
Urvel Imayn: *поднял голову и заговорил тихо и решительно* Лживые выродки. Все, от мала до велика. Если они АльмСиВи наших добродетельных своими лживыми пастями очерняют, чего им стоит наврать наивной девчонке, чтобы получить своё? Нет, молодая Релмина, их добрым делом не исправишь, как не заставишь рыбу-убийцу жрать траву. Одна могила их исправит. Резал их и на материке, и тут, когда охранял благородных господ, - всё видел, всё так и есть. *поднявшись на ноги, пригнулся, чтобы быть ближе к лицу девочки. Голос его совсем тих* Ты запомнила, где стойбище твоего обидчика?
Relmyna Helan: *кивает, на секунду сжимает худые кулаки* Я бы этих сама зарезала! Только.. Только он что-то в этот чёртов котелок подмешал.. Я как пьяная была, куда хуже, чем сейчас. Я бы отбилась, правда! *машинально чуть отодвигается, когда Имайн оказывается рядом. Но кивает, не уверенная, к чему он ведёт* Я знаю, я виновата.. *тише* Я.. Мне в храм надо было идти, а не сюда. Но.. Но больно так и паршиво! *шёпотом*
Urvel Imayn: *потянулся было, чтобы успокаивающе положить руку ей на плечо, но понял - лучше бы не трогать, а то мало ли, как истолкует. Вместо этого одернул рубаху и поправил кинжал* Иди в храм, девочка. Хочешь - доведу, прослежу, чтобы по дороге не поплохело. Иди и оставайся там, залечивай себе всё. Только скажи, где найти дикаря. *тон его стал холодным, взгляд - сосредоточенным* Разберусь с ним. Как у нас принято.
Relmyna Helan: *внутренне напряглась, когда рука потянулась к ней - но, кажется, Урвел и сам это вовремя понял* Для лечения мне храм не нужен. Я там сама прислуживаю дома. *почти с вызовом* Ди... дикарей. *сглотнула. Смотрит на Урвела с сомнением*
Urvel Imayn: *на миг застыл, точно столбняк на него нашёл, а потом неразборчиво выругался сквозь зубы. Повторил Релминой тем же ледяным тоном* Дикарей. Где их найти?
Relmyna Helan: К западу от города. Я.... Если вы пойдёте - я с вами пойду! *резко поднялась, пошатнулась с непривычки от количества выпитого, но устояла на ногах*
Urvel Imayn: *снова с трудом удержался, чтобы не поддержать девчонку. Оглядел её быстрым, но цепким взглядом, прикидывая, справится ли* Понимаю. Отрадно смотреть, когда твой мучитель... платит. Только не лезь туда, сиди подальше, как мышь. Я сам. *мотнул головой в сторону выхода* У меня кагути, двоих сдюжит. И глотни перед уходом чаю покрепче, чтобы хмель выветрился.
Relmyna Helan: *кивает* Спасибо. *голос чуть подрагивает, на нетрезвом подростковом лице - и страх, и злоба, и даже какое-то воодушевление* Вы правы. Если я теперь.. Такая.. Я по крайней мере могу.... Это будет.. Это меня немного поднимет. В моих же глазах. *она кивнула сама себе. Огляделась в поисках чая, нетвёрдо двинулась к барной стойке, снимая с пояса худой кошель*
Relmyna Helan: Только я сзади еду! *обернувшись, через плечо*

***
Окрестности Балморы

Relmyna Helan: *хлопает Урвела по плечу, показывает вперёд* Вон тот лагерь. Но.. Сера. Я не уверена, что вы должны так рисковать, из-за... Из-за такой, как я.
Urvel Imayn: *вглядывается в юрты меж поникших ив. Прикидывает в уме, как лучше подобраться незамеченным. На слова Релмины отзывается с глухой досадой* Да что ты заладила - "я такая, я сякая"... Всё пройдёт. Выкарабкаешься. Забудешь, станешь жить лучше прежнего. Никто, кроме нас двоих, не будет знать. А дикарям надо показать их место. Что я делаю, то каждый честный мер должен сделать, иначе весь Морровинд полетит к херам. А теперь - тсс.
Relmyna Helan: Трое будут. *тихо. Кивает, замолкает*
Urvel Imayn: Двое будут. Погоди только чуток. *осторожно ступая, зашагал к юртам. Высматривает среди их немногих обитателей мужчин. Пока видит только одного. Тихо-тихо шепчет* Этот?
Relmyna Helan: Нет, я про.. *осеклась, тихонько двинулась следом. Замерла за спиной мужчины, чувствуя, как возвращается нервная дрожь* Этот.. Один из них. *шёпотом* Он.. Я когда очнулась... Потом, второй раз. Сал ушёл куда-то. Первый эшлендер. Очнулась, потому что эти пришли... *сглотнула*
Urvel Imayn: Принято. *чем ближе к юртам, тем ниже пригибается, потом делает знак девчонке - "стой на месте". Искомый эшлендер - некрупный, безоружный, толчётся у костра и говорит о чём-то с женщиной-кашеваром, потом направляется на край лагеря*
Relmyna Helan: *присаживается, потом и вовсе ложится плашмя, скрываясь в высокой траве. На руку сразу забегает с земли пара муравьев, покусывая пальцы, но Релмина их не замечает - только слышит, как бешенно колотится, отдаваясь в ушах и висках, собственное сердце. А вдруг она зря потащила Имайна сюда? Сейчас его убьют, и прошлая ночь повторится.. Девочка зажмуривается, сжимает зубы, нашаривает на поясе короткий кинжал из дешёвой стали. Прислушивается.*
Urvel Imayn: Имайн неоступно следует за ним по периметру, скрываясь в тенях. На ходу вынимает кинжал. Эшлендер, наконец, останавливается у края затянутой тиной лужи и приспускает штаны - приспичило облегчиться. Звук льющейся струи, довольный выдох дикаря, а потом - негромкий хлюпающий звук и сдавленный хрип, который тут же глушит ладонь Урвела. Эшлендер с распоротым горлом оседает на траву, его палач аккуратно удерживает тело от шумного падения. А потом так же беззвучно отходит на пару шагов и отряхивает лезвие.
Relmyna Helan: *поднимается на ноги, спотыкается, скользит по сырой от накрапывающего дождя земле. Полуползком-полубегом приближается к Имайну, хватает его сзади за плечи, с трудом сдерживая торжествующий выдох. Вытягивает шею, уставившись на истекающего кровью дикаря. Несколько секунд смотрит диким взглядом, потом бесшумно плюёт в мёртвое лицо.*
Urvel Imayn: коротко обернувшись, зыркнул на девчонку строго: чего, мол, вылезла, не мешай, пока дело не сделано. И, утратив всякий интерес к трупу, принялся высматривать следующую цель. Косматый эшлендер, на вид много старше первого, как раз направился к гуаровязи. Не говоря ни слова, Урвел подал девушке знак и снова слился с тёмными зарослями

***
Relmyna Helan: Ещё два мёртвых обидчика - но пока без самого Сала, и это злит. Зато сомнений в том, что Урвел Имайн справится с задачей, которую сам перед собой поставил, становилось всё меньше.
Relmyna Helan: *Девушка прижалась сзади к Дресу, зашептала на ухо* Та юрта... Его. Он в ней, наверное. Сала, моего.... Того, из-за которого я приехала. Он напоил. Он врал. *шумно выдохнула через ноздри* Можно дождаться, пока выйдет?
Urvel Imayn: *указал потемневшим лезвием в сторону костра, где старуха снаряжала для чего-то наплечную корзину. Шепчет отрывисто* Знахарка. Сейчас уйдёт, некому будет видеть. Посмотрю под полог. Будет один - пойдём, с кем-то - дождемся. *замер, не спуская глаз со скрюченной фигуры. И действительно - закинув короб за спину, эшлендерка поковыляла в сторону высокой грибной поросли*
Relmyna Helan: кивнула, держась рядом, за спиной Дреса..
Sal Eramarellaku, сидя в одиночестве посреди юрты, обмакивает чёрствый батат в горячий гуарий суп и ест, о чём-то размышляя.
Urvel Imayn: чуть-чуть сдвинул край тяжёлой кожи и глянул внутрь. Эшлендер, увлеченно что-то жравший, был совершенно один. Значит, план действий ясен. Указав Релмине оставаться здесь, Урвел ненадолго замер. Вот эшлендер сунул что-то в рот целиком, зажевал, облизал пальцы... отвернулся, выискивая добавку в деревянной миске у очага... Вот он, момент.
Relmyna Helan: *почти что дыша Имайну в затылок, прошипела что-то бранное*
Urvel Imayn: Полог сдвинулся и тут же вернулся на место. Одним коротким движением Имайн скрылся в юрте. Одним прыжком сократил расстояние до ничего не понявшего эшлендера - и припечатал по голове сапогом, точно давил фуражира
Relmyna Helan: *влетела следом, едва не запутавшись в кожаном пологе. Замерла на входе, тяжело дыша, взгляд дикий*
Sal Eramarellaku: взбрыкнул, пытаясь скинуть Имайна с себя. Заметил девчонку позади.
Sal Eramarellaku: Рел?! Что это за хмырь?! Ты должна была завтра придти, а не сегодня! Отзови "пса"!
Urvel Imayn: нажал ногой сильнее, не давая эшлендеру подняться. Наполовину разбитая физиономия жертвы, которую теперь никто не назвал бы привлекательной, еще больше вдавилась в циновку. Медленно, примериваясь, куда бы нанести удар, Имайн занес окровавленный кинжал
Sal Eramarellaku: *заметив кинжал и кажется поняв серьёзность ситуации, Сал дёрнулся сильнее - на этот раз успешно, скидывая с себя лесника, откидывая к краю юрты.*
Sal Eramarellaku: *подскочил, схватил первое, что попалось под руку - котелок с супом, швырнул в обидчика. Лесник оказался проворнее, а вот Релмина, вся в остывшем гуарьем супе с ног до головы, ойкнула и присела, держась за голову - от встречи с железным котелком под волосами расплывалось красное пятно*
Urvel Imayn: с глухим рычанием вцепился в рубаху дикаря, притянул к себе и полоснул не глядя, наотмашь. Вскрик ("эх, старух и девок не созвал бы" - мелькнула мысль) и ощущение чего-то тёплого, закапавшего на пальцы, дало понять - попал. Помотав головой, Урвел сфокусировал взгляд: кровавый след от кинжала рассекал шею и ключицу жертвы. Вот только недостаточно глубоко... Он замахнулся для второго удара, уже смертельного.
Relmyna Helan: *рычание - не глухое, как у мужчины, а высокое и истеричное, с подвыванием - Релмина показалась сбоку, блеснула сталь - и с размаху воткнула кинжал сзади в голень мужчины. Выдернула сразу, только для того, чтобы воткнуть выше, в поясницу. Отшатнулась - руки в крови.*
Urvel Imayn: "Да куда ж ты лезешь под руку"... Эшленедр задергался, затрясся от ударов, как припадочный, так, что трудно было прицелиться. Навалившись всем весом, Имайн опрокинул его навзничь, прижал и вогнал кинжал под подбородок - настолько, насколько хватило сил. И продолжал давить на рукоять, пока  эшлендер не обмяк, раззявив окровавленный рот
Relmyna Helan: *радостно вскрикнула и попятилась. Закрыла лицо руками, бесшумно всхлипывая*
Urvel Imayn: убедившись, что эшлендер мёртв, с хрустом высвободил лезвие. Поднялся на ноги и согнулся, держась за заколовший бок, успокаивая дыхание. Это было привычно, еще с военных времен - резкий, неуместный приступ усталости после напряжения всех сил. Впрочем, скоро пройдёт. Обернувшись к девчонке, Урвел посмотрел на неё мутным взглядом
Relmyna Helan: *сдавленные всхлипы стихли так же внезапно, как начались. Релмина опустила руки, взглянула на Урвела. Быстро подошла к нему, коснулась плеча.*
Relmyna Helan: Вы ранены? *испуганно. Подняла руку, ощупала собственные - липкие от уже свернувшейся крови волосы, недовольно засопела*
Urvel Imayn: Не. Запыхался. Всё-таки, уже не пацан... *разогнулся и тяжело выдохнул. Чуть удивленно посмотрел на руку девочки на своём плече, перевел взгляд на её лицо* Ты чего вся такая, как пришибленная... и засратая чем-то. Идём. Всё, расплатились. *обтерев кинжал о чёрный подол безрукавки, сунул в ножны* Надо обратно, пока шум не подняли. Эту шваль теперь за ровню нам считают, нельзя попадаться.
Relmyna Helan: *быстро кивнула, стряхивая что-то, похожее на укроп, с плеча. Одежда сырая совсем теперь, переодеться надо..* Идёмте. *Она двинулась было к выходу из лагеря, но вернулась и от души пнула труп куда-то в рёбра. Затем развернулась и побежала прочь, не желая узнавать, есть ли в этом племени ещё мужчины. Отойдя чуть от юрт, замерла за деревом, дожидаясь Дреса*
Urvel Imayn: ощущая странную смесь тревоги и облегчения - "что сделано, то сделано, а дальше - будь что будет", бесшумно ушел вслед за девчонкой.

Моменты

http://s9.uploads.ru/aOlpN.jpg
http://sg.uploads.ru/bEFeq.jpg
http://s9.uploads.ru/EpJQo.jpg
http://se.uploads.ru/vJIW6.jpg
http://sf.uploads.ru/melNY.jpg
http://sa.uploads.ru/2Sb5z.jpg
http://sd.uploads.ru/Bbhm4.jpg
http://s7.uploads.ru/rd98m.jpg
http://sa.uploads.ru/eOKp9.jpg
http://sd.uploads.ru/kZiND.jpg
http://sa.uploads.ru/iOGmv.jpg
http://sf.uploads.ru/L5zRE.jpg
http://sh.uploads.ru/5CFGI.jpg

P.S. Не всё, что произошло, удалось сохранить в тайне.

+6

35

http://se.uploads.ru/t/0GOBf.jpg

*****************************
Давонс Вотч, кабак "Рыбная вонь"
****************************

.      Поставив кружку с вином, или шейном, как называли местные этот напиток, на не так давно выскобленную и потому относительно чистую столешницу, Маркарт с кряхтеньем уселся на хлипкий с виду стул. Вечер едва начинался, солнце еще высоко висело над линией горизонта, окрашивая завершающийся день в теплые золотисто-желтые цвета. Большинство портовых рабочих еще не закончили свой труд, они перетаскивали грузы со складов на шхуны или со шхун на склады, перебирали снасти на берегу, скоблили борта лодок, шутя или переругиваясь. Главное – их еще не было в кабаке, позволив бармену с парой помощниц готовить все к вечеру, а малочисленным посетителям провести время в относительном покое.
      Блики на легких волнах, крики морских птиц, запах соли – все это умиротворяло и настраивало орка на спокойный отдых за кружкой хоть и некрепкого, но довольно неплохого пойла. И потому тень, упавшая на его стол и не желавшая его покидать несколько добрых глотков спустя, вызывала еще большую злобу на ее обладателя. Орк поднял взгляд от кружки и уставился на среднего роста фигуру в неприметной одежде. Из под наброшенного на голову темного капюшона горели два красных глаза, выдавая в подошедшем уроженца этих мест.

читать дальше

- Чего надо? Сероухим я не подаю! – грубо осведомился Маркарт, оскалив внушительные клыки. Впрочем, и помимо клыков ему было чем напугать тощего попрошайку: орк был крупнее большинства местных эльфов, имел немаленькие кулаки с давно сбитыми костяшками, размалеванную морду головореза и весь иззубренный, но на совесть заточенный топор, лежавший рядом на скамье.
- Проваливай, не загораживай свет! - добавил он, не дожидаясь ответа на предыдущий вопрос.
- Так-то ты встречаешь друзей? – молодым и веселым голосом спросили из-под капюшона, – А я-то надеялся угостить тебя выпивкой! 
- У меня тут нет друзей! А у тебя, рванина, нет денег даже на пойло для себя самого, не говоря уж об угощении. Так что хватит тратить мое время. Исчезни, не то я тебе что-нибудь сломаю!
- Ну-ну, друг мой, ни к чему быть таким грубым! Будь ты чуть внимательнее и дружелюбнее, уже сидел бы с новой кружкой шейна в руках! – голос оставался таким же веселым, и не было похоже, что его обладатель намерен уходить.
      Взрыкнув, орк начал подниматься из-за стола, стул со скрипом отъехал назад. Бармен опасливо глянул в сторону шумной парочки, но связываться с орсимером не захотел. Тот не в первый раз пил в этом кабаке, и если кого и лупил, то за дело, да и до смертоубийств пока не доходило. Пришелец же дождался, пока глаза зеленокожего здоровяка окажутся на уровне его лица, после чего на несколько мгновений скинул капюшон, явив собеседнику молодое лицо с тонкими чертами, темными, собранными в короткий хвост волосами и серьгой в правом ухе.
- А.. Хлаалу, - протянул Маркарт, выдохнул и уселся на место, возвращая свое внимание кружке, - Чего это ты сюда притащился? Да еще в таком виде, чисто местный попрошайка!
- Тише, друг мой, тише! Не кричи так и.. зови меня Овисом, к примеру, - накинув капюшон обратно, данмер присел на скамью напротив орка. – Можешь заказать еще выпивки, я плачу. И пожевать чего-нибудь, от чего я завтра не умру. За едой и поговорим.
-  Ага, дождешься от тебя!  Вы, сероухие, жрете тут своих жуков без устали и не морщитесь даже. Рыбы возьму! – орк привлек внимание бармена и показал, что хочет кувшин вина и две порции рыбы. Тот, довольный, что конфликт не закончился поломкой мебели и вызовом стражи, с улыбкой покивал, крикнул что-то одной из помощниц и направился за вином.
- Я не знаток орсимерской кухни, так что не смогу вернуть тебе шутливый упрек! Да я здесь и не за этим! – данмер улыбнулся, внимательно осматривая орка, - Как рана, Маркарт? Твоя воинственность говорит мне, что за прошедший месяц ты стал чувствовать себя значительно лучше!
- Ох, моя серозадая мамочка, я в полном порядке! – проворчал орк язвительно. Сделал паузу на время, пока бармен поставил на их стол кувшин вина и еще одну кружку, дождался его ухода и добавил уже серьезнее, - Твои склянки и порошки помогли. Выглядит заросшая дырка все еще паршиво, тянет после доброй драки, но воспаление прошло, и от меня не нужно отрезать куски мертвой плоти! Если ты припёрся сюда, чтобы услышать мою благодарность, то скамп с тобой, «спасибо»!
- Твоя мамочка и вправду могла быть мм.. серозадой, учитывая цвет твоих глаз, - эльф усмехнулся, ничуть не обидевшись грубости собеседника. – Или папочка. Но ты ведь не помнишь их, да? А что-то еще из событий, предшествующих твоему почти удачному побегу от работорговцев ты вспомнил?
- Неа! Только башка болит от таких попыток, - Маркарт сокрушенно покачал головой, - Странное ощущение. Имя знаю, кто я, что могу, а чего нет. Некоторые вещи делаю просто сам по себе, без головы. Узлы вон те же. А откуда это все - не помню. Но знаешь, вряд ли я был паинькой. Вот гляжу на тех работяг в порту, а присоединяться к ним нет желания. Хотя в кораблях понимаю кое-чего. А вот вломить кому позадиристее из них и пропить их мелочь в кабаке – по мне.
- Хм.. – настал черед эльфа помолчать, пока подошедшая помощница бармена выставляла перед ними две продолговатые тарелки с запеченной рыбой и бататом. Столовых приборов она не принесла, уровень заведения был не тот. Данмер достал из кармана изящный нож для писем и с его помощью взялся отделять от рыбу от костей. 
- Учитывая подобные твои склонности, у меня есть к тебе предложение..
- Снова подкинуть куда-то мешок с монетами? – орк взялся за еду руками, не смущаясь отсутствием приборов, - Если б не мое брюхо и твои склянки, я бы прихватил тот мешок, и поминай как звали. Там было уж больше той пары сотен, что ты мне заплатил.
- Но ты рисковал потерять потроха по дороге, и мои склянки оказались тебе нужнее. В итоге ты остался в плюсе, не так ли? Мои предложения выгодны, ты это понимаешь. И я не вижу тут очереди из тех, кто предлагал бы что-то лучше.. или хотя бы вообще что-то предлагал. Обирать несчастных работяг в порту уж точно менее прибыльно!
- Ну.. вообще, я подумывал наняться вышибалой, - как бы оправдываясь, проворчал орк, глядя на вежливую, но все же самодовольную улыбку собеседника, - Хоть бы и в эту рыгаловку! Пару раз я уже выбрасывал отсюда портовую шваль, хозяин не будет против.
- Это определенно позволит тебе и дальше пить и питаться в этом чудесном заведении и, может быть, даже продлить аренду той дыры, в которой ты сейчас живешь. Заманчиво! – данмер усмехнулся весело, отправляя в рот кусочек рыбы, - Весьма! Но мое предложение всё же лучше.
- Ну и в чем же оно состоит?
- Знаешь, кто такие Камонна Тонг? – эти слова эльф произнес тише, чем беседовал до этого
- Да уж наслушался тут! Какая-то банда серозадых, которая держит местных ротозеев за яйца и трясет монеты с торгашей на их чудесном острове. Криминал, короче. А чего с ними?
- Ну, скажем так, у меня с ними общее дело. Их.. представитель хочет, чтобы я нашел им продавца лунного сахара. И я его найду, но времени мне дали всего неделю, а этого мало. Поэтому я хочу, чтобы продавцом выступил ты.
- Продавцом дури? – Маркарт скривился, - Которой ни у меня, ни у тебя нет? Пока от этого больше смердит неприятностями, чем деньгами. Где тут выгодное предложение?
- Продавец будет. И он привезет товар. Но привезет его тебе, а ты продашь синдикату. Я утрясу все торговые моменты, тебе нужно будет только в своей грубой манере поработать лицом и получить процент от сделки. И процент будет немаленьким! Да, это не прогулка по набережной, но ты сможешь заработать неплохие деньги, рискуя не сильнее, чем когда вышибаешь дух из неудачников в этом порту.
- Если все так просто, чего ж ты сам этого не сделаешь, а? Больше похоже на подставу! Ты получаешь деньги, а я  кусок стали под ребра, - протянул орк, однако улыбка на его лице говорила о том, что он не прочь заняться чем-то повеселее протирания скамьи в портовом кабаке.
- Не хочу мараться! Ты ведь понимаешь, что общение с этими людьми не останется совсем уж незамеченным, и для моей репутации это губительно. А через тебя я смогу контролировать сделку, но не бывать в обществе этих мерзавцев! – данмер сделал паузу, прожевав еще кусочек рыбы и запив его вином, - Брось! Никто не будет тебя убивать, если ты сам не нарвешься. Поставки нужны им регулярно, а значит и контакт будет не одноразовым. Даже если ты не помнишь ничего, по тебе видно, что опыт в общении с подобными типами у тебя есть. На эту роль ты подойдешь лучше меня: на тебя сложнее давить, тебя ничто не связывает с этим местом, а значит и шантаж исключен. А угрозы тебе не в новинку, я уверен.
- Ладно.. и что я получу? Какая сумма? – улыбка Маркарта стала голодной.
- С первой сделки – не меньше трех тысяч монет. Зависит от суммы сделки и скидки, что я смогу стрясти с поставщика. Но это ведь только начало, да и на стороне подрабатывать я тебе не запрещаю. Лишь бы делу не вредило!
- Хм.. – Маркарт сделал вид, что задумался, уничтожая свою порцию алкоголя и снеди, но все было понятно и так. Хоть какое-то дело и возможность быстро получить денег были очень кстати в его положении, и тот факт, что за эти деньги не придется таскать мешки в порту или охранять какого-то крикливого купчишку в караване его только радовал. Да и перед Хлаалу, как ни крути, он в долгу. Усмехнувшись, он согласно кивнул головой.
- Ладно, ты меня уболтал, сероухий торгаш. Я помогу тебе в этой игре, но ты расскажешь мне детали своего плана, чтобы я не выглядел дураком, случись чему-то пойти не так. И я сохраняю за собой право отправить этих твоих бандитов Малакату в задницу, если они начнут крутить что-то эдакое!
- Годится! – торговец довольно улыбнулся и отсалютовал орку кружкой – Мне нет причин тебя обманывать, а твой энтузиазм поможет нам составить легенду поубедительнее.
      Бармен, натирая стойку и расставляя кружки, то и дело поглядывал на пару за дальним столиком. Орк и попрошайка, что пили вино и ели рыбу, вызывали у него если не подозрения, то как минимум интерес. Но проявлять интерес бывает опасно, уж кому, как не человеку его профессии это знать. Еще какое-то время он посматривал на посетителей, но потом повалившие из порта работяги начали требовать выпивки и закуски, шуметь и балагурить, и внимание его сместилось на работу. Обычный вечер в портовой таверне, кому какое дело, кто и с кем пьет, в конце-концов? Платят – и ладно!

Отредактировано Tilsatt (2018-02-22 18:03:14)

+2

36

http://s3.uploads.ru/DQ4Gy.jpg

Мёд и рыба


Torvar: В таверну зашел высокий мужчина, и оставляя за собой след из необычного рыбьего запаха, отправился к стойке.
Lleris Rotheran: У камина сидела девушка с огромной (по сравнению с её комплекцией) эбонитовой дайкатаной и медленно потягивала мёд, вытянув ноги к угольям.
Torvar: — Здравствуй, Адла. - Он обратился к тратирщице. - Мне, как вчера.
Torvar: Пока трактирщица наполняла кружку медом, мужчина со странным запахом, положил на стойку несколько, звенящих друг о друга, монет.
Torvar: — Спасибо, ничего лучше не украсит вечер, чем твой мёд.
Torvar: Он забрал кружку, и аккуратно, стараясь не разлить, касающийся краев мед,  подошел к камину.
Lleris Rotheran: Девушка оглянулась на подошедшего. Смерив того взглядом, она молча подняла кружку, и, приподняв её, выпила мёд.
Torvard: Вместе с мужчной, проследовал и его запах рыбы и китового жира.
Lleris Rotheran: Уловила рыбный запах от мужчины, чуть поморщила нос
Torvar: — Не видел тебя здесь раньше - обратился он к девушке, спокойно сидевшей у камина.
Lleris Rotheran: — Да? Я здесь недавно совсем, — Вяло ответила девушка.

Читать дальше

Torvar: — Может быть из-за того, что я здесь редко бываю... - продолжил мужчина, будто не замечая ответ девушки, — Ты явно, не просто девушка из скайримской деревушки, раз носишь такие вещи с собой
Torvar: он направил взгляд на меч
Torvar: — Ты откуда-то из далека?
Lleris Rotheran: Девушка инстинктивно последовала глазами вслед за взглядом мужчины
Lleris Rotheran: — Я... Из Виндхельма.
Lleris Rotheran: — Да. Последние пару месяцев живу в Виндхельме.
Torvar: — Но ты в этом не уверена, не так ли? - усмехнулся мужчина, почувствовав неуверенность в голосе девушки
Lleris Rotheran: — Уверена, — твёрдо ответила девушка. — Просто не родилась в нём.
Lleris Rotheran: — Ты тоже не очень-то на местного смахиваешь, — не отводя взгляда от огня, произнесла данмерка. — Слишком... Не такой, как они.
Torvar: Хэх, — он протёр усы от мёда, — наверное потому что я зачастую в море, а не здесь. Он улыбнулся
Torvar: — Надо же кого-то кормить, особенно рыбой, ведь здесь и не вырастить нечего, да и поохотиться не кому.
Lleris Rotheran: — Это объясняет твой запах, — усмехнулась девушка. — Местные тоже выходят в море, но так не смердят, прости за прямоту, — девушка добродушно улыбнулась.
Lleris Rotheran: Ллерис рукой указала на место подле себя, приглашая норда присесть.
Torvar: — А я о чем? Мало кто так же окунается в свою работу.
Lleris Rotheran: — С головой, видимо?
Torvar: — Так что потом не отмоешься, — резко отрезал норд.
Torvar: Не долго думая, он подсел к девушке.
Lleris Rotheran: — Ллерис. Ллерис Ротеран, — бросила девушка.
Torvar: — Торвар, — он положил кружку подле себя, — просто Торвар, для друзей, для людей, для рыбы... — он помолчал ненмого,— ну и для меров конечно.
Lleris Rotheran: — И каков улов нынче, просто Торвар?
Torvar: — Конкретно нынче – замечательный.
Torvar: — Помимо рыбёшки, увязали с собой двух небольших китов… еле утащили… зато! — он хлебнул из кружки и поставил её обратно, — и людей накормили, и сами "накормились".
Lleris Rotheran: — Звучит как приглашение на знатную рыбную похлёбку, — засмеялась Ллерис и протянула кружку, чтобы чокнуться с Торваром.
Torvar: — Я рыбак, а не повар, — чокнулся с Ллерис.
Torvar: — Я готовлю, в основном, только чтобы уталить голод, а не потрапезничать, понимаешь ли… — он улыбнулся
Lleris Rotheran: — Так значит, за хороший улов! — произнесла Ллерис и сделала несколько мощных глотков.
Torvar: Вытерая усы после погружения в недра кружки: А ты я смотрю уже впитываешь в себя нордскую культуру, — Торвар засмеялся
Lleris Rotheran: — Считаешь? — Ллерис вопросительно посмотрела на китобоя.
Torvar: — Ты так "впитывала" эту кружку, что иначе не скажешь.
Lleris Rotheran: — Ха! — усмехнулась Ллерис. — Я не так давно в Скайриме. Однако, я очарована вашей культурой.
Torvar: — Что это там? - Торвар снял сапог и вытряхнул из него пару мелких камешков и горсточку песка - Ах, дааа, нордская культура, — протянул  он.
Lleris Rotheran: — Вы честны. Честны в своих словах, действиях...
Torvar: — А такому норду, как я, разве есть смысл, таить что-то от других?
Torvar: — Я рад заниматься своим делом, рад приносить кому-то пользу – словно на одном дыхании говорил Торвар.
Lleris Rotheran: — Я не совсем про это..., — стушевалась Ллерис.
Lleris Rotheran: — Я имею в виду, что норды в своей гордости и чести не чванливы.
Lleris Rotheran: — И понятие чести у нордов, хоть и довольно простое, но самое чистое.
Torvar: — А, это да, есть такое, но зависит от сорта мёда, в основном.
Lleris Rotheran: Девушка рассмеялась
Lleris Rotheran: — Ах да, и мёд — лучший напиток, что я когда-либо пробовала.
После небольшой паузы.
http://s5.uploads.ru/t/n0DI3.jpg

Torvar: — Раз уж ты впитала наше Скайримское зелье откровенности, может расскажешь откуда владеешь, столь дивным мечом?
Torvar: Торвар сделал небольшой глоток, не спуская глаз с Ллерис. 
Lleris Rotheran: — Альд'Гулахан. Его зовут Альд`Гулахан. С данмериса это переводиться как "Главный советник". Фамильна реликвия, если коротко, — с этими словами девушка сняла меч с портупеи и положила на колени.
Torvar: — Коленку не сломаешь? - он взглянул на гигантский, по сравнению с ногами девушки меч, — Кхм, прости конечно за мою ребяческую любопытность… Я-то кроме гарпуна, да родного топора ничего и не видел.
Torvar: —Не могла бы ты рассказать о нем, да и о том откуда ты… побольше?
Lleris Rotheran: — Сломала, и не один десяток уже, — буркнула Ллерис.
Lleris Rotheran: Девушка замялась. Немного помолчав, сделала глоток.
Lleris Rotheran: — Я из знатной и известной редоранской семьи. Однако, я не в самых лучших отношениях со своим домом сейчас. Мой отец выковал мне этот меч, как сделал до этого его отец, отец его отца и так далее, с неохотой поделилась Ллерис.
Lleris Rotheran: — Ах да, прости, вечно забываю. Редоран — это как ваш клан, но... немного другое.
Torvar: — Так ты из семьи кузнецов? — с искренним любопытством спросил и уставился на Ллерис.
Lleris Rotheran: — Нет! То есть да, но нет... Это сложно объяснить. Воинов-кузнецов, если быть точнее, — Ллерис отвечала сдержанно.
Torvar: — Интересно… — он допил мёд в кружке и повертев её на руке поставил на пол. — М, да… про Морровинд я знаю, если что, немного, но знаю, общался как-то с одним купцом оттуда.
Lleris Rotheran: — Но мы не зарабатываем... не зарабатывали кузнечеством. Всё обучение ремеслу сводилось к тому, чтобы пращур сумел выковать меч своему наследнику, прежде чем отправить его в свободное плавание
Lleris Rotheran: — Ллерис скривилась при упоминании Морровинда.
Torvar: — Кисловатый мёд, да? - Торвар посмотрел в пустую кружку.
Lleris Rotheran: — Перестоял. Но это придаёт ему интересную терпкость, — хитро улыбнулась девушка.
Torvar: Так значит, ты здесь в путешествии?
Lleris Rotheran: — Я здесь по своему личному делу. Что-то вроде отпуска, но с пользой.
Lleris Rotheran: — А ты? Ты всю жизнь прожил здесь?
Torvar: — Не здесь и не там. Я курсирую между некоторых деревень, но в последнее время... да, можно сказать, что здесь я зажился.
Lleris Rotheran: — Если честно, — то это самое тихое и унылое место в Скайриме из всех, где мне удалось побывать, — снизив тон, произнесла девушка норду.
Torvar: — Ну да… здесь и мёд кисловат… и таких задорных пьянок, как в Виндхельме не собрать, да колнени некому обломать... — Он посмотрел на девушку ехидным взглядом
Lleris Rotheran: — Помню, как я только высадилась в Виндхельме, — мечтательно начала девушка. — Сперва меня удивили местные: буквально каждый встречный норд в той или иной мере отдавал алкоголем. Я было подумала, что ошиблась с выбором, но, когда ко мне подошла компания из трёх здоровых татуированных нордов, разивших перегаром, и предложили выпить с ними, попутно устроив экскурсию по городу и всем злачным местам, я поняла, что это — как раз то, что я искала.
Lleris Rotheran: — Однажды в "Трезвый норд"... Ты ведь знаешь таверну? Она стоит недалеко от дворца. Так вот, туда заявился редоранец, который оказался живым мертвецом! Он натсолько был пропит, видимо, при жизни, что не расставался с суджаммой! — почти вскрикнула Ллерис. Глаза её блестели.
Torvar: — Мертвец говоришь? — Он обратил на Ллерис задумчивый взгляд.
http://s8.uploads.ru/t/7qpLV.jpg

Lleris Rotheran: — Я сперва сломала о него стул, а уже затем, когда тот стал шипеть, махом отсекла ему голову! — увлечённо продолжила девушка.
Torvar: — Может тебе достаточно на сегодня мёда? — улыбнулся Торвар.
Lleris Rotheran: — Да, мертвец! А, что? Нееет... Или да... Определённо, да, стоит подышать пока воздухом, — растерянно произнесла девушка.
Lleris Rotheran: — Но потом всё равно вернёмся сюда, мне есть, что рассказать! И я ещё не до конца пьяна, нет-нет!
Lleris Rotheran: Девушку буквально пробило на эмоции
Torvar: Торвар аккупатно отодвинул кружку от Ллерис, и пока она рассказывала истории о живых мертвецах, норд перели осттаки её мёда к себе и вернул её кружку на место.
Lleris Rotheran: Девушка стала ёрзать на стуле, собираясь вставать, схватила кружку, но та оказалась пуста. Расстроено поглядела в неё.
Lleris Rotheran: — Ну что, идём? Я только возьму ещё мёда... О, Трое, как же её звали... Адла? — обратилась Ллерис сама к себе.
Torvar: — Мда... - он незаметное хлебнул из своей кружки, — тебе ещё рановато становиться нордом...
Torvar: — Да-да идём, заодно выветрим тебя.
Torvar: Торвар потянул девушку за собой.
Lleris Rotheran: Девушка вывернулась из хватки Торвара и, чуть пошатнувшись, направилась к стойке.
Torvar: Торвар проследовал за ней.
Lleris Rotheran: — Адла! Ещё мё..мёда! Мне и этому мут... ох... Торвару, — Ллерис кивнула в сторону норда. — И у тебя мёд совсем перебродил, больно в голову бьёт.
Torvar: — Да, Адла! Нам нужны самые глубокие кружки, что  у тебя есть!
Lleris Rotheran: — Да! — подтвердила Ллерис.
Torvar: Торвар передал огромную, полную мёда кружку Ллерис— Прошу, миледи, — он придуриваясь, слегка поклонился Ллерис. Затем захватил кружку себе.
Lleris Rotheran: Дождавшись, пока Адла, ворча, выставит новые кружки,  Ллерис бросила монеты за двоих и приняла кружку от Торвара.
Torvar: — Не желаете прогулятся? — норд произнёс это с улыбкой.
Lleris Rotheran: Сделав несколько глотков залпом, девушка стукнула норда в плечо кулаком и пошла к выходу.
Lleris Rotheran: Ллерис прикрыла ладонью глаза.
Они вышли на улицу, и по грязны улочкам направились в порт.
Torvar: — Ты так не гони - Торвар на ходу глотал мёд из кружки - пойло разольешь… мне.
Lleris Rotheran: — Ох, Трое! Я думала, что уже совсем темно.
Torvar: — Ещё столько выпьешь, ещё как потемнеет.
Lleris Rotheran: — Ты меня будешь учить пить? Ха! — Ллерис отхлебнула из кружки. — Идём!
Torvar: — Ну, чтож, веди - он сделал глубокий глоток
Lleris Rotheran: — Ха! Миледи! — вполголоса повторила Ллерис.
Lleris Rotheran: Ллерис шла молча, глубоко дыша и смотря под ноги.
Lleris Rotheran: Дойдя до бочек, девушка, держа в одной руке кружку, довольно ловко забралась на ящики, почти не пролив мёд.
Lleris Rotheran: — Забирайся!
Torvar: Сделав глубокий глоток, Торвар поставил кружку на ящик и медленно залез на него
Lleris Rotheran: Ллерис вонзилась взглядом за горизонт.
Lleris Rotheran: — Торвар?
Torvar: — Да? — он утопил свои усы в мёде
http://s9.uploads.ru/t/RBS7C.jpg

Lleris Rotheran: — Ты как скоро собираешься уплыть отсюда?
Torvar: — Может завтра, может сегодня. Всё зависит от погоды, но скорее от трезвости моей команды.
Lleris Rotheran: Ллерис няпряжённо вглядывалась в горизонт.
Lleris Rotheran: — Убирайся отсюда побыстрей. Скоро здесь будет совсем жарко.
Torvar: Громко и откровенно рыгнул
Torvar: — Кхм, что?
Lleris Rotheran: Ллерис рассмеялась, но повторять поступок норда не стала.
Torvar: Торвар снова забурлил усами в мёде
Lleris Rotheran: — Я говорю, бери свою команду и плыви как можно дальше. И будь аккуратен в море. Я здесь не просто так.
Lleris Rotheran: — Я узнала, что на эту деревушку запланирован набег пиратов. Именно поэтому они и попросили меня побыть здесь, — Ллерис кивнула в сторону таверны.
Torvar: — Пиратов? Сюда?
Lleris Rotheran: — То есть...Они ещё не знают, но... Я не должна тебе всего рассказывать. Да, пираты. Грабят прибрежные деревни. Притом как богатые порты, так и самые занюхонные муравейники.
Torvar: — Что здесь грабить? Рыбу? Ворвань? — удивился рыбак.
Lleris Rotheran: — Именно. Я сама этого не понимаю, но мой информатор... кхм... был слишком убедителен.
Torvar: — А что ты... — он будто закончил продолжение, но затем резко продолжил. —Доверяешь этому... информатору?
Lleris Rotheran: — Нет. Но его слова вкупе с тем, что я уже разнюхала, составляют единую картину. К тому же, у нас много информаторов.
Torvar: Торвар недопил кружку, оставивь на дне небольшой слой пьянящего мёда.
Lleris Rotheran: — Если, конечно, вы не привыкли сражаться. Тогда вы бы здесь пригодились.
Torvar: — Ох и необычная же ты...
Lleris Rotheran: — Может быть, — на мгновение данмерка загадочно улыбнулась, но довольно скоро снова вернула серьёзное выражение лица.
Torvar: — Какой прок мне отсиживаться в море, зная, что моих, почти безоружных, друзей будут грабить и убивать здесь...
Lleris Rotheran: Ллерис посмотрела на норда и молча кивнула.
Torvar: — А ты? Ты остаешься здесь? Или у тебя есть дела... или тебе стоит предупредить другие деревни? Ведь в округе не только мы.
Lleris Rotheran: — Я не знаю. Наши информаторы сейчас работают с побережьем, однако было сказано, что нападать будут здесь. Я не могу разорваться по всем местам сразу.
Torvar: — Раз ты остаешься здесь, тебе, как и другим стоит подготовится.
Lleris Rotheran: — Я собираюсь убить их капитана, и протянуть его кишки по палубе, — мрачно ответила Ллерис, глотнув мёд.
Сидя на огромном ящике, они молча вглядывались в краснеющий закат, пока Торвар не прервал тишину.
Torvar: — Уже темнеет, — Торвар резко встал, отчего кружка улетела в воду - проклятье!
Lleris Rotheran: — Неуклюжий хоркер! А ещё меня учил пить! — засмеялась Ллерис.
Torvar: — Я думаю... нам стоит отправляется на боковую, попутно предупредив тех, кто не в курсе...
Lleris Rotheran: — Нет. Никому не говори. Ярл уже в курсе, гарнизон совсем неподалёку. Но мы не должны спугнуть их.
Torvar: Торвар медленно опустил ногу с ящика, прямо на сколькзкую рыбью тушку. Он поскользнулся и упал в воду
Lleris Rotheran: Ллерис расхохоталась
Torvar: —  НЕ ГОЖЕ КРУЖКУ ПОТЕРЯТЬ ВОТ, ДА ВЕДM?! КАК ЖЕ Я ПОТОМ В ГЛАЗА АДЛЕ СМОТРЕТЬ БУДУ!?
Torvar: — ОХ, что только не сделаешь за её мёд… — ворча себе под нос произнёс Торвар, хватаю уплывающую вдаль кружку.
Lleris Rotheran: Ловко спрыгнув, Ллерис, хохоча, протянула руку Торвару.
Lleris Rotheran: — Ох, скамп! Не достаю, ха-ха! — не унималась девушка.
Torvar: —  А ты чего ржешь, как лошадь?! Пора протрезветь. - Он резко дернул руку данмерки, скинув её к себе в воду.
Lleris Rotheran: Ллерис упала. Из-за смеха она чуть было не пошла ко дну, но довольно быстро пришла в себя.
Torvar: — Прелестна водичка... — Протянул норд.
Torvar: Торвар с куржкой в руке, медленно попыл к причалу
Torvar: — А ты плавать-то умеешь?
Torvar: Торвар нервно оглянулся
Lleris Rotheran: Пнув норда в плечо кулаком, поплыла к пирсу.
Вдруг, нагрянул дождь.
Lleris Rotheran: Ллерис строго посмотрела на Торвара и погрозила ему.
Lleris Rotheran: Затем снова рассмеялась и, подставив лицо дождю, направилась к таверне.
Torvar: Он улыбнулся девушке: Купание продолжается!
Lleris Rotheran: — Нет, я к огню, только кружку заберу.
Lleris Rotheran: — Ты со мной?
Torvar: — Конечно, идём, ты ещё не дорассказала свою историю…

+1

37

http://sd.uploads.ru/t/Tv5gE.jpg

Глаз да глаз

@ZmicierVuz
@IcarusWhite

Где-то в глухой таверне на границе Эльвейра и Валенвуда.

Tjahri-Dar: На входе в таверну стоял довольно молодого вида хаджит несуразного вида и курил трубку. Несуразный вид заключался в одежде кота: голый торс, едва сшитая между собой кожанная юбка, украшенная поясом из птичьих черепов. И металлические пластины, постоянно спадающие, кои хаджит всё время поправлял.
Tjahri-Dar: — Этот приветствует тебя, сородич! — выпустив клубы дыма, довольно важно проговорил хаджит.
Ica’Ral: В поле зрения появился сородич того каджита, который направлялся в сторону таверны. Выглядел он довольно просто: кожаный жилет, пояс с кучей подсумков и картой, небольшой меч и кинжал, тканевый головной убор, сшитые всё из того же материала нарукавники. В несколько слов — типичный контрабандист, коим он и являлся на самом деле.
Ica’Ral: - Здравствуй, родич. *Произнес каджит, потирая своё левое запястье* - Я ищу место для отдыха.
Tjahri-Dar: — О! Тогда, должно быть, хаджит зашёл куда нужно!
Tjahri-Dar: — Этот не так давно отдыхает здесь, но здесь есть горячая еда и холодный эль.
Ica’Ral: - То что нужно для хорошего отдыха.
Tjahri-Dar: — Этот предлагает собрату разделить с ним трапезу, — хаджит высыпал пепел из трубки и присыпал ногой, после чего зазывающе махнул собеседнику и отправился внутрь.
Ica’Ral: Снял свой головной убор и положил его недалеко от себя
Tjahri-Dar: Тъяхри-Дар обхватил двумя лапами кружку, отпил и зажмурил глаза от удовольсвия. Затем откинулся на спинку кресла.
Ica’Ral: - Интересное здесь место.
Tjahri-Dar: — Не интереснее любого другого. Этот видел Элден-Рут! Маленькие эльфы живут внутри огромного дерева! Когда-нибудь этот заберётся на самую верхушку! Но не сейчас, — глаза хаджита загорелись.
Ica’Ral: - Элден-Рут? Каджите никогда не слышал об этом месте. *Ика наклонился ближе к столу* - Расскажешь больше?
Tjahri-Dar: Хаджит наклонился к нему, перевешиваясь над столом.
Tjahri-Dar: — Город босмеров! Босмеры с одной стороны, с другой! Вверху и даже внизу! Этот никогда не видел столько босмеров вместе! А ещё там много торговцев, у которых просто под ногами валяются всякие цветные штучки...
Ica’Ral: - Цветные штучки можно одолжить у босмеров... Нет! Каджит не рассказывает о своих планах.
Tjahri-Dar: — Да! Босмеры не любят, когда у них берёшь всякие безделушки. Тджиззрини! Почему? Босмеры даже почти не следят за ними!
Tjahri-Dar: — Хаджит этого не понимает, — кот опустил взгляд, прижал уши и покачал головой.
Ica’Ral: - Что не ясно другу каджиту?
Tjahri-Dar: — Почему босмеры так плохо следят за безделушками, если они им так нужны!
Ica’Ral: - Это всё их вина!
Tjahri-Dar: — Да! И этот так думает! Но босмеры так не думают, нет-нет, — разочарованно произнёс кот и спрятался за огромной кружкой.
Ica’Ral: - Ика'Рал уже как-то продал пару таких вещиц. Но это все вина босмеров, да!
Tjahri-Dar: — Ну... Этот начинает думать, что это всё из-за того, что босмеры не так умны, как хаджиты. Хаджит знает, что это всё жаб, игра! А босмер... Босмер этого не понимает... Не стоит винить босмера, не всем же повезло родиться хаджитом...
Ica’Ral: - Друг каджит говорит правду. Босмеры - маленькие и глупые создания. Все знают, что каджиты превзошли во всём
Tjahri-Dar: — Верно! — Тъяхри даже вздыбил шерсть. — Но какой смысл быть лучшим, если об этом никто не узнает? — кот снова опустил уши.
Ica’Ral: - Надо заявить о себе!
Tjahri-Dar: — Этот был много где. Этот был в Сентинеле, этот был в Валенвуде. Но ни редгард, ни босмер, ни данмер, ни норд, ни орк, ни альмер, никто не знает этого... Это знает только хаджит.
Tjahri-Dar: — Наверное потому, что умный...
Ica’Ral: - Если каджит не похвалит себя - никто не похвалит.
Tjahri-Dar: — О! Этот забыл представиться, — кот хлопнул себя по лбу. — Тъяхри-Дар! — хаджит стукнул себя кулаком в грудь.
Ica’Ral: - Ика'Рал! О-о-очень рад знакомству, друг каджит.
На пороге, наконец, появилась официантка. Увидев Тъяхри, она уронила кружку, схватила стоявшую метлу и стала наступать на хаджитов с криком:
— Снова ты! Я же сказала тебе не появляться больше здесь! Плохой кот! За всё время я не увидела от тебя ни золотого! Ещё и дружка притянул?!
Tjahri-Dar: Хаджит вскочил, взъерошив шерсть.
Tjahri-Dar: — Этот — воин! У этого есть доспехи! Этот сказал, что заплатит!
Tjahri-Dar: — Я тебе покажу "заплатит"! — вскрикнула босмер и замахнулась метлой на кота.
Ica’Ral: - Каджит ничего не говорил! *Он поднялся из-за стола и дал деру вслед за каджитом*
Tjahri-Dar: Хаджит увернулся и на четвереньках ринулся из таверны.
Tjahri-Dar: Ломая ветви, Тъяхри-Дар забрался на ближайшее дерево и, перемахнув за изгородь, исчез.

Отредактировано Zmiciervuz (Вчера 18:51:15)

+1

38

http://sa.uploads.ru/t/vfyjS.png

Инструмент

@ZmicierVuz
@niksamsonoff

Ещё одна глухая босмерская таверна. В пустой зал вошла женская фигура в помятых и грязных доспехах легионера. Хозяин таверны, оценив девушку взглядом, неспешно направился к ней.

Anna Vermelius: - Здравствуйте, есть свободный столик?
Хозяин: - Да, конечно, давайте я вас проведу.
Anna Vermelius: Снимает шлем.
Хозяин: - Чего желаете?
Anna Vermelius: - Чего-нибудь съестного и побольше.
Хозяин:  - Да, конечно. Рагу подойдет?
Anna Vermelius: - Да, и кружку вина.
Хозяин:  - Ожидайте.
Anna Vermelius: Опрокинулась на спинку стула и выдохнула.
Tjahri-Dar: На пороге, мягко ступая и озираясь по сторонам, появляется взъерошенный хаджит в довольно необычном, криво сшитом наряде.
Anna Vermelius: Имперка замечает каджита, вошедшего в таверну. В голову лезут обычные стереотипы о каджитах.
Tjahri-Dar: Хаджит, приглаживая ладонью шерсть, озирается по сторонам и замечает девушку. В имперских доспехах. Кот морщится, однако уже через мгновение выдыхает и, выставив грудь колесом, направляется к единственному посетителю.
Anna Vermelius: Имперка смотрит на каджита равнодушным взглядом.
Anna Vermelius: - Тебе чего, кошак?
Tjahri-Dar: — Этот не хочет помешать воину отдыхать. Но этот подумал, раз девушка — воин, ей будет интересно поговорить с воином!
Tjahri-Dar: Хаджит искрился гордостью за себя.
Anna Vermelius: - Хм....Грубо будет не пригласить тебя к столу...Ладно, присаживайся, поболтаем как воин с воином.
Anna Vermelius: Скрестила руки на груди.
Tjahri-Dar: Кот учтиво поклонился и присел, развалившись в кресле. Мягкий голос, тонкие черты и низкий рост выдавали в хаджите совсем подростка.
Подходит хозяин таверну с рагу и вином.
Tjahri-Dar: — Тъяхри-Дар! — хаджит стукнул себя кулком по груди.
Anna Vermelius: - Я так понимаю это твое имя? Я же Анна.
Tjahri-Dar: — Этот хочет эль! Или... что-нибудь! — обратился к хозяину.
Anna Vermelius: - Просто Анна.
Anna Vermelius: Так что привело тебя в эту таверну?
Tjahri-Dar: — Этот искренне рад знакомству, — хаджит улыбнулся.
Anna Vermelius: Принимает рагу и вино от хозяина.
Поставив рагу, хозяин оценивающе смотрит на кота и молча уходит.
Anna Vermelius: Думает: Ну и чудак этот каджит. Или я давно с ними не общалась?
Tjahri-Dar: — О! Этот любит ходить. Путешествовать. Да! Этот много где бывал!
Anna Vermelius: - Хорошо, ты наемник?
Anna Vermelius: Еще раз осмотрела каджита.
Tjahri-Dar: — О, нет! Этот простой ренридж. Но этот думает, что может стать джихатт. Хаджиты не любят, когда их называют джихатт, ренридж. Но этот смотрит не на слова. Этот смотрит в суть.
Anna Vermelius: Вопросительно посмотрела на кажита.
Anna Vermelius: - Ты конечно прости, но я не понимаю ваших "Джихат"или"Ренидж"
Tjahri-Dar: Кот искоса поглядывал на проём, из которого должен был появится босмер с его напитком. Кроме того, он избегал смотреть в единственный уцелевший глаз Анны.
Anna Vermelius: Делает глоток из кружки.
Tjahri-Dar: — Этот просит прощения, — хаджит склонил голову и опустил уши. — Иногда этот забывает, что его сложно понять. Джихатт — это тот, кто сражается за всякие блестящие монетки.
Anna Vermelius: - Поняла....
Tjahri-Dar: — А ренридж... — кот задумался, уставившись в потолок. — Наверное, это значит "бродяга". Но этот и есть тот, кто бродит.
Tjahri-Dar: — А воин? Откуда воин? Хаджит думает, что перед ним — имперский воин...
Anna Vermelius: - Хм... Ты ведь в курсе последних событий в Тамриэле? Вона альянсов и прочее…
Tjahri-Dar: — Да... — осторожно произнёс хаджит. — Этот совсем недавно пересёк границу Сиродиила. Этот... узнал доспех, — хаджит замялся.
Anna Vermelius: - Отлично, не придется втирать тебе про политику. Ненавижу политику. Так вот, была я раньше центурионом в Сиродииле. Командовала центурией на одном из пограничных постов.
Tjahri-Dar: Хаджит навострил уши и весь превратился во внимание. Он далеко не всё понимал, но не хотел показаться глупым в глазах воина.
Anna Vermelius: Нахмурилась, пытаясь вспомнить что-то.
Anna Vermelius: - На наш пост напали. Бились мы долго.
Tjahri-Dar: — Кто напал? — поспешил спросить хаджит.
Anna Vermelius: - Мы сами толком не поняли. Это произошло ночью. Видно было что воины были рослые. Думаю эльфы, черт их дери. Но не в этом суть.
В дверях появился хозяин таверны. Вальяжно подойдя к хаджиту, он грубо поставил кружку перед ним. Хаджит посмотрел тому в глаза, поклонился и принял кружку. Посмотрев на спутницу кота, хозяин снова вышел.
Anna Vermelius: - В последнем решительном штурме мы проигрывали, но предусмотрели пути отхода. Как из пустоты появился чертов небесный якорь. Открылся портал и стали сыпаться даэдра толпами.
Tjahri-Dar: Тъяхри-Дар, довольный, обхватил кружку двумя лапами и сделал пару глотков.
Tjahri-Dar: — О! Этот видел такой! В Алик'ре!
Anna Vermelius: - Началась настоящая бойня...
Anna Vermelius: С ужасом посмотрела на своих руки…
Anna Vermelius: - В Алик'ре тоже?!
Tjahri-Dar: Кот уловил взгляд Анны и притих.
Tjahri-Dar: — Да. Этот видел один, когда вышел из Бергамы. Но якорь был далеко. Этот не стал подходить ближе.
Anna Vermelius: Задумалась...."Неужели по всему миру так?"
Anna Vermelius: - Так вот, я потеряла почти весь центурий. Не получила ответа от легиона и штаба. Нас осталось меньше 20 легионеров. Мы решили сами дойти до штаба, объединить силы и перегруппироваться.
Tjahri-Dar: — Этот сожалеет... — хаджит покачал головой.
Anna Vermelius: - Не стоит. Твои сожаления не вернут мне моих солдат. Оказалось, командование уже перестало существовать. Что случилось с Императором тоже не понятно.
Tjahri-Dar: — Воин там получила свои шрамы?
Anna Vermelius: - Да... - коснулась пальцами ожогов и не доводя руку до глаза, отдернула её.
Tjahri-Dar: — Ваба до'шур'до. Этот думает, что лучше, когда душа красивее тела, чем наоборот...
Anna Vermelius: - Ха, надеюсь это комплимент. - Проскочила мимолетная улыбка.
Tjahri-Dar: Хаджит улыбнулся и легко кивнул головой. Затем поднял свою кружку и протянул в сторону Анны, бросив взгляд на её напиток.
Anna Vermelius: - Теперь столица кишит даэдра и солдатами этих альянсов, которые только ждали падения бастионов Империи...
Anna Vermelius: Делает глоток из кружки, доедая рагу.
Tjahri-Dar: — Этот хочет выпить за доблесть! — воскликнул хаджит, не опуская руки и ожидая реакции Анны.
Anna Vermelius: - Да, давай, за павших бойцов.... - Сделала паузу, и выпила до дна.
Anna Vermelius: - Хозяин! Эля!
Хозяин кивнул.
Anna Vermelius: - Оставшиеся солдаты разбежались, кто куда.
Tjahri-Dar: Кот старался выпить всё залпом, однако не сумел и отставил эль в сторону. Затем внимательно стал разглядывать доспех имперки.
Anna Vermelius: - Кто-то в разбойники, кто-то просто осел где-то, кто-то стал наемником вроде меня. - Стукнула себя по нагруднику доспеха.
Tjahri-Dar: — И всё же... — задумчиво протянул хаджит, будто подбирая слова. — Голову и сердце этого грызут вопросы, словно маленькие жучки в стволах здешних домов.
Anna Vermelius: Доспех имперки был далеко от идеального состояния. Весь в ссадинах, царапинах, вмятинах.
Хозяин подходит к столу, стараясь не глазеть на шрам имперки, ставит на стол кружку эля.
Tjahri-Dar: — Когда это пересекал Золотой Берег, этот видел... страшные вещи... Этот видел, как имперцы ловили босмеров и хаджитов, как резали их и заковывали в цепи... Теперь этот знает, что имперцы сражались с даэдра. Но тогда почему имперцы действуют, как даэдра?
Anna Vermelius: - Хм....Твой вопрос достаточно обширен. - С ухмылкой произнесла имперка.
Anna Vermelius: - Рабство, подкупы, убийства, кражи, предательства… Это относится ко всем, не важно кто ты, каджит или имперец.
Tjahri-Dar: Хаджит отвёл взгляд и прижал уши, вспоминая картины облав легиона на караваны беженцев и торговцев.
Anna Vermelius: - Помню, как-то раз меня послали проверить дороги возле границы.
Tjahri-Dar: — Может, воин и права. Луны светят всем одинаково, но не каждый смотрит выше собственного хвоста...
Anna Vermelius: - Возможно....
Tjahri-Dar: — Так что было дальше? На дороге?
Anna Vermelius: - Обнаружили четырех босмеров. Мы подумали мол, разведчики Доминиона. Но больно то они не походили на лучников и следопытов, которыми так славятся босмеры.
Tjahri-Dar: Хаджит сделал ещё пару глотков. "Жаль, этот так и не успел поймать птичку..."
Anna Vermelius: - Это были обычные беглецы. От чего они бежали? От кого? Не понятно. Я конечно слышала про жесткую иерархию и высокомерие эльфов. Но чтобы так… Обычная семья босмеров пытавшихся пересечь границу в столицу... Насколько они отчаялись? Что же их сподвигло пойти на самоубийственную идею? Ведь пересечение границы в лучшем случае карается рабством, а в худшем смертью....
Tjahri-Dar: — Кажется, этот знает ответ.
Anna Vermelius: - Да? Ну поделись предположением. Я не была в эльфийских городах.
Tjahri-Dar: — Воин знает, что значит Эльсвейр?
Anna Vermelius: - Да, слышала.
Tjahri-Dar: — Воин не знает, что значит Эльсвейр. Иначе воин бы не спрашивала у хаджита.
Anna Vermelius: - Это же страна котов? Нет?
Tjahri-Dar: — Эльсвейр значит "где-то-там", — хаджит довольно улыбнулся и сложил когтистые лапы вместе.
Anna Vermelius: - Интересное видение...
Anna Vermelius: - Вы ведь сейчас в союзе с Альдмерским Доминионом...
Tjahri-Dar: — Когда этот был котёнком, ему рассказали историю. Давным-давно хаджиты жили своими кланами. И никто не стоял выше кланов, а кланы не могли дотянуться рукой дальше своего носа.
Anna Vermelius: Делая глоток, продолжает слушать.
Tjahri-Dar: — Хаджит испытал много бед, очень много бед, — хаджит почти мурлыкал, что добавляло уюта за столиком. — Осталось только два королевства. Король и королева. И тогда они поженились. И они назвали новую страну Эльсвейр. "Где-то-там". Потому что где-то-там всегда лучше, чем здесь, — хаджит откинулся на спинку кресла и, достав трубку, стал вертеть ей в руках, чуть покачивая кончиком хвоста.
Anna Vermelius: - Ха! - Засмеялась от забавной концовки.
Tjahri-Dar: — Именно поэтому все всегда бегут. Или нет.
Anna Vermelius: - Интересная точка зрения. - Улыбаясь, произнесла.
Anna Vermelius: - Ты путешествуешь один? Вы же обычно караванами ходите.
Tjahri-Dar: — Да. Когда-то давно этого оставили, когда он был ещё котёнком. Но этот решил: вар вар вар, и отправился сам. И тогда этот вырос. Этот научился многому сам.
Anna Vermelius: Одобрительно взглянула на каджита.
Tjahri-Dar: — Ловить птичек, танцевать под Лунами... Этот старался услышать шёпот Кенарти, этот шёл по Лунам, а когда они прятались, этот бежал за Азурах. Или от неё.
Anna Vermelius: - Вы каджиты всегда были какими-то странными. - Улыбаясь, сказала.
Tjahri-Dar: — Но этот не сожалеет. Фусозай вар вар! Этот рад! Теперь этот стал Тъяхри-Дар! — хаджит положил руку на грудь.
Tjahri-Dar: — Хаджит считает, что в этом мире всё, что находится по ту сторону глаз, странное.
Anna Vermelius: - Да, думаю ты прав. – Нахмурилась.
Tjahri-Dar: Хаджит всмотрелся в лицо имперки, пытаясь уловить её настроение.
Anna Vermelius: - Так куда ты направляешься?
Tjahri-Dar: — О, этот идёт в никуда. Этот бродит по Валенвуду. Этот не знает, куда идти, — хаджит опустил голову и хвост.
Anna Vermelius: - Бродяга... Понятно... Я вот по контракту направляюсь...
Tjahri-Dar: — И куда воин направляется?
Anna Vermelius: - В Гленумбру, меня попросили... Нет, не так. Меня наняли обучать солдат Ковенанта.
Tjahri-Dar: — Хм... Этот иногда думает, что все войны от того, что есть солдаты...
Anna Vermelius: - Ну, это основы государствостроения, если можно так сказать. Солдат - это работа, такая же как и каменщик, гончар или торговец.
Tjahri-Dar: — Верно. Как нет каравана без торговца, так и нет войны без солдата.
Anna Vermelius: Опрокинулась на спинку стула и посмотрела в потолок.
Anna Vermelius: - Не то чтобы не было войн без солдат, убить может каждый, не обязательно быть для этого солдатом. Вообще лучше не затрагивать эту тему, спать проще будешь....
Tjahri-Dar: — Но разве воин когда-нибудь видела хоть одну без солдат? Этот думает, что война и драка — не есть одно и то же...
Tjahri-Dar: — Да! Этот согласен...
Tjahri-Dar: Хаджит сделал ещё пару глотков.
Anna Vermelius: Делает глоток из кружки.
Tjahri-Dar: — Кроме войны, что любит воин?
Anna Vermelius: Рассмеялась.
Anna Vermelius: - Ух....Спросишь тоже... - посмотрела вверх, задумалась.
Tjahri-Dar: — Да! Ведь можно любить многое. Например, этот любит танцевать.
Anna Vermelius: - О... Нет, не люблю танцевать и напыщенные банкеты. Никогда не любила их.
Anna Vermelius: - Наверное, гулять в лесу. Да, думаю так. Подумать, помечтать. Я часто в детстве ходила гулять в лес. Возле моего имения был лес, принадлежавший моей семье. Не то, чтобы мы были богаты, но земель было не мало.
Tjahri-Dar: — Тогда воин пришёл туда, куда должен был: весь Валенвуд — лес!
Anna Vermelius: - Возможно ты прав. Но этот лес отличается от того, в котором я гуляла. - Улыбнулась.
Anna Vermelius: - Дети. Люблю детей.
Tjahri-Dar: — Но ведь мечтать можно и в этом лесу?
Anna Vermelius: - Мечтать можно в любом месте, - заметила имперка.
Tjahri-Dar: — Дети? Когда-то этот тоже был котёнком. Этот почти уверен, что воин тоже была когда-то котёнком.
Anna Vermelius: Отмечая замечательную логику мышления каджита, улыбнулась.
Tjahri-Dar: — Но воин любит мечтать в лесу...
Anna Vermelius: - Конечно была.
Anna Vermelius: - Люблю путешествовать. Возможно это и стало причиной, по которой я стала солдатом.
Tjahri-Dar: — Но теперь воин может путешествовать и не быть солдатом, верно?
Anna Vermelius: - Верно…Но стоило ли оно того? Я променяла жизнь защитницы на жизнь наемника. Погибли люди. Семьи, солдаты. Я тут, сижу, общаюсь с тобой. Я не смогла их защитить.
Tjahri-Dar: — Вот этот никогда не был солдатом. И вокруг этого редко кто умирает.
Anna Vermelius: Тяжело вздохнув, посмотрела на своих руки.
Tjahri-Dar: Снова взглянул на Анну.
Anna Vermelius: - Хорошо, что "этот", надеюсь, так и не узнает, как это происходит и какая ответственность следует за этим.
Tjahri-Dar: — Но ведь это не конец. Теперь нет Анны-солдата. Есть Анна. Та, которая сегодня. Которая пьёт с этим. Анна всегда может изменится. В любом случае, Алкош всегда выдыхает, но редко вдыхает обратно. Прошлую Анну уже не вернуть. Может, стоит тогда заботится об Анне-сегодня?
Anna Vermelius: - Нет... "Бывших легионеров не бывает". Это первое чему нас учат в легионе. Все мы семья. И теперь я чувствую себя предателем, трусом, который сбежал.
Anna Vermelius: - Но, если объявится Император, если есть хоть луч надежды вернуть столицу.... Я не буду колебаться!
Tjahri-Dar: — Ваба до'шур'до. Но ваба маасзи ладжито.
Anna Vermelius: - Не хватало, чтобы эльфы засели в Белой Башне...
Tjahri-Dar: — Быть смелым хорошо, но порой бежать необходимо.
Anna Vermelius: - Тебе легко говорить.... У тебя не было в подчинении более 50 людей, у которых были семьи. Они тоже хотели вернуться и жить мирно. Поэтому я и приняла контракт на обучение новобранцев. Я верю, что смогу их подготовить в сражению, выжить, вернуться...
Tjahri-Dar: — Возможно, этот не всё хорошо понимает. Этот просит прощения, если говорит глупости. Но воин будет обучать новобранцев, которые будут убивать таких же новобранцев. С семьями, с друзьями.
Anna Vermelius: Скрестила руки. Фыркнула.
Tjahri-Dar: — Хаджиту трудно понять, в чём отличие, — хаджит покачал головой.
Tjahri-Dar: — В Аликр'е хаджит думал, что Империя воюет и с Ковенантом...
Anna Vermelius: - ИМПЕРИИ БОЛЬШЕ НЕТ! - Встала и ударила кулаками стол, что тот чуть не треснул.
Anna Vermelius: - Нету...
Tjahri-Dar: Хаджит отпрянул, чуть не упав со стула.
Tjahri-Dar: — Этот... Этот просит прощения. Иногда язык этого бежит быстрее за мысли... — тихо пробормотал испуганный кот.
Anna Vermelius: - Мы умирали, ради обычных людей, которые жили мирной жизнью.... Мы умирали за их благополучие…. И что теперь?! Кто-то предал нас! Даэдра! Альянсы! Эта чертова война! Ты говоришь, что мы будем убивать таких же новобранцев!? Но они тоже будут нас убивать! Ты бы стал стоять на месте, когда тебя пытались бы убить? Нет.
Tjahri-Dar: Кот молча испуганным взглядом следит за имперкой, готовый в любое мгновение вскочить со стула.
Anna Vermelius: - Я не думаю, что кто-то должен победить. Это для меня уже не важно. Уже ничего не важно...
Anna Vermelius: Села, с участившимся сердцебиением...
Anna Vermelius: - Я вообще не понимаю ничего. Кому нужно было это кровопролитие?
Tjahri-Dar: Хаджит аккуратно взял кружку, не спуская глаз с имперки, опрокинул и сделал последние глотки из кружки.
Anna Vermelius: - Я не вижу смысла в этой войне... Столица превратилась в оплот некромантии, ходячих мертвецов, и солдат, которые не понимаю за что вообще сражаются... Им просто казали - "Это ради вашей родины". И все. И сейчас они стоят там, рубят друг друга на куски. Считая, что он прав. Все не так просто, как кажется... И пока они там рубят друг друга, настоящий враг пополняет себе армию из их трупов. Даже неофиту ясно, что это проделки Молаг Бала, и его приспешников. И "Великие Альянсы" дерутся за "Трон"
Anna Vermelius: Делает последний глоток.
Tjahri-Dar: Хаджит ожидал, пока имперка закончит свою тираду и успокоится. Он многое не понимал в этой жизни и всегда поступал так, как считал нужным. Редко он видел того, кто понимал, что всё неправильно, но всё равно продолжал это делать. Однако перечить больше он не хотел...
Anna Vermelius: Облокотилась на спинку стула….
Anna Vermelius: Шепотом...
Anna Vermelius: - Что толку от власти, когда некому подчиняться тебе? Не понимаю.
Tjahri-Dar: — Этот... — слегка дрожащим голосом начал хаджит и осёкся.
Anna Vermelius: - Прости....- Замечая испуг каджита. - Перегнула палку.
Anna Vermelius: Посмотрела пустым взглядом в стол.
Tjahri-Dar: — Просто этот... этот не так давно стал воином. Дня три как. И этому кажется странным то, чего он не понимает. Возможно, когда этот наберётся опыта, этот всё поймёт. Или окончательно запутается, — полушёпотом закончил мысль хаджит.
Anna Vermelius: - Одно дело, когда ты просто наемник...Получил работу, сделал, забыл. Другое, когда ты винтик в политической машине.
Tjahri-Dar: — Этот — не винтик, этот — хаджит.
Anna Vermelius: - Ты знаешь, что многое ошибочно и не верно. Но ничего не можешь изменить. Ты обязан подчиниться…
Anna Vermelius: - Да-да. Я знаю.
Tjahri-Dar: — И этот подчиняется только себе... — неуверенно продолжил кот.
Anna Vermelius: - И оставайся при этом положении.
Tjahri-Dar: — Этот запомнит напутствие опытного воина. Но теперь этот должен идти. Этот благодарен за компанию и просит прощение за свой язык...
Anna Vermelius: - Ведь во войнах виноваты не солдаты.... А правители которым они подчиняются. Солдат - это оружие, инструмент. А рука которая делает взмах этим оружием - король или королева, возомнившая себя всемогущим…
Anna Vermelius: - Уже? Точно. У меня скоро корабль.
В таверну заходит матрос, юнец.
Матрос: - Анна Вермелиус! Мы скоро отбываем!
Anna Vermelius: - Да, я скоро буду. - Ответила имперка.
Anna Vermelius: Встала, нацепила меч и щит.
Tjahri-Dar: Кот обернулся. Самое время было бы уйти, однако имперка произвела на него впечатление. Он, нахмурив лоб, достал пару монеток.
Anna Vermelius: Взяла шлем в руку. Достала кошель и выложила на стол.
Anna Vermelius: - Хозяин! Плата!
Anna Vermelius: Надевает шлем.
Tjahri-Dar: Кот проследил взглядом за оплатой.
Anna Vermelius: - И да, каджит - миролюбивец, война не делит на плохих или хороших. Она просто наслаждается страданиями всех и тихо смеется тебе в спину.
Tjahri-Dar: Хаджит лишь покачал головой.
Anna Vermelius: Кивнула в знак прощания .
Tjahri-Dar: Кивнул в ответ.
Anna Vermelius: Направилась к выходу, походкой бывалого солдата. Мягкой, тихой, но в тоже время уверенной, опираясь на рукоять меча рукой.
Tjahri-Dar: — Всё равно этот не понимает, — дождавшись ухода имперки, хаджит продолжил разговор сам с собой. — Каждый в этом мире — маленькая птичка. Есть птички свободные, есть птички в клетках... А есть такие, которые видят, что они в клетке. Дверца открыта, но птички продолжают и дальше сидеть в клетках, зачем? Этому не понять, нет-нет. Возможно, это всё потому, что Азурах создала хаджитов самыми умными и с самым острым зрением. Хаджит видит прутья, хаджит видит дверцу, хаджит понимает, куда лететь... А другие, они слепы и глупы. Что ж, хаджит в этом не виноват…
Tjahri-Dar: Кот вздохнул и поднялся. Посмотрев на монетки на ладони, он бросил их возле пустой кружки. Затем, подумав, он подобрал оставленный имперкой мешочек, положил за пазуху и быстрым шагом направился к выходу.

+3


Вы здесь » [ESO] Русскоязычное ролевое сообщество » Ролевые ивенты » Перекрёстки Тамриэля: встречи случайные и не очень